В свободное от управления 300 млрд евро время генеральный директор Allianz Global Investors Элизабет Корли успевает писать детективы и триллеры. Только кризис может оторвать ее от создания новых романов, но виной тому отнюдь не чрезмерная загруженность

Джеймс Уилсон

Элизабет Корли 55 лет, но эта женщина поражает своей энергией, желанием заниматься делом, которое ей не надоело, — управлением активами. Живой ум Корли сделал ее писательницей. Сочинительство стало своего рода хобби для Корли, которая многие годы посвятила работе в инвестфондах. Работа там ей по-прежнему интересна (раз Корли до сих пор ею занимается), но тем не менее не так насыщена экстремальными поворотами, как ее книги (см. врез).

Литература и кризис

Корли может привести множество способов измерения глубины кризиса, как и многие бизнесмены. Но один из этих способов, пожалуй, редко встретишь у руководителя компании по управлению активами — это количество страниц, написанных для ее очередной повести. Но в кризис она забросила перо: «Если на рынках проблемы, клиенты теряют кучу денег, это не лучший эмоциональный фон для писательства. Каждую кроху креативности, которая у тебя есть, используешь в бизнесе».

Так что не только читателей, но и инвесторов должен радовать тот факт, что пятая книга о старшем инспекторе Эндрю Фенвике готова уже на 80%. Через некоторое время она встанет на полку рядом с четырьмя другими вышедшими детективами. До кризиса Корли регулярно радовала поклонников своего творчества книгами с пугающими названиями. Как писатель она дебютировала в 1998 г. с книгой «Заупокойная месса». В 2000 г. свет увидела книга «Смертельное наследство». В 2006 г. — «Серьезные сомнения», а в 2008 г. — «Невинная кровь». Название новой книги, над которой сейчас работает Корли, пока не известно. Но говорит ли факт, что она опять стала писать, о том, что кризис можно считать оконченным? В ответ Корли улыбается и поясняет, что уже пообвыклась с новыми нормативами рыночных колебаний: «Мой писательский труд подходит к концу даже несмотря на то, что экономика продолжает свои взлеты и падения».

Секрет ее успеха

То, что у Корли хватает времени на множество дел кроме повседневной работы, свидетельствует о ее поразительной энергии. Как генеральный директор фонда Allianz Global Investors (AGI), которым владеет немецкий страховщик Allianz, она управляет 300 млрд евро. Активы под управлением AGI находятся в 19 странах. AGI — один из крупнейших управляющих акциями и облигациями, которому доверили свои сбережения и пенсионные средства миллионы людей.

Для многих из них последние три года были, пожалуй, пострашнее триллеров Корли. Последняя уверяет, что управляющие активами должны восстановить доверие к отрасли и в то же время противостоять долгосрочным демографическим изменениям, давая людям возможность сохранять свои сбережения без особого риска.

«Полагаю, лет 20 назад бытовала уверенность, что беспокоиться не о чем — мол, усилиями государства и работодателя ваше будущее обеспечено. Но происходит огромный сдвиг в умах, — рассказывает она в интервью, которое проходит в небольшой переговорной в штаб-квартире AGI в Мюнхене. — Людям нужно учиться возлагать ответственность и на самих себя во время, когда окружающий нас мир все менее надежен. Нет теперь беспроигрышных ставок».

Сама Корли — пример упорной работы и небывалого трудолюбия, вверх по карьерной лестнице она шла долго и уверенно, меняя сферы деятельности и компании. Она начала работать, едва окончив школу. Дальнейшее образование она решила получать заочно, а уже в 18 лет стала работать в страховой компании в своей родной Британии. Поднабравшись опыта в Mercury Asset Management и Merrill Lynch, в 2005 г. она перешла в Allianz, чтобы возглавит AGI в Европе.

Необходимая терпимость

Элизабет Корли можно назвать одной из самых влиятельных женщин в финансовой индустрии. Она не только давно прописалась в списке ведущих экспертов отрасли, но с этого года еще и является генеральным директором AGI.

Комиссар Европейского союза по юстиции, фундаментальным правам и гражданству Вивиан Рединг недавно озвучила планы по установлению минимальных квот для женщин в совете директоров. Неудивительно, что наша беседа потихоньку перетекает на эту тему. Корли эта идея не нравится. «Может быть, это и полезно в качестве крайней меры, но как средство для достижения цели квоты бесполезны», — заявляет она, оговариваясь, что компаниям и впрямь следует больше внимания уделять работающим женщинам и представителям меньшинств.

Корли с красочными примерами рассказывает о «массовой дискриминации», бытовавшей на заре ее карьеры. Вспоминает она и о том, как лично ее, в то время регионального менеджера, пригласили на деловой ланч. «Они решили, что лучшим местом будет Playboy Club, — кипятится она. — Нужно ли мне было в то время жестче настаивать на правах женщин? В то время я только подумала, что это дурацкая идея, хотя в ней было что-то забавное. На самом деле это была святая наивность, просто бедный парень не понимал, что выбрал не совсем подходящее место, потому что все его бизнес-встречи проходили именно там». Впрочем, эта история не помешала им подружиться, рассказывает она.

Сейчас, уверяет Корли, она куда нетерпимее к вопросам гендерного баланса: «Мне очень повезло — обстоятельства сложились так, что у меня появился шанс. Многим, многим женщинами такое выпадает крайне редко».

Основа — доверие

Как один из крупнейших инвесторов мира, AGI обладает всеми возможностями повлиять на правила корпоративного управления в компаниях, акциями которых она владеет. Корли решительно заявляет, что группа активна в этой области, но никак не активист.

«Мы убеждены, что компании со стабильной политикой приносят более стабильный доход нашим клиентам. Мы считаем и то, что есть связь между качеством менеджмента, культурой компании и стабильным доходом, — объясняет она. — Мы проведем конфиденциальные переговоры с компаниями, политика которых, по нашим убеждениям, не соответствует нашим ожиданиям».

Одна из ее задач в AGI — усилить интеграцию отдельных бизнесов, приобретенных группой Allianz. Зачастую речь об инвестбутиках, сложность операций которых растет, а бизнес в глазах клиентов должен выглядеть как и прежде.

Когда речь заходит о стиле управления, Корли настаивает, что она только соруководитель AGI наряду с главным инвестиционным директором Андреасом Утерманом. Они уже работали вместе в 1993 г. в Mercury Asset Management/Merrill Lynch Investment Managers. И Корли утверждает, что тогда работала система поистине коллективного принятия решений.

«Если удается добиться, чтобы структура соруководства работала как часы, на основе доверия, эффект получает весьма впечатляющим. У вас появляется спарринг-партнер, человек, с которым можно делиться идеями. А если предстоит принять непростое решение, у вас всегда есть с кем поговорить, — объясняет она. — Сплоченная команда куда сильнее одного могущественного человека. Моя работа — извлечь максимум из команды, а задача команды — получить максимум от меня».

Если не принимать вызовов, наступает апатия

Как же ее команде удается это? Только честностью, говорит Корли: «Существует отличная штука — конструктивный вызов, которого крайне сложно добиться. Если не получается разглядеть конструктивность, он становится деструктивным, а если не принимать вызовов, наступает апатия».

Корли живет в Лондоне. Есть у нее квартира и в Мюнхене. Но на новой работе ей куда чаще приходится бывать в США и Азии. Время в пути она использует, чтобы выспаться и поработать с документами. «Терпеть не могу самолеты, на борту которых есть телефонная связь», — признается Корли.

У нее самой два iPad — один для работы, другой для развлечения. Она рассказывает, что была очарована iPad-творчеством Дэвида Хокни и как-то субботним вечером отстояла очередь, чтобы посетить выставку художника в Королевской академии Лондона.

Но чем Корли никогда не занималась во время перелетов — так это не писала романов. На вопрос, как она выкраивает время на писательский труд, она с готовностью выдает хорошо отрепетированную шутку — мол, она не играет в гольф — и добавляет, что творчеством она фактически заставляет себя заниматься. «Если у меня нет книги в процессе написания или хотя бы в замысле, это нехорошо», — говорит она.

Корли не рассматривает продажу своих книг как дополнительный источник дохода. Писательский труд приносит скромные деньги, признается она. «Не этим я зарабатываю себе на пенсию», — говорит Корли, одна из немногих людей в мире, разбирающихся в том, как можно обеспечить свою старость.

Антон Осипов

Читайте далее: http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/278808/dengi_knigi_i_ubijstva_elizabet_korli#ixzz1rhcovmwv