Я предлагаю обсудить вопрос справедливости и демократии, используя концепцию гендерного равенства в свете моего понимания учения Корана. В начале, я хочу привести некоторые из принципов Корана, которые могут помочь мусульманам пересмотреть отношения между мужчинами и женщинами для создания большего равенства между ними и, следовательно, справедливости и демократии. Однако прежде чем начать, я должна объяснить причину моего внимания к этому вопросу и обсудить проблему неравенства между мужчинами и женщинами в мусульманских странах, для того, чтобы представить дальнейшее содержание моего обсуждения.

Вместе с тем, что термин «равенство» (мусава) по-прежнему остается противоречивым, необходимо уточнить его значение, чтобы мы могли прийти к пониманию того, что в демократии равенства больше, чем у большинства мусульман сегодня. Мало кто из мусульман отрицает, что справедливость является основным вопросом в исламе. Многие люди готовы расширить понятие шура (совет) в исламе для того, чтобы включить в нее принцип ответственного правительства и парламента, следовательно, она (шура) в некоторой степени является самой демократической. Тем не менее, некоторым мусульманам не нравится идея применения понятия справедливости или шуры в отношениях между мужчиной и женщиной и идея равенства между ними в определении демократии. И это в то время, когда большинство мусульман настаивает, что ислам заботится о справедливости. Более того, большинство считает, что шура в контексте семьи не подразумевает диалог равных людей. Напротив, они считают, что принятие решений это привилегия мужчины, как главы семьи, а женщина должна покориться ему, как «мужу, отцу или брату» в соответствии со словами Аль-Маудуди. Таким образом, демократия и справедливость, к сожалению, останавливается на пороге семьи и не приводит к равенству, вместе с тем, что пока остается не ясным, как можно заявлять о справедливости и демократии вместе с отсутствием равенства. Поэтому я думаю, что мусульмане при затрагивании вопроса о справедливости и демократии должны отдельно касаться и вопроса о равенстве, и это разъясняет причину моего внимания этому пункту здесь.

Говорить о равенстве, конечно, легче чем подтолкнуть мусульман к созданию теории и практики равенства или подтолкнуть их к принятию его как принципа Корана. Причиной, робости является то, что большинство мусульманских обществ погрязли в культуре, основанной на разделении и верховенстве мужчин, пользуются поддержкой истории и наследия, а также кораническими толкованиями, которые говорят о главенствовании мужчин. Затем, когда мусульмане первыми, заявляют о том, что ислам в седьмом веке дал женщинам права, которые в Европе женщины получили совсем недавно, они не верят, что равенство было одним из этих прав и повторяют три или четыре фразы из Корана указывающие на то, что Аллах сделал мужчину выше женщины хотя бы на одну степень. И Всевышний Аллах «дал предпочтение» мужчинам над женщинами, и сделал их «главами» над ними и дозволил им «бить» своих жен, если они ослушаются их. Также как, большинство мусульман толкуют то, что было упомянуто в Коране о многоженстве как абсолютное право мужчин и одним из отличительных признаков мужского пола, при этом один из стихов Корана о том, что свидетельство двух женщин равно свидетельству одного мужчины они толкуют как равенство. Такие понимания, усиленные религиозными и литературными вторичными текстами привели мусульман к выводу, что отсутствие равенства и верховенство мужчины это нормы, на которые указывает ислам.

Любопытно, что и многие приверженцы феминистского движения и светские критики, а не только мусульманские консерваторы соглашаются с таким пониманием ислама, считая его религиозной патриархальной системой, и такое понимание объединяет их всех. Ведь оно позволяет мусульманским консерваторам обеспечивать верховенство мужчин и отвергать любую критику и в особенности со стороны мусульманских женщин, характеризуя их как западные тенденции, противоречащие исламу. Также, оно позволяет сторонникам феминистского движения и светским критикам обеспечивать отличительность, которую они называют как «светская умеренность» а также отвергать освободительные понимания религии аппелируя защитой религии.

И вместе с этим между двумя данными соперничающими подходами со стороны мусульманских консерваторов и сторонников феминистского движения либералов, мусульмане все-таки находят место для того, чтобы бросить вызов тем толкованиям Корана, которые призывает к верховенству мужчины. Амина Вадуд, Азиза Хибри, Риф‘ат Хасан и я, представили чтения, разъясняющие, степень отличия мужчины от женщины указывает лишь на право мужа на развод, и не является выражением абсолютной привилегии мужчин. А возложение на мужчину опеки о семье не означает, что на него возложено господство над его женой или действовать на основании того, что он является главой семьи, это враждебная концепция, противоречащая Корану. Равно как, положение о битье жен не является категоричным в его известном понимании, потому как слово «дараба» (ударять, бить) имеет еще и такие значения как, «фасаля» (отделять, отрешать) и «мана‘а» (запрещать, препятствовать). А ослушание женщины, о котором говорится в Коране, мы можем еще понимать как, ослушание Аллаха, а не мужа. Также, Коран не относится к многоженству как к глобальной модели или как к средству, чтобы мужчина производил на свет детей или как к смыслу сексуального хаоса. Выражение же «двое для одного» было аннулировано другими доказательствами, одно из которых указывает на предпочтительность свидетельства жены свидетельству мужа, а другое обещает, что в день Воскресенья будут приведены девочки, которые при жизни были погребены заживо, чтобы они свидетельствовали против своих отцов. Наконец различное отношение Корана к мужчинам и женщинам в некоторых местах не означает, что они не равны. Разница не означает отсутствие равности, и Коран не говорит, что мужчины и женщины противоположны друг другу или несовместимы, или не равны в том понимании, которое есть у некоторых женоненавистников из числа мусульман.

Этот новый подход к Корану, открывает его для тех пониманий, в которых содержится призыв к равенству и противодействие господству мужчин, а также предоставляет новые методологии толкования для его понимания. Я в своей работе, например, предлагаю такое кораническое толкование, которое может дать понимания более близкое к шариату с точки зрения контекста, чем толкование тех, которые говорят, о верховенстве мужчин и неравенстве в Коране. Также, со своей стороны я считаю, что значение зависит от того, кто, как и в каком контексте читает текст. Поэтому мусульмане нуждаются в познании, наличия связи между религиозными знаниями и средствами их приобретения, вместо того, чтобы следовать определенным и ограниченным формулировкам (как например, комментарии к стихам Корана, направленные против женщин), считая их твердыми положениями, которые не обсуждаются. Тексты же, как это признает сам Коран, открыты для нескольких понятий и даже противоречащих друг другу, поэтому он требует, чтобы мы брали самый предпочтительный из его смыслов. Я думаю, что идея «предпочтение» здесь предполагает множество пониманий и свободу выбора между ними в свободном и разумном диалоге, потому что трудно прийти к общему пониманию предпочтительности при отсутствии диалога. Итак, следовательно, в вопросах экзистенциальных и связанных с комментариями Корана, у нас есть то, что дает основание утверждать о справедливом и демократическом обществе. В этих вопросах мы можем достичь самого лучшего толкования Корана, что позволит нам содействовать равенству и его реализации.

Но, к сожалению, это невозможно во множестве мусульманских обществах, в которых происходит изолирование женщины от приобретения знаний и общественной жизни, лишение людей своих прав, гражданской и политической свободы, а религиозные знания монополизированы в руках определенного класса ученых, комментаторов Корана, мужчин, считающих себя арбитрами в религиозном учении. Также вызывает сожаление и то, что структура знания и религиозной власти и приверженность государств враждебного отношения к демократии, не является единственной причиной, не позволяющей мусульманам взаимно участвовать в критическом диалоге, к которому призывает Коран, но также сюда относится и жесткая, защитная позиция менталитета воспитанного на радикальности и разделении. Данная радикальность соприкасается с теми колебаниям, с которыми столкнулись мусульмане после распада исламской империи и появления западного империализма, а затем и глобальной гегемонии США, и которые заложили фундамент угнетения и отсталости во многих мусульманских обществах. С другой стороны, отсутствие равенства вызвано идеологией мужского превосходства, которое вырвалось из этих колебаний. В результате, даже на Западе, в котором мы наблюдаем гражданские свободы, хоть они и сократились после 11 сентября, мусульмане продолжают сопротивляться новым пониманиям Корана на том основании, что они уничтожают его целость путем введения в него современных, западных идей. Если это утверждение и верно в некоторых случаях, то такой рациональный подход означает, что Коран – это исторически непоколебимый текст и что лучшее понимание его смыслов, является то, что было сказано учеными мужчинами в седьмом и восьмом веках, из тех, кто находил в нем смыслы верховенства мужчин и неравенства.

Поэтому, утверждение о защите целостности Корана не означает, что его надо воспринимать буквально, пока эта защита оберегает статус-кво в мусульманских странах.

И, несмотря на все эти сопротивления, я по-прежнему убеждена в том, что самое сильное из мнений защищающих равенство и направленных против господства мужчин исходят из самого Корана, и до тех пор, пока мусульманские общины прибывают в таком положении, когда к женщине относятся, с позиции принуждения и рабства, они не могут считаться мусульманскими общинами. И я говорю это, отталкиваясь от моего понимания учения Корана относительно многих вопросов, которые подробно обсуждались мной в моей книге «Believing Women in islam» и здесь возможно упомянуть лишь некоторые из них.

Наиболее заметным и ясным из этих вопросов, является концепция «ат-таухид», которая подчеркивает абсолютное единство Аллаха и Его господство, учение об Аллахе и положение веры в Аллаха со стороны человека. Это заключает в себе, то, что покорность может быть только Аллаху, и это должно быть свободно, то есть это означает, что не должно быть никакого принуждения в религии. Также Коран указывает нам на два других аспекта, которые связаны с Аллахом и имеют отношение к нашей теме, во-первых, то, что Аллах ни в чем не похож на свои создания и, следовательно, Он вне пола и гендера, и нет места для уподобления в описании Аллаха. Во-вторых, Аллах справедлив и справедливость его заключается в том, чтобы не проявлять несправедливость по отношению человеку. Коран же говорит что, несправедливость – это попирание прав человека. Таким образом, даже божественная справедливость основана на признании права человека на защиту от притеснения.

А другие учения Корана, на которые я хочу кратко указать, это те, что относятся к равенству между людьми, как достоинства и экзистенциальные факты. Коран говорит, что мужчины и женщины сотворены из одной души, и что оба они являются «наместником» Аллаха на земле и им была дана возможность этического и благочестивого выбора. В нем говорится, что Аллах сделал между мужьями и женами любовь и милосердие и сделал их близкими друг к другу, и что на мужчин и на женщин вместе возложено призывать к добродетели и препятствовать дурному. И наконец, все люди будут привлечены к ответственности на основании их моральных деяний, а не на основе их биологического пола.

Те, кто читает Коран с тем пониманием, что главенство принадлежит мужчине, стараются не замечать, что господство и власть мужчины, практикуемая во многих мусульманских общинах противоречит каждому из этих учений (упомянутых выше) и приводит к ширку. И когда мужчины заставляют женщин подчиняться себе, не только для того, чтобы они повиновались им, но еще и утверждая, что подчинение женщин является правом мужчин возложенное на них (женщин), делают тем самым себя равными Аллаху на земле. Кроме того, они принижают степень Аллаха, придавая ему гендерную идентичность под тем предлогом, что Аллах поддерживает сторону мужчин и что они имеют особую связь с ним.

Я со своей стороны считаю, что мусульмане должны читать положения Корана связанные с социальными вопросами, как, например, развод, полигамия, свидетельские показания и то, что известно как «битье жены» в свете Коранических стихов, связанных с существованием Аллаха и равенством между людьми. Я уже упоминала раньше, что все четыре слова - «степень» (дараджа), «предпочел» (фаддала), «главы» (каууамун) и «бить» (дараба) - на которых построено мусульманское мужское понимание Корана не читаются с иным смыслом, кроме как, если при чтении не обращать внимание к контексту, грамматике и языковым правилам, как говорит Амина Вадуд. Напротив, мы не сможем достичь правильного понимания этих слов, пока не будем читать их в свете всех положений Корана, как он сам призывает нас к этому.

Я признаю, что эти аяты Корана или мое обсуждение их, не поднимается до уровня теории о равенстве или просто определения этого термина. Тем не менее, они предлагают принципы, необходимые мусульманам, для создания «гендерного равенства и социальной справедливости, с пониманием их на основе Корана и его норм, со стремлением к реализации справедливости и прав каждого человека во всех их общих и частных сферах». Это определение дала Марго Бардан для исламского женского феминистского движения, которая говорит, что она почерпнула его из моего исследования и научно-исследовательских работ Амина Вадуд, хотя мы с ней не считаем себя приверженками феминистского движения. Со своей стороны (и как на это указывает сама Бардан) я считаю, что понятия «гендерного равенства и социальной справедливости заложены в Коране», и что они были посланы к мусульманам еще четырнадцать веков назад. Таким образом, я черпаю свое понимание об этих двух вещах из моего участия в «когнитивной коранической теории» на названии, которой я настаиваю.

В то же время я считаю, что понимание мусульманами этих двух вещей все еще имеет недостатки по ряду причин, в основном, связанных с нашей историей комментирования Корана.

Я считаю, что мы не сможем достичь лучшего понимания смыслов Корана до тех пор, пока будем относиться к нашему прошлому, как к концу истории. Кризис на сегодняшний день не в исламе, как говорят его враги, а в мусульманах, которые препятствуют обещанию Ислама о демократии и его видению характеризующемуся справедливостью и равенством из-за того, что они писали своими руками и умами. И так как проблема сделана нами, то и исправить ее должны мы сами.

Асма БАРЛАС

http://www.islam-portal.ru/novosti/105/3019/