"У меня всегда была потребность говорить о себе… Первый вопрос, который у меня возникал всегда, был такой: что значит быть женщиной? Я думала, что тотчас на него отвечу. Но стоило внимательно взглянуть на эту проблему, и я поняла, что этот мир сделан для мужчин…" — писала Симона де Бовуар, классик феминистской литературы.

Это сейчас феминисток пруд пруди, а тогда она была особенной и сильно выделялась среди современниц. Эпатажность и авантюризм, тяга к полной свободе от предрассудков — вот что отличало Симону де Бовуар. Франсуа Миттеран называл ее "исключительной личностью", а Жак Ширак — "целой эпохой".

Однажды она напишет, что ее "превосходство над другими людьми" — следствие того, что она никогда ничего в жизни не упускала. Ее идеями и творчеством увлекались в Европе и в Америке, а вот в России ее узнали гораздо позже.

Симона де Бовуар родилась 9 января 1908 года в Париже, в семье адвоката Жоржа де Бовуара. Отец был человеком весьма образованным, обожал творчество Анатоля Франса и даже выступал на сцене в качестве актера-любителя. Был он человеком не слишком-то религиозным, в отличие от своей супруги Франсуазы, в строгости воспитывавшей Симону и ее сестру. Симона восхищалась отцом и тянулась к нему куда больше, чем к матери. Отец мечтал о мальчике, а получил взамен лишь двух дочерей, а потому Симоне предстояло под руководством папеньки осваивать активные мальчишеские игры и учиться стрелять из лука. Какую гордость испытывала она, одержав победу в состязании по стрельбе среди соседских мальчишек! Ей было тогда десять лет.

Впрочем, наряду с этим Симоне приходилось быть благовоспитанной барышней. Франсуаза де Бовуар отправила дочерей учиться в религиозный колледж. Симоне тогда не исполнилось и шести. Маленькая девочка отдавалась вере со всей пылкостью, и, припав к ногам Бога, задыхалась в немом восторге, а по щекам текли слезы…

В начале Первой мировой войны ее отец, человек авантюрный и азартный, отдал свое состояние под займы царскому правительству России, в результате чего потерял все средства. Жизнь аристократической семьи сразу же претерпела изменения. Бовуары переехали в маленькую квартиру, отказались от слуг, урезали расходы…

Симона не стала расстраиваться, но восприняла это как руководство к действию и стала учиться с утроенной силой. Она мечтала получить профессию, связанную с умственным трудом. Позже она напишет, что с детства чувствовала себя уникальной. С девяти лет Симона, вдохновленная примером героини Джо из свой любимой книги Луизы Олкотт "Маленькие женщины", начала сочинять прозу.

Масла в огонь подливал отец. Однажды он произнес: "У тебя такие же куриные мозги, как у твоей мамы". Это ужасно уязвило девочку — меньше всего она хотела быть похожей на бездеятельную Франсуазу.

Долгое время девочка была набожной. Но все изменил один случай… Симоне было 14 лет, когда однажды ее духовный наставник аббат Мартен с силой надавил девочке на затылок, заставляя ее ниже склонять голову перед Богом. Ей показалось, что сейчас ее заставят ползать. С этого момента она начала отдаляться от веры. "Я больше не верую в Бога. Это очевидность", - в какой-то момент призналась она.

Веру в ее жизни заменили книги, в которых говорилось, что религия — средство обуздания человека… Особенно Симону заинтересовала философия. У девушки появилась смелость мышления. И когда ее подруга Заза сказала, что "произвести на свет девятерых детей не менее важно, чем написать книги", она с ней не согласилась. Рождение детей — поколение за поколением — казалось ей однообразным и бездарным занятием, в отличие от творчества. Это убеждение она пронесла через всю жизнь.

Она поступила на философский факультет Сорбонны. У нее появился новый наставник — двоюродный брат Жак, который открыл для девушки не только новых авторов - Андре Жида, Жана Кокто, Поля Клоделя, но и ночной Париж — с его барами и ресторанами. Его рассказы были так волнительны и так не похожи на ее жизнь в кругу семьи — скучные семейные обеды с такими же скучными беседами. Глядя на жизнь своих родителей, Симона сделала вывод, что традиционная семейная жизнь убивает любовь.

Вскоре Симона решила сравнить теорию с практикой и стала гулять по ночной французской столице. Неожиданно открытая иная жизнь казалось завораживающей. Впрочем, семнадцатилетняя Симона оставалась скромницей, и мысли о сексуальных утехах даже не приходили ей в голову. Она считала, что любовь может быть только одна — и на всю жизнь.

Тем не менее девушка легко сдала экзамены на степень бакалавра, потом - кандидата наук, а в 1929 году стала доктором философии. Этот год стал судьбоносным в ее судьбе — она встретила великого писателя Жана-Поля Сартра, члена группы молодых философов, к которой примкнула и Симона. Соратники дали ей кличку Бобер – по-английски "Beaver", что созвучно фамилии Бовуар.

Симона де Бовуар не была красавицей, но в ней присутствовало очарование настоящей француженки. Она красиво и модно одевалась, у нее были яркие голубые глаза и хрупкая изящная фигура. Но Сартра очаровало не столько это, сколько поразившее его "сочетание мужского интеллекта и женской чувствительности".

Для Симоны же Сартр, с его незавидной внешностью — косящие глаза, жидкие волосы, животик, являлся, как ни странно, воплощением юношеских грез. Именно о таком человеке, который был бы ее двойником и в мыслях, и в целях, она мечтала в 15 лет. Она всегда хотела быть направляемой таким сильным и свободным умом. И испытала счастье, когда Сартр сказал ей: "Отныне я беру вашу судьбу в свои руки". Ей был 21 год, ему — 24. Они направили свои усилия на низвержение социальных и эстетических ценностей окружающего их общества, следуя оригинальной доктрине гуманистического экзистенциализма.

Позднее Сартр получил место профессора в Гавре. Она преподавала ту же философию в Марселе. Студентки были от оригинального и красноречивого профессора без ума и всячески одаривали его вниманием. Симона, безумно любящая своего супруга и восхищавшаяся им, пыталась не ревновать — супруги считали, что ревность - это мещанство.

Еще в самом начале их отношений Сартр назвал жизнь одним домом "буржуазной глупостью и пошлостью", а рождение детей "бессмысленной суетой и тратой времени". Все это тогда находило отголосок и в душе госпожи де Бовуар. У супругов не было обязательств, общего быта, общих детей… И даже общей крыши — супруги всегда селились отдельно, но обязательно встречались каждый день. В их союзе царила полная свобода.

В 1937 году супруги осели в Париже. Жили они очень весело. Их семейная жизнь напоминала какой-то феерический спектакль. Иногда они играли в небогатых скучных буржуа, иногда строили из себя американских миллиардеров, Жан-Поль и Симона обожали розыгрыши и пародии. "Вымысел помогал нам лишать мир давящей тяжести, перемещая его в область фантазии", — напишет потом Симона.

Пара любила проводить время в мастерских художников, а также в знаменитом кафе "Три мушкетера" на авеню Мэн. В кругу их общения были преимущественно маргиналы, скандальные разоблачители буржуазного общества. Эту необычную чету интересовали экстремальные состояния человека, неврозы и психозы. Сартр проводил опыты с галлюциногенными препаратами, делая себе инъекции мескалина, а Симона относилась к этому с пониманием.

Однако через 5 лет в жизни Сартра появилась постоянная любовница. Юная русская аристократка Ольга Козакевич обожала танцевать и развлекаться и презирала всякие условности и запреты. "Она претендовала на то, чтобы вырваться из плена человеческого удела, которому и мы покорялись не без стыда", - напишет потом Симона.

Козакевич настолько очаровала писателя, что, покинув Симону в Париже, он провел с новой любовницей весь свой отпуск. А потом… Симоне приходилось наблюдать за тем, как Козакевич, ничуть не смущаясь ее присутствия, обнимает Сартра, садится к нему на колени. Де Бовуар продолжала вести себя по-прежнему. Будто ничего не случилось. Чего ей это стоило — неизвестно, но однажды произошел любопытный случай. Во время ссоры с юной любовницей Сартр закричал: "Ты дождешься, что мы с Бобром выгоним тебя к черту!" Утешала Ольгу Козакевич после этого скандала Симона де Бовуар.

Впрочем, по слухам, Симона и сама была не без греха. Причем, среди объектов ее любви были не только мужчины, но и женщины.

Когда началась Вторая мировая война, Сартра мобилизовали в армию. Симона осталась в Париже, продолжала преподавать и писать книги. Тогда родился ее первый роман "Она пришла, чтобы остаться" — о гостье, разлучившей двух супругов. Эта тема была для нее актуальна.

В июне 1940 года пришло известие о том, что Сартр попал в немецкий плен. Симона тяжело переживала это событие. Через три года ее муж вернулся. Ему очень понравилась книга Симоны, он помог ей издать ее труд и стал поощрять ее занятия литературой. А потом основал газету "Комба", где публиковал прокоммунистические статьи и, конечно же, популяризировал свою философию — гуманистический экзистенциализм. В это время супруги сблизились с Альбером Камю. Когда закончилась война, вокруг Сартра, де Бовуар и Камю организовался довольно большой круг интеллектуалов.

Однако любовные приключения Сартра продолжались. Симона потихоньку выпивала, а одна юная интеллектуалка из обожателей философа даже попыталась ей плеснуть кислотой в лицо…

В 1945 году Сартр уехал в Нью-Йорк. Один. Там писателя настигла новая любовь, которой стала актриса Долорес Ванетти Эренрейх. Через год Симона тоже вылетела в США. Но не затем, чтобы вернуть неверного супруга, — ее пригласили несколько американских университетов. Она согласилась и не прогадала.

В Америке она встретила новую любовь. Ее предыдущие постулаты о единственной любви были опровергнуты — в 39 лет она влюбилась в писателя Нельсона Олгрена. Впрочем, вновь, несмотря на длительный роман, отказалась от создания семьи. Она предпочитала летать через океан на несовершенных самолетах того времени. В уютном домике с подстриженным газончиком и мещанским интерьером с медвежьими шкурами она, совершенно неожиданно для себя самой, ощутила радость и покой. А Олгрен приносил ей кофе в постель и дарил шикарное нижнее белье. Симона впервые узнала, как может быть прекрасна физическая сторона любви!

"Мое сердце полно неутоленных желаний, которые мне радостны, поскольку, кажется, они взаимны", — писала Симона своему любовнику. Всего за годы их связи она написала ему 304 письма. Эти письма впоследствии были изданы ее приемной дочерью в виде книги под названием "Трансатлантическая любовь".

Однажды Симона сказала Сартру, что хотела бы уехать к Олгрену, и услышала гневную тираду о предательстве их общих идеалов… Ей так и не удалось разорвать эти узы. Потом Нельсон напишет, как безжалостно вымотала его Симона за годы их связи, как тяжела была жизнь в разлуке.

В 1949 году в свет вышла скандальная книга "Второй пол", во многом подсказанная Симоне Сартром. В книге Симона попыталась выяснить, что есть "женский удел", что такое "природное назначение пола", чем и почему положение женщины в мире отличается от положения мужчины, может ли женщина состояться как личность. И если да, то при каких условиях, и как преодолеть обстоятельства, встающие на ее пути. Книга стала одной из важнейших работ XX века, библией феминизма и символом сексуальной революции.

Отзывы на труд были самые разные — от восхищенных до возмущенных. Особенно возмущались представители католической церкви. Камю заявил, что Де Бовуар сделала из французского мужчины мишень для презрения и насмешек. За первым непониманием последовали другие причины для разрыва бывших соратников. И когда спустя 11 лет Камю погиб в автомобильной катастрофе, Симона сказала: "Я не стану плакать. Он для меня уже ничего не значил".

В 1954 году вышел в свет новый откровенный роман Симоны - "Мандарины", описывающий историю ее любовных отношений с Нельсоном Олгреном. За него писательница получила Гонкуровскую премию. К тому времени у нее уже было новое увлечение — корреспондент газеты "Новые времена" Клод Ланцман. Когда они встретились, Бовуар было 43 года, а ему 27. Этот галантный, учтивый, амбициозный и отнюдь не глупый юноша удостоился чести переехать в ее квартиру. Вместе они прожили 7 лет.

А что касается Сартра… Симона продолжала дружить с ним и видеться ежедневно. Они участвовали в маршах протеста и демонстрациях, писали манифесты и статьи.

Сартр увлекся Арлеттой Элькаим, молоденькой хорошенькой еврейской девушкой из Алжира, и в какой-то момент решил… удочерить ее, в ответ на это Симона удочерила одну из своих учениц — Сильвию ле Бон.

Симона много путешествовала. В 1955 году она посетила и Советский Союз, где ее впечатлила пьеса "Клоп" Маяковского. А в 1961 году Сартр и Бовуар получили от Союза писателей приглашение вновь посетить Москву. Они снова сошлись - уже навсегда.

Свою жизнь Симона де Бовуар описала в трех книгах: "Мемуары хорошо воспитанной девушки", "Сила зрелости" и "Сила вещей" — это были откровенные и эпатажные произведения.

В 1970 году Сартр тяжело заболел. Симона преданно ухаживала за ним. Через 10 лет Сартра не стало. Спустя год после его смерти она опубликовала воспоминания о последних десяти годах его жизни - "Прощание с Сартром".

С его уходом из Симоны как будто стала уходить энергия. Она полюбила одиночество. Окна ее небольшой квартиры выходили прямо на кладбище Монпарнас, где покоился ее бывший муж… Она смотрела и вспоминала.

Бовуар пережила Сартра на 6 лет. Никто не знал о том, что она умирает. Забытая всеми, она скончалась 14 апреля 1986 года в одной из больниц Парижа. Симону де Бовуар похоронили рядом с Сартром на кладбище Монпарнас.

http://www.superstyle.ru/22dec2011/byt_jenschinoi?page=3