Вот уже два месяца, начиная с сентября этого года, беларусы живут с новым Кодексом об образовании, подписанным президентом 13 января 2011 года [1]. На какую концепцию образования он опирается? Что в беларусской системе образования считается наиболее социально и государственно важным и легитимным?

Новый Кодекс об образовании появился практически одновременно с разработкой и принятием еще двух важных документов: демографической и гендерной государственных программ на 2011–2015 годы.

В этой связи напрашивается вопрос: каким образом в системе образования совмещаются оба этих направления государственной политики? Не будет ли нивелироваться значение одной программы в угоду другой? Насколько новый кодекс реализует принципы гендерного равноправия?

Достижимо ли равенство в доступе к образованию без запрета на дискриминацию?

Новый Кодекс об образовании являет собой пример некоторого совершенствования законодательства, приведения его в большее соответствие как с национальными стандартами в области гендерной политики, так и с международными нормами. Благодаря отсутствию в Кодексе явных указаний на учет фактора пола, Кодекс кажется на первый взгляд гендерно нейтральным.

Кодекс гарантирует равенство в доступе к образованию для всех граждан Беларуси. И, прежде всего, это проявляется в утверждении обязательного базового образования (9 классов), системы бесплатного образования и соответствующих мер по социальной защите.

Также кодексом предоставляет возможность совмещать получение образования и родительство. Хотя отпуск по беременности и родам в виде годового академического отпуска гарантирован, конечно же, только женщине, декретный отпуск предоставляется уже как матери, так и отцу ребенка. Правда, сомнительно, что современные беларусские мужчины готовы к реализации на практике своего права на декретный отпуск.

Проблемным можно считать также и отсутствие в кодексе прямого запрета на любую дискриминацию, например, по признаку пола, возраста, расы, цвета кожи, религиозных убеждений, национальности и т.п. В такой форме запрет на дискриминацию присутствует, к примеру, в Конституции Республики Беларусь, а также в Трудовом и Уголовном кодексах.

Однако система образования не исчерпывается лишь трудовыми отношениями и, соответственно, требует отдельного регулирования.

Отсутствие прямого запрета на дискриминацию в сфере образования лишает граждан каких-либо нормативных средств для доказательства факта дискриминации по тому или иному признаку.

Складывается впечатление, что либо, по мнению государства, в нашей стране нет дискриминации в этой сфере, либо декларированная гарантия равенства прав защищает от нее.

Заводи семью и детей, чтобы избежать распределения

Согласно новому кодексу, государство гарантирует дополнительные льготы для юридически зарегистрированных семей и семей с детьми. Это проявляется, в частности, в регулировании вопросов распределения. От обязательного распределения и соответственно от возмещения средств, затраченных государством на учебу, освобождаются лица, состоящие в браке или имеющие детей. Причем льготы предоставляются независимо от пола.

Другими словами, мужчины и женщины, состоящий в браке, могут выбирать место работы по собственному желанию. То же касается беременных женщин или матерей и отцов, имеющих детей в возрасте до трех лет. Декретный отпуск при определенных условиях также может быть засчитан в срок обязательной отработки по распределению. Однако подобные положения маргинализируют всех тех, кто не обзавелся за годы учебы ни парой, ни детьми. Достаточно проблематичной выглядит ситуация также для гетеросексуальных союзов, не состоящих в браке, или гомосексуальных пар. Государство предоставляет им только один социально легитимный вариант своего жизнеустройства.

Описанные нормы могут толкать людей на крайние меры по заключению фиктивных браков, как по обоюдному согласию, так и из побуждений только с одной стороны, т.е. основанных на обмане.

А сам факт наличия семьи и детей сопряжен с большими проблемами при поиске первого места работы. Женщина становится непривлекательным работником из-за возможного декретного отпуска, частых больничных и т.п. Получается, что по существу данные льготы скорее дискриминируют, чем создают условия для свободного выбора своего личного и профессионального будущего.

«Воспитывать созидателя-труженика, патриота и семьянина»

Образование, согласно новому Кодексу, – это и обучение, и воспитание. Благодаря воспитательной работе транслируются социально и государственно значимые нормы. Одной из таких норм является заинтересованность государства в сохранении традиционных ролей мужчин и женщин, а также традиционной семьи. Особый интерес представляют две составляющие воспитания – гендерное и семейное.

Гендерное воспитание, согласно Кодексу, направлено на формирование представлений о роли и жизненном предназначении мужчин и женщин в современном обществе. Подобное понимание «гендерного воспитания», по сути, подменяется поло-ролевым подходом, который некритично воспроизводит традиционное понимание мужских и женских ролей.

Подтверждением этому служит разработанное Министерством образования пособие [2], которое рекомендуется для использования в школах при проведении гендерного воспитания в этом учебном году [3]. Пособие начинается словами: «Одним из приоритетов государственной политики в Республике Беларусь является решение демографических проблем, укрепление семьи и повышение ее престижа в обществе, сохранение и пропаганда семейных ценностей». Соответственно, критериями сформированности гендерной культуры личности становятся: понимание традиционного для национальной культуры образа мужчины и женщины; представления о социально одобряемых качествах мальчиков, юношей, мужчин и девочек, девушек, женщин; принятие своей гендерной роли и готовность к ее исполнению. А целью воспитания – закрепление и воспроизводство этих ролей, а не их осмысление и изменение.

Что касается семейного воспитания, то оно призвано формировать ценностное отношение к семье и воспитанию детей. Транслироваться должна ценность именно семейного жизнеустройства каждого обучающегося в будущем. В тех же рекомендациях по воспитательной работе в школе на 2011/2012 учебный год [4] семейное воспитание представлено как одно из актуальных направлений воспитательной работы. В то же время гендерный компонент вообще не прописывается и представлен лишь в виде рекомендуемых пособий.

Является ли раздельное обучение гендерно нейтральным?

Направленность государственной политики на закрепление традиционных гендерных ролей проявляется также в существовании специальных учреждений образования и предметов, в основу которых положен принцип раздельного обучения. Так, в Кодексе прописываются особенности деятельности Суворовского училища, которое осуществляет набор только мальчиков с целью их подготовки для специальностей военного и спортивного профиля. При этом основными «заказчиками» этого образования выступают различные воинские формирования, а также МВД, МЧС и т.п. У беларусских женщин также есть право и возможность попасть в эти институции, однако специальную подготовку для этого они получить не могут.

Кроме того, в Кодексе закреплено, что учебные занятия по физической культуре должны проводиться по возможности раздельно для мальчиков и девочек. Странно, что ничего не говорится о таком предмете как «Трудовое обучение», который также проводится раздельно для мальчиков и девочек, что закреплено в постановлениях и учебных программах Министерства образования. Отсюда следует, что гендерная нейтральность Кодекса таковой не является не только на уровне его текста, но и на уровне «практики», конкретных действий и рекомендаций Министерства образования.

Таким образом, гендерная экспертиза нового Кодекса об образовании позволяет сделать вывод о том, что, несмотря на некоторые позитивные достижения в беларусской сфере образования сохраняются элементы дискриминации. Они представлены в виде закрепления дополнительных льгот для юридически зарегистрированных семей и семей с детьми; норм семейного и гендерного воспитания, которые должны способствовать сохранению традиционных ролей и семьи, а также в виде реализации принципов раздельного обучения. Причины дискриминации связаны с современной гендерной политикой в сфере образования, которая осуществляется на фоне активной семейно-демографической политики.

Примечания:
[1] Кодекс Республики Беларусь об образовании. Мн.: Национальный центр правовой информации Республики Беларусь, 2011.
[2] Коновальчик Е.А., Смотрицкая Г.Е. Воспитание гендерной культуры учащихся: пособие для педагогов общеобразовательных учреждений. Мн.: Национальный институт образования, 2008.
[3] Инструктивно-методическое письмо Министерства образования Республики Беларусь «Особенности организации и планирования идеологической и воспитательной работы в учреждениях общего среднего образования в 2011/2012 учебном году.
[4] Инструктивно-методическое письмо Министерства образования Республики Беларусь «Особенности организации и планирования идеологической и воспитательной работы в учреждениях общего среднего образования в 2011/2012 учебном году.

Татьяна Щурко

http://n-europe.eu/article/2011/11/03/novyi_kodeks_ob_obrazovanii_v_gendernoi_perspektive