В пятницу, в канун Международного дня матери, Дмитрий Медведев и Владимир Путин встретились с тринадцатью представительницами прекрасного пола - участницами Форума женщин. Президент и премьер решили обсудить с ними проблемы семьи и материнства.

- Я - этническая чукчанка, - представилась Айнана Тагрина, активистка клуба «Многонациональная Россия» и программный директор «Этно-радио». Девушка рассказала, что уже 5 лет не была на Чукотке. Билеты не по карману. Чтобы долететь только в одну сторону, нужно выложить 80 тысяч рублей. К тому же, рассказала Айнана, ей страшно приезжать в чукотские села, поскольку народ там просто спивается.

- Коньяк и водку продают за сто рублей. Что это за алкоголь? Самое страшное, что начинают пить дети 11 - 12 лет, - сообщила Айнана.

- Водка и коньяк за 100 рублей явно паленые. И с этим вам нужно будет отдельно разобраться, - заметил Путин, посмотрев на сидящую рядом девушку-полицейского.

А Айнана тем временем перешла к хорошим новостям.

- У нас на Чукотке демографический бум. Особенно когда привезли строителей, выросла рождаемость, - призналась она.

- Я был у вас. Я первый руководитель государства, который долетел до Анадыря! - вступил в разговор Медведев. - Перемены есть, они сразу бросаются в глаза.

Айнана поинтересовалась у президента и премьера, какую музыку они любят.

- Мои музыкальные пристрастия менялись с взрослением. Школьником я не слушал советскую музыку, считал, что она идеологизированная и нечестная. Я слушал хард-рок, - сказал Медведев. - А потом стал слушать джаз, классику, этническую музыку. Российскую тоже слушаю. Особенно рок-группы.

- Я русский. Я люблю русскую музыку! - ответил Путин. - Слушаю легкую классику и джаз.

Ведущая телерадиокомпании «Ника» Марина Глушенкова сообщила, что она мама семерых детей. Путин, глядя на эту молодую женщину, не поверил своим ушам.

- Что, все ваши? - уточнил он.

- Да, я родила семерых детей! - сообщила Марина и посетовала, что отсрочки от армии заканчиваются быстрее, чем призывной возраст.

- Давайте я отвечу, я пока Верховный главнокомандующий! - придвинулся к микрофону Медведев.

- Мы с Дмитрием Анатольевичем, кстати, тоже служили. Правда, недолго. Мы оба артиллеристы, - не отрывал глаз от девушки Путин.

Я в артиллерийской службе больше продвинулся! - шутливо ответил Медведев и заверил, что срок службы в армии не увеличится.

- Один год, и все, - пообещал президент. - При этом мы сохраним комплектование и по призыву, и за счет контрактников. Эта пропорция через 5 - 7 лет должна быть 10% к 90 или 20% к 80. Призыв останется, но служить пойдут только те, кто считает это для себя важным и необходимым. Все остальное будут делать люди, принятые по контракту.

По словам Медведева, уже в этом году контрактников в армии стало больше.

- К тому же в горячие точки направляются преимущественно контрактники, - заметил Путин.

- Даже не преимущественно, а обязательно! - поправил Медведев.

- Это очень дорогая часть контракта, - продолжал премьер.

- Но ее придется пройти, - добавил президент.

Возвращаясь к проблемам материнства, Путин призвал женщин больше рожать и по праву пользоваться материнским капиталом.

- Эта программа закончится, надо спешить! - заметил премьер.

- Но все обязательства, порожденные этой программой, будут продолжаться! - пообещал президент.

- Сейчас сюда приедет наш коллега - Александр Лукашенко, - стал заканчивать разговор Медведев.

- А мы его к вам не можем подпустить! - сообщил Путин.

- Он что, обидится? - удивились женщины.

- Он-то что, мы обидимся! - ответил президент.

- Все же в нашей противной, тяжелой работе иногда случаются положительные вещи, - продолжал прощаться с женщинами Путин.

- Может, я скажу не очень корректную вещь, но мне сейчас не очень хочется уходить от вас к своему коллеге, - признался Медведев.

На вопрос про погоду ему эхом (Москвы) ответила программный директор "Этнорадио" Айнана Тагрица: "Бодрит". Это было некоторым преувеличением, так как выяснилось, что Айнана Тагрица — чукчанка (Владимир Путин некоторое время отказывался в это верить, так как девушка и в самом деле не производила такого впечатления) и плюс 4°C бодрить ее не могут. Девушка деликатно, но твердо попросила не называть ее чукчей, потому что ч
Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/1825516укчи — это мужчины, а Айнана — женщина. Более того — женщина России (организатором встречи с той стороны баррикад и в самом деле было общественное движение "Женщины России" неукротимой Екатерины Лаховой).

— Я этническая чукчанка,— повторила девушка.— К сожалению...

— Почему "к сожалению"? — пытался успокоить ее Дмитрий Медведев.— К счастью! Вот Роман Аркадьевич (Абрамович, бывший губернатор Чукотки.— "Ъ") не этнический чукча, а всем округом управлял!

То есть, если бы был чукча, все у него получилось бы еще лучше.

Девушка между тем, похоже, не просто смутилась, а пожалела, что пришла сюда. К тому же быстро выяснилось, что чукчанка она все-таки "к сожалению". Потому что, когда Владимир Путин попросил ее рассказать, как дела у чукчей и чукчанок, она вздохнула:

— Я надеялась, что вообще не буду говорить! Дело в том, что моя позиция по некоторым вопросам резко расходится!..

Тандем встрепенулся:

— Говорите-говорите!

— Понимаете, у нас на Чукотке,— рассказала девушка,— существует огромная проблема алкоголизма. Я уже пять лет живу в Москве и первое время, когда я здесь рассказывала об этом, все время плакала. Когда я вижу своих друзей, своих братьев и сестер...

— Народ спивается? — переспросил Владимир Путин.

Айнана Тагрица не дала в обиду ни друзей, ни братьев, ни сестер:

— Спаивают! Когда привозят коньяк по 100 руб., водку по 100 руб., да в таких количествах... Мальчики 12 лет пьют, 10 лет...

Легкая и необременительная беседа вдруг превратилась в действительно страшную историю, которую эта девушка рассказывала так легко, как будто готовилась к ней всю жизнь. Может, так и было.

— Откуда везут? — мрачно спросил премьер.

— Из России, — с недоумением ответила девушка.

— Понятно, что из России.

— А! Из Владивостока в основном. И спирт везут...

— Как можно вообще этиловый спирт везти туда, где у людей этот... фермент отсутствует? — еще больше помрачнел премьер и спросил, какая ситуация в целом в Чукотке.

Премьер не хотел продолжать этот разговор, но можно не сомневаться, он будет иметь продолжение. А потому что не надо было десятилетних трогать.

В целом, выяснилось, у Чукотки есть шансы:

— Роман Аркадьевич!.. На Чукотке на него молятся как на бога! — рассказала Айнана Тагрица.

А вот насчет бога было уже лишним, это было видно по выражению лиц тандема. Божественного начала в избытке было и в этой беседке.

— Конечно, есть нюансы! — поправилась девушка.— Но отстроены целые села, построены коттеджи! У нас демографический бум начался! Особенно когда привезли строителей (коттеджей.— А. К.)! Чукотка обрела новое дыхание!

И оно явно участилось.

— У нас летают двухэтажные "боинги"!.. Правда, цены...

— Я был у вас,— вступил в разговор Дмитрий Медведев.— Я — первый руководитель государства, который был у вас. Да, перемены есть.

Особенно они заметны с тех пор, как здесь не был второй (на сегодня) руководитель государства, который никак не среагировал на это, по сути, обращение к нему.

— Но остается проблема,— продолжила девушка,— связанная с состоянием генофонда!

— Это весьма и весьма интересно,— сказал Дмитрий Медведев.— А как "Этнорадио" поживает?

Девушка хотела ответить, но премьер перебил:

— То, что там водка и коньяк по сто рублей,— конечно, палевые! С этим вам надо будет отдельно разобраться,— произнес Владимир Путин, обращаясь к Дмитрию Медведеву.

Президент не спешил кивнуть.

Девушка между тем уже спрашивала, какая музыка нравится тандему. Президент рассказал, что когда ему было 15-16 лет, отечественная музыка казалась ему идеологизированной и нечестной, поэтому он слушал иностранную, рок и хард-рок. Позже стал слушать все-таки классику и джаз.

— Некоторая этническая музыка успокаивает нервы,— добавил президент,— можно работать под нее, я даже диссертацию писал под музыку...

Хотелось бы, конечно, взглянуть на эту исписанную нотами диссертацию.

— А я русский! — сказал Владимир Путин.— И я люблю русскую музыку!.. Воспитывался в семье, где любили русскую музыку! Легкую классику сначала любил... И люблю джазовую.

Следующая женщина России, Елена Шилова из Костромской области, тоже честно сказала, что больше всего ее беспокоит, что пьют уж очень на селе, тем более у нее в Костромской области, в том числе молодежь — пиво и слабоалкогольные напитки.

Такая уж, видно, бабья доля — вечно думать об этом горькую думу. А вот мужики к этой проблеме как-то спокойней относятся.

— Семьи разводятся,— говорила Елена Шилова.— А как? На принудительное лечение отправить его ведь не можем...

Президент добавил, что, по его наблюдению, чем дальше на север, тем больше и пьют. Он напомнил, что есть уголовная ответственность за продажу алкоголя несовершеннолетним, но Елену Шилову это, похоже, не впечатлило, так же как и предложение поменять национальные стереотипы.

А господин Путин рассказал про одного знакомого батюшку, который приехал на место службы и первым делом отстроил там с божьей помощью "не храм, а тюрьму, куда помещали пьяниц" (то есть, видимо, все-таки, медвытрезвитель).

Более оптимистичным было выступление олимпийской чемпионки 1996 года по спортивной ходьбе Елены Николаевой из Чебоксар. Там все в общем-то хорошо.

— Как удается Чувашии выигрывать все мировые первенства по спортивной ходьбе? — с неприкрытым уважением спросил премьер.

Елена Николаева с готовностью рассказала: когда она училась, до школы было пять-шесть километров, вот она и ходила. А потом автобусы пустили, но, видимо, было поздно: она уже начала выигрывать.

В этом многокилометровом эпосе была только одна лишняя деталь: премьер, видимо, перепутал Чувашию с Мордовией, где и автобусы до школ еще раньше стали ходить, а все равно до сих пор жительницы республики во главе с губернатором Меркушкиным все соревнования выигрывают. А Чувашия в этом смысле гордится одной Еленой Николаевой. А за господина Меркушкина обидно: столько лет работы — и все насмарку, все равно это все Чувашия...

Слово наконец получила сидящая между президентом и премьером мать семерых детей Марина Глушенкова. Она по понятным причинам озабочена состоянием армии и флота, в частности их переходом на контрактную службу. Дмитрий Медведев заверил ее, что армия идет к преимущественной контрактной службе, что "решение продвигаться к профессиональной армии было политическим" и что путь этот займет еще пять-семь лет. А Владимир Путин вдруг вспомнил, как служил "вместе с Дмитрием Анатольевичем... недолго... но в артиллерийских войсках..."

Похоже, премьер тут развлекал себя сам.

— Только я больше продвинулся по службе,— добавил Дмитрий Медведев.

Марина Ляданова, мастер отделения производства полиуретанов ЗАО "Блокформ", расспрашивала президента про материнский капитал. В основном ее интересовало, сколько лет еще продолжится его выдача. Дмитрий Медведев подробно ей все рассказал.

— Да,— добавил Владимир Путин.— Но он когда-нибудь закончится. Поэтому надо спешить! Девушки, спешите!

Девушки, похоже, восприняли это как сигнал к окончанию беседки.

Но было рано. Еще не выступила "миссис Мира-2011" Алиса Крылова, которая сидела на самом краю стола, но все равно ее было хорошо видно — тем, конечно, кто хотел. Алиса Крылова принимала различные позы, демонстрирующие внимание к происходящему, улыбалась в принципе в нужных местах, но пока не произнесла ни слова. То есть позиция у нее пока была стопроцентно выигрышная.

А вот другая олимпийская чемпионка, по конькобежному спорту, вернее, депутат Госдумы Светлана Журова, перестав бегать, заговорила так, что теперь не понятно, что ей дано богом лучше. В этот день ей дано было богом (или кто там распределял вопросы) говорить про дискриминацию женщин в вопросах приема на работу (если быть точным, это был вопрос предыдущего оратора, а она потом задала свой, но и про это промолчать не смогла).

Дмитрий Медведев заявил, что государство должно обратить на это внимание, хотя это и трудно: "Раньше можно было обратиться в партком и тебя восстановили бы, а сейчас почти все предприятия частные, и докажи, почему не взяли: образования нет, не понравилась, или ребенок у тебя?"

— Но это могут делать суды,— добавил президент.

— С мужиками-то проще,— вздохнул Владимир Путин.

— Когда как,— отозвался Дмитрий Медведев.

Каждый имел в виду что-то свое.

Встреча продолжалась уже почти два часа, и уже Дмитрий Медведев рассказал, как надеется, что доживет до того дня, "когда кто-то из вас возглавит государство".

Владимир Путин деликатно промолчал.

Впрочем, Дмитрий Медведев, возможно, имел в виду всех присутствующих.

Таки или иначе, чтобы это произошло, им обоим предстоит совершить усилие надо собой.

Но все-таки пора было заканчивать:

— Я бы говорил с вами еще, но вот сейчас сюда приедет наш коллега Александр Григорьевич Лукашенко...

Президент Белоруссии и в самом деле вскоре приехал. Были подписаны соглашения о сдаче, вернее о продаже еще остававшихся у Белоруссии 50% "Белтрансгаза"; утверждена цена в $164 за тысячу кубометров вместо $250 — в благодарность, очевидно, за "Белтрансгаз"; о кредите на строительство АЭС в Белоруссии... Все эти примиряющие Белоруссию с действительностью (в том числе и с российской) события случились вечером.

— Да, Александр Григорьевич,— подтвердил женщинам России Владимир Путин.— Но мы его к вам не можем допустить.

— Обидится? — несмело предположила одна девушка.

— Обидится?! — переспросил Дмитрий Медведев.— Мы обидимся!

Логично было, что после этого выступила наконец "миссис Мира-2011". Алиса Крылова, волшебно волнуясь, рассказала, как трудно было побеждать матери во имя страны и как она поняла, что "для этого надо перевернуть мир", и как она его перевернула.

Но тем не менее Алиса Крылова во весь рост поставила перед собравшимися и ряд проблем.

— По возможности прошу вас,— произнесла она, обращаясь к членам тандема,— если будете говорить с предпринимателями среднего и большого бизнеса, спросите у них, почему они не хотят...

Я, честно говоря, удивился. Мне казалось, это утверждение в целом не соответствует действительности.

— Вкладываться в благотворительность! — закончила Алиса Крылова, и я вздохнул с облегчением.

Закончила эту встречу гендиректор ЗАО "ИнфоВотч" Наталья Касперская. Она предложила подумать, как оградить детей от опасного контента в интернете: порнографии, педофилии, мата. По ее мнению, к этому надо привлекать, кроме прочего, правоохранительные структуры.

— Надо бы создать комиссию, которая занималась бы борьбой с информационными угрозами,— заявила она.

— Если бы вы,— сказал премьер, повернувшись к президенту,— поручили Совету безопасности подумать на этот счет...

Какой-то рубеж Владимир Путин тут точно перешел.

— У меня, конечно, есть соображения по этому поводу... — подумав, ответил Дмитрий Медведев.— Но у меня нет уверенности, что это для Совбеза... Там нет экспертов...

— Привлечь,— посоветовал премьер.

— Может быть, сделать это на площадке правительства? — неожиданно перешел в наступление Дмитрий Медведев.

Он рассказал, что для решения этой проблемы еще не найдены ответы в мире, что много зависит от позиции США... Он говорил, что мировые лидеры не интересуются этой проблемой и что это надо изменить, и Наталья Касперская была всецело согласна с ним.

Когда он закончил, Владимир Путин произнес только одну фразу:

— Если привлекать правоохранительные органы, нужна площадка Совбеза.

Андрей Колесников

http://www.kommersant.ru/doc/1825516">http://www.kp.ru/daily/25793/2775944/

Встреча с женщинами была посвящена Дню матери и происходила в беседке на территории резиденции в Горках. С самого начала предполагалось, что беседа будет легкой и необременительной. То есть не беседа, а так, беседка. Почти до момента прихода Дмитрия Медведева и Владимира Путина организаторы не могли определиться с рассадкой главных героев. В результате, когда президент и премьер пришли в беседку неотвратимым тандемом и сели, тандем вдруг превратился в триаду: меж них поместили телеведущую телерадиокомпании ПИК Марину Глушенкову (на всякий случай — мать семерых детей).

Дмитрий Медведев поинтересовался "как погодка", подтверждая, что беседка будет носить праздничный характер. Он добавил, что хотел "поговорить вообще о жизни". Сразу следует сказать, что он достиг своей цели. Но и Владимир Путин — своей.

На вопрос про погоду ему эхом (Москвы) ответила программный директор "Этнорадио" Айнана Тагрица: "Бодрит". Это было некоторым преувеличением, так как выяснилось, что Айнана Тагрица — чукчанка (Владимир Путин некоторое время отказывался в это верить, так как девушка и в самом деле не производила такого впечатления) и плюс 4°C бодрить ее не могут. Девушка деликатно, но твердо попросила не называть ее чукчей, потому что ч
Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/1825516укчи — это мужчины, а Айнана — женщина. Более того — женщина России (организатором встречи с той стороны баррикад и в самом деле было общественное движение "Женщины России" неукротимой Екатерины Лаховой).

— Я этническая чукчанка,— повторила девушка.— К сожалению...

— Почему "к сожалению"? — пытался успокоить ее Дмитрий Медведев.— К счастью! Вот Роман Аркадьевич (Абрамович, бывший губернатор Чукотки.— "Ъ") не этнический чукча, а всем округом управлял!

То есть, если бы был чукча, все у него получилось бы еще лучше.

Девушка между тем, похоже, не просто смутилась, а пожалела, что пришла сюда. К тому же быстро выяснилось, что чукчанка она все-таки "к сожалению". Потому что, когда Владимир Путин попросил ее рассказать, как дела у чукчей и чукчанок, она вздохнула:

— Я надеялась, что вообще не буду говорить! Дело в том, что моя позиция по некоторым вопросам резко расходится!..

Тандем встрепенулся:

— Говорите-говорите!

— Понимаете, у нас на Чукотке,— рассказала девушка,— существует огромная проблема алкоголизма. Я уже пять лет живу в Москве и первое время, когда я здесь рассказывала об этом, все время плакала. Когда я вижу своих друзей, своих братьев и сестер...

— Народ спивается? — переспросил Владимир Путин.

Айнана Тагрица не дала в обиду ни друзей, ни братьев, ни сестер:

— Спаивают! Когда привозят коньяк по 100 руб., водку по 100 руб., да в таких количествах... Мальчики 12 лет пьют, 10 лет...

Легкая и необременительная беседа вдруг превратилась в действительно страшную историю, которую эта девушка рассказывала так легко, как будто готовилась к ней всю жизнь. Может, так и было.

— Откуда везут? — мрачно спросил премьер.

— Из России, — с недоумением ответила девушка.

— Понятно, что из России.

— А! Из Владивостока в основном. И спирт везут...

— Как можно вообще этиловый спирт везти туда, где у людей этот... фермент отсутствует? — еще больше помрачнел премьер и спросил, какая ситуация в целом в Чукотке.

Премьер не хотел продолжать этот разговор, но можно не сомневаться, он будет иметь продолжение. А потому что не надо было десятилетних трогать.

В целом, выяснилось, у Чукотки есть шансы:

— Роман Аркадьевич!.. На Чукотке на него молятся как на бога! — рассказала Айнана Тагрица.

А вот насчет бога было уже лишним, это было видно по выражению лиц тандема. Божественного начала в избытке было и в этой беседке.

— Конечно, есть нюансы! — поправилась девушка.— Но отстроены целые села, построены коттеджи! У нас демографический бум начался! Особенно когда привезли строителей (коттеджей.— А. К.)! Чукотка обрела новое дыхание!

И оно явно участилось.

— У нас летают двухэтажные "боинги"!.. Правда, цены...

— Я был у вас,— вступил в разговор Дмитрий Медведев.— Я — первый руководитель государства, который был у вас. Да, перемены есть.

Особенно они заметны с тех пор, как здесь не был второй (на сегодня) руководитель государства, который никак не среагировал на это, по сути, обращение к нему.

— Но остается проблема,— продолжила девушка,— связанная с состоянием генофонда!

— Это весьма и весьма интересно,— сказал Дмитрий Медведев.— А как "Этнорадио" поживает?

Девушка хотела ответить, но премьер перебил:

— То, что там водка и коньяк по сто рублей,— конечно, палевые! С этим вам надо будет отдельно разобраться,— произнес Владимир Путин, обращаясь к Дмитрию Медведеву.

Президент не спешил кивнуть.

Девушка между тем уже спрашивала, какая музыка нравится тандему. Президент рассказал, что когда ему было 15-16 лет, отечественная музыка казалась ему идеологизированной и нечестной, поэтому он слушал иностранную, рок и хард-рок. Позже стал слушать все-таки классику и джаз.

— Некоторая этническая музыка успокаивает нервы,— добавил президент,— можно работать под нее, я даже диссертацию писал под музыку...

Хотелось бы, конечно, взглянуть на эту исписанную нотами диссертацию.

— А я русский! — сказал Владимир Путин.— И я люблю русскую музыку!.. Воспитывался в семье, где любили русскую музыку! Легкую классику сначала любил... И люблю джазовую.

Следующая женщина России, Елена Шилова из Костромской области, тоже честно сказала, что больше всего ее беспокоит, что пьют уж очень на селе, тем более у нее в Костромской области, в том числе молодежь — пиво и слабоалкогольные напитки.

Такая уж, видно, бабья доля — вечно думать об этом горькую думу. А вот мужики к этой проблеме как-то спокойней относятся.

— Семьи разводятся,— говорила Елена Шилова.— А как? На принудительное лечение отправить его ведь не можем...

Президент добавил, что, по его наблюдению, чем дальше на север, тем больше и пьют. Он напомнил, что есть уголовная ответственность за продажу алкоголя несовершеннолетним, но Елену Шилову это, похоже, не впечатлило, так же как и предложение поменять национальные стереотипы.

А господин Путин рассказал про одного знакомого батюшку, который приехал на место службы и первым делом отстроил там с божьей помощью "не храм, а тюрьму, куда помещали пьяниц" (то есть, видимо, все-таки, медвытрезвитель).

Более оптимистичным было выступление олимпийской чемпионки 1996 года по спортивной ходьбе Елены Николаевой из Чебоксар. Там все в общем-то хорошо.

— Как удается Чувашии выигрывать все мировые первенства по спортивной ходьбе? — с неприкрытым уважением спросил премьер.

Елена Николаева с готовностью рассказала: когда она училась, до школы было пять-шесть километров, вот она и ходила. А потом автобусы пустили, но, видимо, было поздно: она уже начала выигрывать.

В этом многокилометровом эпосе была только одна лишняя деталь: премьер, видимо, перепутал Чувашию с Мордовией, где и автобусы до школ еще раньше стали ходить, а все равно до сих пор жительницы республики во главе с губернатором Меркушкиным все соревнования выигрывают. А Чувашия в этом смысле гордится одной Еленой Николаевой. А за господина Меркушкина обидно: столько лет работы — и все насмарку, все равно это все Чувашия...

Слово наконец получила сидящая между президентом и премьером мать семерых детей Марина Глушенкова. Она по понятным причинам озабочена состоянием армии и флота, в частности их переходом на контрактную службу. Дмитрий Медведев заверил ее, что армия идет к преимущественной контрактной службе, что "решение продвигаться к профессиональной армии было политическим" и что путь этот займет еще пять-семь лет. А Владимир Путин вдруг вспомнил, как служил "вместе с Дмитрием Анатольевичем... недолго... но в артиллерийских войсках..."

Похоже, премьер тут развлекал себя сам.

— Только я больше продвинулся по службе,— добавил Дмитрий Медведев.

Марина Ляданова, мастер отделения производства полиуретанов ЗАО "Блокформ", расспрашивала президента про материнский капитал. В основном ее интересовало, сколько лет еще продолжится его выдача. Дмитрий Медведев подробно ей все рассказал.

— Да,— добавил Владимир Путин.— Но он когда-нибудь закончится. Поэтому надо спешить! Девушки, спешите!

Девушки, похоже, восприняли это как сигнал к окончанию беседки.

Но было рано. Еще не выступила "миссис Мира-2011" Алиса Крылова, которая сидела на самом краю стола, но все равно ее было хорошо видно — тем, конечно, кто хотел. Алиса Крылова принимала различные позы, демонстрирующие внимание к происходящему, улыбалась в принципе в нужных местах, но пока не произнесла ни слова. То есть позиция у нее пока была стопроцентно выигрышная.

А вот другая олимпийская чемпионка, по конькобежному спорту, вернее, депутат Госдумы Светлана Журова, перестав бегать, заговорила так, что теперь не понятно, что ей дано богом лучше. В этот день ей дано было богом (или кто там распределял вопросы) говорить про дискриминацию женщин в вопросах приема на работу (если быть точным, это был вопрос предыдущего оратора, а она потом задала свой, но и про это промолчать не смогла).

Дмитрий Медведев заявил, что государство должно обратить на это внимание, хотя это и трудно: "Раньше можно было обратиться в партком и тебя восстановили бы, а сейчас почти все предприятия частные, и докажи, почему не взяли: образования нет, не понравилась, или ребенок у тебя?"

— Но это могут делать суды,— добавил президент.

— С мужиками-то проще,— вздохнул Владимир Путин.

— Когда как,— отозвался Дмитрий Медведев.

Каждый имел в виду что-то свое.

Встреча продолжалась уже почти два часа, и уже Дмитрий Медведев рассказал, как надеется, что доживет до того дня, "когда кто-то из вас возглавит государство".

Владимир Путин деликатно промолчал.

Впрочем, Дмитрий Медведев, возможно, имел в виду всех присутствующих.

Таки или иначе, чтобы это произошло, им обоим предстоит совершить усилие надо собой.

Но все-таки пора было заканчивать:

— Я бы говорил с вами еще, но вот сейчас сюда приедет наш коллега Александр Григорьевич Лукашенко...

Президент Белоруссии и в самом деле вскоре приехал. Были подписаны соглашения о сдаче, вернее о продаже еще остававшихся у Белоруссии 50% "Белтрансгаза"; утверждена цена в $164 за тысячу кубометров вместо $250 — в благодарность, очевидно, за "Белтрансгаз"; о кредите на строительство АЭС в Белоруссии... Все эти примиряющие Белоруссию с действительностью (в том числе и с российской) события случились вечером.

— Да, Александр Григорьевич,— подтвердил женщинам России Владимир Путин.— Но мы его к вам не можем допустить.

— Обидится? — несмело предположила одна девушка.

— Обидится?! — переспросил Дмитрий Медведев.— Мы обидимся!

Логично было, что после этого выступила наконец "миссис Мира-2011". Алиса Крылова, волшебно волнуясь, рассказала, как трудно было побеждать матери во имя страны и как она поняла, что "для этого надо перевернуть мир", и как она его перевернула.

Но тем не менее Алиса Крылова во весь рост поставила перед собравшимися и ряд проблем.

— По возможности прошу вас,— произнесла она, обращаясь к членам тандема,— если будете говорить с предпринимателями среднего и большого бизнеса, спросите у них, почему они не хотят...

Я, честно говоря, удивился. Мне казалось, это утверждение в целом не соответствует действительности.

— Вкладываться в благотворительность! — закончила Алиса Крылова, и я вздохнул с облегчением.

Закончила эту встречу гендиректор ЗАО "ИнфоВотч" Наталья Касперская. Она предложила подумать, как оградить детей от опасного контента в интернете: порнографии, педофилии, мата. По ее мнению, к этому надо привлекать, кроме прочего, правоохранительные структуры.

— Надо бы создать комиссию, которая занималась бы борьбой с информационными угрозами,— заявила она.

— Если бы вы,— сказал премьер, повернувшись к президенту,— поручили Совету безопасности подумать на этот счет...

Какой-то рубеж Владимир Путин тут точно перешел.

— У меня, конечно, есть соображения по этому поводу... — подумав, ответил Дмитрий Медведев.— Но у меня нет уверенности, что это для Совбеза... Там нет экспертов...

— Привлечь,— посоветовал премьер.

— Может быть, сделать это на площадке правительства? — неожиданно перешел в наступление Дмитрий Медведев.

Он рассказал, что для решения этой проблемы еще не найдены ответы в мире, что много зависит от позиции США... Он говорил, что мировые лидеры не интересуются этой проблемой и что это надо изменить, и Наталья Касперская была всецело согласна с ним.

Когда он закончил, Владимир Путин произнес только одну фразу:

— Если привлекать правоохранительные органы, нужна площадка Совбеза.

Андрей Колесников

http://www.kommersant.ru/doc/1825516