В последнее время мне все чаще кажется, что дагестанцев, тех которых я знала и с которыми росла, выкрали инопланетяне. Унесли всех оптом, провели какие-то жестокие эксперименты над их мозгом, а потом прекрасной весенней ночью, когда в Гергебиле уже отцвели абрикосы, вернули на место. Опыты для многих из них не прошли даром, иначе я никак не могу объяснить все те изменения, что происходят в головах этих чудных людей. Так, например, многим из них полюбилось убивать своих детей, и, видимо, настолько понравилось, что они умудряются находить этим поступкам оправдания и упорно доказывают свою правоту.

Не то, чтобы аборты не делали раньше. Нет, разумеется, делали. Но сейчас страсть к этой процедуре в народе приобрела какие-то вселенские масштабы, что никак не вяжется с активной исламизацией в республике. Верующих и соблюдающих предписания ислама (который, как известно, запрещает аборты) становится с каждым днем все больше, а очереди в абортарии почему-то не уменьшаются.

Если не подошли гениталии

Кстати, если дагестанцы раньше избавлялись от «ненужного» ребенка, оправдывая это отсутствием денег, неподъемной тяжестью воспитания-обеспечения-выпуска во взрослую жизнь, то сегодня в моду вошли так называемые гендерные аборты. Не вышел ребенок гениталиями и вжжик – нету ребеночка.

«Все, что связано с абортами, является крайне нежелательным действием, как со стороны отношения к здоровью, так и, с моральной стороны. И, к сожалению, это происходило как в атеистический период, так и сейчас, когда многие люди обратились к религии», – комментирует происходящее муфтий Чувашии Айрат Хайбуллов.

«Конечно, нужно исключить те случаи, когда женщина вынуждена по медицинским причинам прерывать беременность. А в исламе ситуации с вынужденным прерыванием беременности четко прописаны. Но в тех случаях, когда будущие родители идут на аборт только из-за несоответствия пола будущего ребенка с их желаниями, аборт однозначно приравнивается к убийству. Не нам решать, кем Всевышний одарит нас – мальчиком или девочкой. Все происходит с соизволения Бога, и лишать жизни безвинное человеческое дитя из-за каких-то бредовых убеждений и желаний это поступок, который не укладывается в голове ни одного нормального человека»,- считает религиозный деятель.

«Хочу я джигита, хочу я бойца»

Так как Дагестан – место, где мужчина имеет всевозможные привилегии с рождения только потому, что он мужчина, то и ценятся в первую очередь сыновья. Каждая приличная жена обязана родить своему мужу сына. А если женщина с задачей не справилась, то сочувствующие взгляды и речи ей обеспечены до конца жизни. Так, например, когда у меня самой родилась вторая дочь, очень долгожданный и желанный для нас с мужем ребенок, все «поздравления» со стороны дагестанцев начинались с фразы «Ну, ничего, может быть, в следующий раз вам повезет…»

Многие в республике считают, что вина высокого процента абортов лежит на медиках и женщинах. Дескать, нормальная мать никогда не сделает аборта, забывая, при этом, что женщина не одна принимает участие в появлении малыша на свет, и что отец ребенка несет такую же ответственность, а может даже и большую.

Врач-гинеколог махачкалинской женской консультации Тунзаля Исаева рассказывает, что работает с женщинами, которые, как правило, хотят иметь детей, а не идут на аборты. «Что касается пола ребенка, то, конечно, я знаю, что многие женщины расстраиваются, если на УЗИ врач им прогнозирует ребенка не того пола, на который изначально рассчитывали родители. Но в таких случаях все переживания сразу прекращаются после рождения ребенка – и четвертая дочь становится самой любимой и пятый сын тоже нелишним».

Что посеешь, то и пожнешь

«Что касается женщин, делающих аборты именно по половому признаку, то тут я могу сказать, что это вина не столько самой женщины, сколько ее окружения. Любой муж может изначально дать понять жене, что не потерпит убийство своего ребенка, а не пускать все на самотек, как это в Дагестане часто происходит. Многие мужчины считают беременность проблемой самой женщины – сама забеременела, сама и разбирайся. А если при этом в семье уже есть несколько детей одного пола, то без давления на беременную, разумеется, не обходится. Я тут нисколько не оправдываю женщин, делающих аборты. Просто считаю, что это вообще проблема общества, проблема в которой виноваты все. Никто не ценит женское здоровье, ни сама женщина, ни ее близкие. Кроме того, аборты гораздо чаще делают замужние женщины, уже рожавшие, у которых и без того хватает болячек, для которых это и психологический и физический стресс», – говорит Тунзаля Исаева.

Ее слова о безразличном отношении к женщинам косвенно подтверждает моя однокурсница Лейла, несколько лет назад эмигрировавшая в Австрию. Она рассказывает, что австрийки крайне редко делают аборты. «Зато мужчины, с легкостью идут на стерилизацию. Как только люди женятся, ответственность за «потомство» сразу ложится полностью на мужчину, и если он не считает необходимым больше иметь детей, то самостоятельно решает эту проблему. А ты можешь себе представить, чтобы наш мужик сделал такое? Да никогда в жизни, жену отправит на 10 абортов, а себе больно никогда не сделает. Понятно, что стерилизация тоже не самый лучший вариант, но это лучше, чем убийство ребенка. Да и наглядно демонстрирует уровень ответственности за свою женщину и детей», – считает Лейла.

Никто планирование не отменял

Но не стоит так сильно ругать дагестанских мужчин, иногда и их касается прогресс. Так, к примеру, они, наконец, освоились в русском народном фольклоре и поняли смысл поговорки «что посеешь, то и пожнешь», то есть осознали, что пол ребенка не зависит от женщины. Наши мужчины теперь знают, что существуют методы планирования пола, которые иногда срабатывают и бегают теперь к врачам за специальными таблицами, высчитывают, планируют. Некоторые задолго до свадьбы умудряются предупреждать своих избранниц, чтобы те сами все просчитали и рожали в браке детей такого пола, которого им, мужикам, не хватает для счастья.

Но так как ни одна таблица не может совершенно точно гарантировать, какой набор хромосом несет сперматозоид, оплодотворивший яйцеклетку (то есть никто ни от чего не застрахован), абортарии продолжают процветать.

Модные гендерные тесты

Сейчас среди беременных стал очень модным так называемый оперативный анализ ДНК. Сдав немного крови и заплатив 10 тысяч рублей, женщина может узнать пол ребенка уже на 5 неделе беременности. А в случае необходимости «вовремя справится с назревшей проблемой».

Есть и более дешевый вариант, так называемый «Тест пол», который можно приобрести за 1,5 тысячи рублей. «Инновационный гендерный тест, уникальность которого заключается в том, что он позволяет определить абсолютно безопасным методом с высокой точностью пол будущего ребенка на ранних сроках беременности всего за 5 минут», – обещает реклама сего продукта.

Сам «Тест пол» это обычная пластмассовая баночка со «специальным набором реактивов», которую надо смешать с мочой и по получившемуся цвету (зеленый – мальчик, желтый – девочка) самостоятельно определить пол ребенка.

Многочисленные форумы, посвященные этому «медицинскому чуду», пестрят сообщениями о том, что результаты «Тест пола» у одной и той же беременной могут быть разными. Ну, в среду, к примеру, ей тест напророчит сына, а в субботу уже дочь. Но это сейчас беременные слегка поумнели и стали перепроверять, а пока до этого дошло, судя по тем же отзывам в форумах, множество детей из «Тест пола» погибло в абортариях. Тут, конечно не сам тест виноват, а те, кто его использует. Но все-таки, факт остается фактом.

Проблема в голове

Зам главврача Сергокалинской центральной районной больницы, врач-реаниматолог Хадижат Гамзатова считает, что делать аборты по половому признаку могут только не совсем здоровые психически люди.

«Я вам говорю это совершенно серьезно. Это видимо те люди, которые не знают, что такое годами ожидать беременности, тратить сотни тысяч на экстракорпоральное оплодотворение, не знают, что такое больные дети, не знают, что такое потерять ребенка при родах или на поздних сроках беременности», – говорит доктор.

«Я как врач-реаниматолог регулярно присутствую на операциях кесарева сечения, вижу роды в родильном отделении, и думаю не надо рассказывать какое горе для женщины и всей ее семьи, если не дай Бог, ребенок погибает при родах. Такое сейчас случается редко, но случается. А те, кто сами идут на такое убийство из-за генитальных претензий, ну как таких характеризовать?» – задается она вопросом.

26-летняя Наида Алиева сделала три аборта, говорит об этом легко, не видя в поступке ничего зазорного. Ее муж и вся родня знают об этом, и тоже считают нормальным. Наида родила двух дочерей, после чего прервала три беременности из-за страха родить опять девочку. «Но потом, Аллах, наконец, подарил нам сына, которого я родила», – говорит счастливая женщина. При этом супруг Наиды занимает высокой пост и зарабатывает столько, что семье хватило бы на воспитание, образование и приданое двадцати дочерям. И во многих семьях аналогичная ситуация – не нужны дети, нужен сын!

Раньше было иначе

Самое интересное, что мода на так называемую гендерную селекцию появилась не так давно. 75-летняя махачкалинка Меседу Муртазалиева вспоминает, что в ее молодости аборты делали гораздо реже. «Как делать аборт? Это же грех!», – говорит она мне. «Вот сейчас каждый второй в хадж ездит, а почему-то аборты делают как ни в чем не бывало. Все живут ни в чем себе не отказывая, сидят в декрете по три года, нянек нанимают и еще выбирают – мальчики-девочки, убивают детей».

Сама Меседу родила шестерых сыновей. «Конечно, я очень хотела дочку, но что Аллах послал, то послал, были бы здоровы». По ее словам, 30 лет назад женщинам было гораздо сложнее рожать и воспитывать малышей, так как на 56-й день после родов надо было выходить на работу. Грудное вскармливание заменяли жидкой манкой, находить детям приличную одежду было сложно даже в городе, а в горах вообще было проблемой найти даже лишнюю пеленку.

«Двое из моих детей умерли от болезни, не дожив и до года, им и диагноз так толком поставить не смогли. А что молодым сейчас – рожай, сколько хочешь, все условия созданы. Машина стирает белье сама. Есть молоко – корми, нет молока – куча смесей на выбор. А вы еще переживаете, есть в роддоме душ или нет. Рожают по одному-двое детей, остальных убивают. А тех, кого родили, тоже толком воспитать не могут», – говорит женщина.

Зачем разводить нищету?

Лично меня удивляет даже не то, что женщины идут на аборты, а то, с какой легкостью они об этом рассказывают. Говорят: «Я сделала 3, 5, 7, 17 абортов». Да, да 17. Я ничего не путаю, без запятой между цифрами, есть и такие «героини». Не скрывают, не стыдятся этого. Странно, но чаще всего делают аборты социально обеспеченные женщины, которым просто не хочется менять привычный уклад жизни, и считают, что новый человек внесет в него лишь хаос. Мало того, эти женщины сами убивают своих детей, так многие еще и с легкостью осуждают тех, кто не берет с них пример.

Сколько раз я слышала, как кто-то осуждает многодетные семьи, что они, дескать, разводят нищету и плодятся «в столь тяжелые времена». Не знаю что это, попытка оправдать свои аборты и ошибки, завуалировать свою боль, или просто чужие счастливые семьи их раздражают.

Совершенно ясно одно, пока в обществе считается нормальным убивать своих детей, ничего хорошего с этим обществом не будет.

http://echo.msk.ru/blog/kavkaz_politic/877197-echo/

Оригинал: http://kavpolit.com/gendernaya-selekciya-po-dagestanski/