Насколько бы мир стал более мирным, если б у власти были женщины? Новая, бросающая вызов устоявшимся взглядам книга Стивена Пинкера, психолога Гарвардского университета, говорит — «да». В книге «Лучшие ангелы нашей природы» Пинкер приводит данные, показывающие, что уровень человеческого насилия, все еще сильно присущего нам сегодня, постепенно снижается. Кроме того, по его словам, «на протяжении длительного витка истории женщины были и будут умиротворяющей силой. Традиционная война — это мужская игра: племена, где правили женщины, никогда не объединялись, чтобы совершать набеги на соседние селения». Как матери, женщины имеют эволюционные стимулы для поддержания мирных условий жизни, в которых они могут воспитать свое потомство и гарантировать, что их гены выживут в следующем поколении.

Скептики сразу же ответят, что женщины не развязывали войн только потому, что они редко были у власти. Если бы они были уполномочены в качестве лидеров, условия анархичного мира заставили бы их принимать такие же решения, как и воинственных мужчин. Маргарет Тэтчер, Голда Меир и Индира Ганди были женщинами у власти; все они привели свои страны к войне.

Но также верно и то, что эти женщины поднялись к лидерству, играя в соответствии с политическими правилами «мужского мира». Их успеху послужило соответствие мужским ценностям, которое, в первую очередь, позволило им дорасти до лидерства. В мире, в котором женщины занимали бы пропорциональную долю (половину) руководящих должностей, они могли бы руководить по-другому.

Таким образом, нам остается ответить на более общий вопрос: имеет ли значение пол при руководстве? С точки зрения стереотипов, многие психологические исследования показывают, что мужчины тяготеют к жесткому управлению, в то время как женщины склонны к сотрудничеству и интуитивно понимают мягкую силу привлечения и убеждения. Американцы, как правило, характеризуются руководством с жесткими мужскими стереотипами, однако последние исследования показывают все больший успех стиля руководства, который когда-то считался «женским стилем».

В информационном обществе сети заменяют иерархию, и работники умственного труда менее дифференцированы. Управление в широком круге организаций меняется в направлении «совместного руководства» и «распределенного руководства», с лидерами в центре круга, а не на вершине пирамиды. Бывший генеральный директор Google Эрик Шмидт сказал, что ему приходилось «нянчиться» со своими сотрудниками.

Даже военные столкнулись с этими изменениями. В Соединенных Штатах Пентагон заявляет, что армейские инструкторы по строевой подготовке «меньше кричат на всех», потому что сегодняшнее поколение лучше реагирует на инструкторов, которые играют «более консультационно-рекомендательную роль». Военный успех в борьбе с террористами и повстанцами требует, чтобы солдаты завоевывали умы и сердца, а не просто взрывали здания и раздирали тела.

Бывший президент США Джордж Буш младший однажды обозначил свою роль как «человека, принимающего решения», но современное руководство включает в себя гораздо больше. Современные лидеры должны иметь возможность использовать сети для совместной работы, а также поощрять участие. Неиерархический стиль руководства женщин, навыки налаживания отношений соответствуют требованиям руководства в новом мире организаций и групп, основанных на знаниях, к которому мужчины, в своей массе, менее подготовлены.

В прошлом, когда женщины пробивались к вершине организации, им часто приходилось использовать «мужской стиль», нарушающий более широкие социальные нормы женской «любезности». Однако теперь, поскольку информационная революция и демократизация требуют руководства с большей степенью участия, «женский стиль» превращается в путь к более эффективному руководству. Для того чтобы успешно руководить, люди не только должны ценить этот стиль в своих коллегах-женщинах, но и сами усвоить эти навыки.

Это тенденция, а не факт (пока что). Женщины по-прежнему уступают мужчинам на руководящих должностях, занимая только 5% высших корпоративных должностей и меньшинство должностей в выборных законодательных органах (например, в США всего 16%, по сравнению с 45% — в Швеции). Одно исследование выявило среди 1941 правителей независимых государств, правивших в течение XX века, только 27 женщин, из которых примерно половина пришла к власти в качестве вдов или дочерей мужской линии. Менее 1% правителей прошлого века составляли женщины, которые пришли к власти самостоятельно.

Так что, учитывая это новое, общепринятое среди тех, кто проводит исследования лидерства, мнение, что вступление в информационную эпоху означает вступление в женский мир, возникает вопрос, почему же женщины пока не добиваются большего участия?

Отсутствие нужного опыта, необходимость уделять много внимания семье и детям, стиль ведения переговоров и старая добрая дискриминация — все это помогает объяснить существующую гендерную пропасть. Традиционные пути развития карьеры и культурные нормы, которые их создали и укрепили, просто не позволяют женщинам получить навыки, необходимые для наивысших руководящих должностей во многих организационных контекстах.

Исследования показывают, что даже в демократических сообществах женщины сталкиваются с более высоким социальным риском, чем мужчины, когда пытаются вести переговоры о получении дополнительных, связанных с занимаемой должностью ресурсов, таких как увеличение жалованья. Женщины, как правило, не так хорошо интегрированы в мужские сети, которые доминируют в организациях, и гендерные стереотипы все еще стоят на пути женщин, которые пытаются преодолеть подобные барьеры.

Эта предвзятость начинает разрушаться в информационном обществе, но нашей ошибкой является определение нового типа лидерства, который необходим нам в информационном веке, просто как «мир женщины». Даже положительные стереотипы вредны и для женщин, и для мужчин, и для эффективного руководства.

Руководители должны меньше рассматриваться как героические командиры, а больше поощрять участие в делах организации, группы, страны или сетевой структуры. Вопросы о подходящем стиле — когда использовать навыки жесткого или мягкого руководства — в равной степени относятся к мужчинам и женщинам и не должны быть омрачены традиционными гендерными стереотипами. В некоторых случаях мужчины должны действовать более «женственно», а в других женщины должны быть более «мужественными».

Ключевые решения относительно войны и мира в нашем будущем будут зависеть не от пола, а от того, как лидеры будут комбинировать навыки использования жесткой и мягкой силы для создания «умных» стратегий. И мужчины, и женщины будут принимать подобные решения. Но Пинкер, вероятно, прав, когда отмечает, что части мира, которые отстают в снижении уровня насилия, также являются частями мира, которые отстают в расширении прав и возможностей женщины.

Джозеф С. НАЙ-младший — бывший заместитель министра обороны США, в настоящее время профессор Гарвардского университета и автор недавно опубликованной книги «Будущее власти».

http://www.day.kiev.ua/223626