Интервью

Женщина в политике – это как? Это сложно? Это надо или не надо? Это от беды, потому что мужиков нет достойных? Как это? Зачем нам?

Драпеко:

– Начнем с того, что женщина от мужчины отличается гораздо меньше, чем об этом принято думать. В индустриальном обществе, когда главной доблестью было поднять тяжелое и кинуть подальше – кувалдой работали, копьем кололи, мечом рубили, – в этот момент физическая сила была важна. Мы находимся в другом мире, это постиндустриальное общество, где сегодня главное – это интеллект. Интеллект, умение, терпение – качества, которые женщине иногда присущи больше, чем мужчине. Именно поэтому сегодня, в наших высокотехнологичных войсках, таких как ракетные войска, или войска ПВО, каждый 12-й военнослужащий – женщина.

Балуева:

– А на подводных лодках?

Драпеко:

– На подводных лодках нет. Женщин нет просто потому, что замкнутое пространство. И нет такой необходимости. А ракеты стратегического назначения – там у нас несколько женских полков. Женщины стоят в карауле, сидят у компьютеров и следят за небом. Хотя, конечно, это не очень женская работа. Это надо уметь. Женщины-инженеры есть.

Балуева:

– С другой стороны, стандарты в обществе тоже меняются. Скоро мы на это будем смотреть как на вполне женскую профессию.

Драпеко:

– Меняются, да. Бизнесмены – женщины, министры обороны – женщины в разных странах Европы. Я встречалась с парламентом Испании, там председателем комиссии по обороне была женщина, председатель парламента – женщина, нижняя палата и верхняя палата. И там уже мужчины борются за гендерное равенство.

Балуева:

– А женских мозгов на это хватает?

Драпеко:

– Я не понимаю, чем женские мозги хуже мужских. Они более усидчивые. Мы не пьющие, не курящие, мы ведем здоровый образ жизни, по ночам не шляемся. Мы дисциплинированные и усидчивые мозги. Заметьте, как правило: мужик – начальник, а два зама у него тетки. Которые на самом деле все на себе и тащат. А он – такое политическое лицо, которое представляет. Поэтому считаю, что женщины должны быть в политике. Я, кстати, очень рада, что Валентина Матвиенко приедет и будет председателем Совета Федерации, она очень достойная женщина. К ней разное отношение, но я в части политики очень ее уважаю. И у нас во фракции «Справедливая Россия» самое большое количество в процентном отношении женщин, чем во всех остальных фракциях Госдумы. Почему? Да потому, что лучших отобрали. Оксана Дмитриева – ярчайшая не просто политик, она специалист, она доктор экономических наук, она ведет бюджет, делает альтернативные законы о пенсионном фонде, контролирует законодательство с этой точки зрения. Я даже видела очень смешную историю, когда один из заместителей министра, сидели мы на бюджетном комитете, и он говорит: я должен бежать. Сейчас будет Оксана Генриховна выступать, я должен ее послушать. Он из правительства. Да, она его критикует. Но ему интересно, что она про него скажет. Потому что она ударит именно в слабую точку. И у него будет возможность исправить то, что сегодня у него плохо. Мизурина Елена Борисовна – председатель комитета по женщинам и детям. Все наши несчастья, связанные с защитой детей, с низкими пособиями по детям. Только что был принят, на мой взгляд, знаковый закон: «О защите нравственного здоровья несовершеннолетних». Это то, что имеет отношение к нашей сегодняшней теме.

Балуева:

– Мой вопрос вас наверняка разозлит, рассердит. Существует закон, который подтверждался очень много раз. Признак отмирающей отрасли в любой сфере жизни: промышленная, не промышленная, политика, культура и так далее – и признаком отмирающей отрасли является именно то, что там работает большинство женщин. Мужчины оттуда уходят. И если в политику сейчас, извиняюсь за выражение, валят женщины, пусть сильные, классные, хорошие, породистые – но не является ли это тем, что политика у нас отмирает, вообще управление обществом?

Драпеко:

– Приведите мне пример отмирающего общества.

Балуева:

– Учитель средней школы

Драпеко:

– Это совсем не умирающая, это вечная отрасль.

Балуева:

– Женщины работают слабые, заработков там нет, мужики оттуда уходят.

Драпеко:

– Не потому что она умирает, а потому что это традиционно женская сфера. Потому что женщина более добра, более терпелива, она более внимательна к ребенку. У нас просто очень низкая заработная плата, нищенская, поэтому это большая беда. Но хочу вам сказать, что многие революции начинались с женских бунтов. Например, февральская революция в России в 1917 году. Началась с бунта пустых кастрюль. Когда не завезли в булочную хлеб, и женщины с пустыми кастрюлями вышли на улицы. Это начало беспорядков, которые привели в результате к революции. Я видела фантастическое зрелище, это была страна Эритрея, Восточная Африка. Был женский полк. Они все одеты в паранджи, и при этом с автоматами – боролись за независимость своей страны, женский полк. Женская Красная Армия в Китае. Есть музей Женской Красной Армии в Китае.

Балуева:

– Казалось бы, восточная женщина, понятие совершенно нежнейшее.

Драпеко:

– Это все мифы, которые про нас придумывают. Конечно, каждая женщина кроме своей функции социальной несет еще гигантскую функцию хранительницы очага, матери, строительницы дома.

Балуева:

– Да пусть его мужики охраняют, сколько можно.

Драпеко:

– Есть мужчины, которые охраняют дома, конечно. У нас такая демографическая ситуация – у нас женщин всегда больше, чем мужчин. Наши мужчины гибнут в войнах на протяжении столетий, спиваются, от алкоголизма умирают. Они вообще более хрупкие, чем женщины, потому что живут меньше. И поэтому женщине приходится брать на себя. Казачки – вы помните «Тихий Дон»? Когда мужчины уходят в поход, а женщины начинают пахать землю и кормить семью.

http://www.russkie.org/index.php?module=fullitem&id=22543