За последний год ситуация с правами женщин в Казахстане немного улучшилась. Вслед за снижением материнской смертности, увеличивается доля женщин среди экономически активного населения. Однако в оценке влияния гендерного равенства на экономику эксперты расходятся.

18 июля Агентство по статистике выпустило бюллетень, в котором рассчитан Индекс гендерного неравенства (ИГН) в Казахстане. Расчеты основаны на соответствующих формулах Организации Объединенных Наций, представленных в ежегодном докладе «О развитии человеческого потенциала». Примечательно, что расчет индекса с информацией об улучшении ситуации произведен после заявлений президента Нурсултана Назарбаева о необходимости расширения женских прав.
Значение ИГН колеблется от 0 – полное равенство мужчин и женщин во всех сферах жизни общества, до 1 – неравенство во всех сферах. В 2008 году ИГН был равен 0,458. Тогда уровень материнской смертности составил 31,2 женщин на 100 тыс. новорожденных, доля женщин в национальном парламенте составляла 17%, экономически активными были 78,8% женщин. Пик неравенства был достигнут в 2009 году, когда ИГН стал равен 0,468: уровень смертности – 36,8; доля женщин в парламенте – 17,8% (прибавление на 1); экономические активные женщины – 78,5%. Однако уже в 2010 году ситуация улучшилась: материнская смертность снизилась до 22,7; доля экономически активных женщин выросла до 79%; ИГН стал равен 0,428.

Отметим, что ситуация с гендерным неравенством в Казахстане – лучше, чем в среднем по миру. Среднемировой ИГН равен 0,54, причем самый низкий он в Нидерландах – 0,17. Хуже всего дела обстоят в Йемене – 0,85, странах Центральной Африки – 0,8, и Южной Азии – 0,76.
Неравенство мужчин и женщин оказывает сильное влияние на экономическое развитие государств, утверждает директор общественного объединения «Тренд-Kz» Жандос Уралин. «Если разделить государства на две группы: преимущественно свободные и преимущественно несвободные, то ситуация такова – в несвободных странах гендерное неравенство является одной из многих форм ущемления прав, и на экономику сильно не влияет», – отмечает он. В то же время, в преимущественно свободных странах, к которым можно отнести и Казахстан, усиление гендерного неравенства снижает конкуренцию в трудовом секторе (из-за барьеров для женщин при трудоустройстве), увеличивает непроизводственные издержки экономики, связанные с негативными настроениями женской части общества. «В качестве примера можно взять западноевропейские государства: там в национальных парламентах женское и мужское представительства практически одинаковы, и решения законодательных органов более консервативны, социально ориентированы и взвешены», – подчеркивает собеседник «Къ».

Определение гендерного равенства или неравенства на основании нескольких показателей большого доверия не вызывает, считает аналитик Общественного фонда «Касиет» Арман Шубаров. По его мнению, сопоставлять права социальных категорий можно лишь в случае их независимости и конкурентности, как то: расовое, возрастное, религиозное равенство. «В человеческом же обществе мужчины и женщины не могут обходиться друг без друга, более того – физиология подразумевает разные социальные роли», – отмечает он. Влияние на экономику тоже двояко: с одной стороны, работодатели готовы нанимать женщин, их труд в целом дешевле, в среднем на 15–20%, что позволяет отечественному бизнесу дополнительно получать порядка $4 млрд ежегодно. С другой стороны, средний уровень квалификации, а, следовательно, и производительности, у мужчин в 1,5 раза выше. «Таким образом, гендерные вопросы – саморегулирующаяся сфера экономики, государственное воздействие на которую – излишне», – отмечает собеседник «Къ».

Газиз АБИШЕВ

http://www.kursiv.kz/1195212504-polovinnoe-ravenstvo.html