В чем причина большой популярности незарегистрированных браков? Почему общество перестало негативно относиться к этому явлению? Сожительство все-таки имеет больше негативных моментов или наоборот? Чтобы ответить на эти и многие другие вопросы, газетой "Pro Город" и порталом ProKazan.ru был проведен Круглый стол "Сожительство: плюсы и минусы".

Модератор круглого стола: Иван Скрябин

Иван Скрябин: - Марина, многие молодые люди видят в сожительстве некий тест на супружескую совместимость, так ли это?

Марина Садыкова: - Я придерживаюсь такого мнения, что лучше все-таки пожить с молодым человеком до регистрации брака, увидеть его поведение в бытовых условиях, чем потом, после свадьбы, столкнуться с непониманием на почве бытовых проблем, без которых супружеская жизнь невозможна. Для меня это было необходимым этапом в наших с Линаром отношениях — это лучше, чем узнавать человека после свадьбы.

Татьяна Клетенкова: - Каковы критерии узнавания?

Марина Садыкова: - Когда идет конфетно-цветочный период трудно понять добр человек или нет, что он будет делать, когда придет с работы: ляжет смотреть телевизор или сделает что-то полезное.

Татьяна Клетенкова: - У каждого свои категории понимания этого явления, но есть как таковое понятие семьи. Марина говорит о том, что незарегистрированные отношения нужны для того, чтобы посмотреть, как мы будем жить в дальнейшем. Что это значит? Всегда можно прийти в семью своей второй половинки и увидеть модель, которой будет руководствоваться ваш будущий супруг. Нужны ли тогда все эти эксперименты?

Марина Садыкова: - Нет, обычно будущего супруга судят по отцу. Он должен быть похож на отца.

Татьяна Клетенкова: - Почему должен? Он ничего не должен.

Марина Садыкова: - И все-таки совместная жизнь позволяет притереться характерам. Например многие мои знакомые, не жившие вместе до свадьбы, спустя год после нее, когда уже прошла эйфория и началась бытовуха, не выдерживали, и, естественно, разводились. Так зачем нужен лишний штамп в паспорте?

Лилия Гарипова: - К сожалению, большинство молодых людей рассуждает именно так. Наверное, мы потеряли что-то культурное, ведь брак — это все-таки определенные рамки закона, которые гарантируют его социальную значимость. Могу сказать, что сожительство для женщины крайне неприемлемо.

Татьяна Клетенкова: - Что есть семейная жизнь — это результат или процесс?

Марина Садыкова: - Сам процесс.

Татьяна Клетенкова: - Совершенно верно. Мы можем 20 лет прожить с человеком и ничего о нем не понять, кроме того, что он любит бутерброды на завтрак или не любит глаженые рубашки.
80 процентов мужчин - холостяки

Иван Скрябин: - Так кто же все-таки виноват: мужчина или женщина в том, что появляются незарегистрированные браки?

Лилия Гарипова: - Если женщина позволяет себе принять согласие на предложение мужчины пожить вместе, а потом, как говорится, посмотрим — значит она себя не так ведет. Статистика такова, что 90 с лишним процентов женщин, живущих в незарегистрированном браке, при заполнении анкеты о семейном положении пишут, что они замужем, а 80 процентов мужчин оказываются холостяками!

Фарида Гилемханова: - Абсолютно согласна с Лилией. Эти результаты показала и последняя перепись. По ее итогам оказалось, что замужних женщин гораздо больше, чем женатых мужчин.

Татьяна Клетенкова: - Мне кажется, что Иван задал неправомерный вопрос вообще. - Никто не виноват. Каждый делает свой выбор.
Непростой случай

Помимо четырех экспертов, в Заседании круглого стола должен был участвовать еще один человек, согласившийся вынести свою жизненную ситуацию на обсуждение. Это мужчина, у которого был первый гражданский брак, он жил восемь лет с девушкой, у них был ребенок. Девушка хотела узаконить отношения, они должны были пожениться, даже кольца купили, но он всячески оттягивал этот момент. Через год ожидания девушка ушла от него вместе с ребенком.

Прошел еще один год, он вновь заводит серьезные отношения, живет уже с другой девушкой, через год она говорит, что хочет замуж, потому что ей уже 29 лет, но он просит ее подождать, потому что уже один раз ошибся. Девушка вновь ушла от него.

Лилия Гарипова: - Так будет и в третий, и в четвертый раз. Он просто такой человек. Не может быть, чтобы он не изменял своим женщинам.

Татьяна Клетенкова: - Существует такое понятие, как институт брака, который у нас рассыпался в прах. Что он представлял из себя прежде? Это полуролевые функции: мужчина в семье выполняет вот эту функцию, женщина вот эту. В семейной жизни мужчина берет на себя ответственность за эти моменты, а женщина за другие. В рассматриваемом нами случае отсутствует отношение человека к ответственности как таковой. Есть правильные модели поведения, есть понятие того, что если я состою семьей — у меня сразу возникает понимание, что я не один или не я одна, у меня есть дети, другой партнер. Здесь вопрос в том, насколько значима для мужчины ответственность за своих женщин.

Марина Садыкова: Мне кажется, что виноваты девушки, им стоило готовить своего мужчину к регистрации отношений в течение продолжительного времени, периодически напоминать об этом.
Сделано в Нидерландах

Иван Скрябин: - Тенденция совместной жизни без штампа в паспорте свойственна только для российского общества?

Татьяна Клетенкова: - Фактический брак появился в 16 веке в Нидерландах. Представляете, сколько уже времени прошло! Здесь свою роль играет менталитет россиян, понимание того, насколько это ценно.

Иван Скрябин: - Но ведь раньше общество относилось к этому негативно...

Татьяна Клетенкова: - Потому что существовал институт брака. Прежде морально — этический компонент в человеке поддерживало общество, теперь он формируется у человека изнутри, поэтому у нас создается ощущение, что я могу делать что хочу и никто мне скажет своего фу. Вот Марине посчастливилось, что все закончилось благополучно.

На чьей стороне закон?

Фарида Гилемханова: - Все правовые последствия во взаимоотношениях между мужчиной и женщиной появятся только тогда, когда брак будет зарегистрирован в ЗАГСе. Больше всего меня удивляет, как же матери соглашаются на то, чтобы их дочери жили в незарегистрированном браке?

Татьяна Клетенкова: - А кто их спрашивает?

Фарида Гилемханова: - Вот именно, мы говорим «а», но не думаем, как получится с буковкой «б». Даже заключённый между партнёрами брачный контракт не способен юридически защитить сожителей, так как он вступает в силу лишь после регистрации брака в ЗАГСе.

Фарида Гилемханова: - В первом случае, мать имеет право дать отчество биологического отца рождённому ребёнку или указать более полные сведения о нём, в любом случае, юридически отцом этот человек являться не будет. В конечном итоге такие женщины признаются матерями-одиночками. В другом случае, родители ребёнка, живущие в фактичесом браке, совместно пишут заявление о добровольном установлении отцовства. Это очень важное заявление, которое храниться в архиве 50 лет.

Иван Скрябин: Какова статистика?

Фарида Гилемханова: - В 2010 году в Казани было зарегистрировано 2327 актов установления отцовства (в 2009 году - 2300). Сюда входит как добровольное установление отцовства, так и установление отцовства в судебном порядке.

Иван Скрябин: - В каких случаях могут отказать в добровальном установлении отцовства?

Фарида Гилемханова: - Если запись об отце составлена по заявлению одинокой матери без его участия, даже несмотря на наличие сведений об отце в актовой записи о рождении ребёнка.
А брака-то нет!

Фарида Гилемханова: - За последние 20 лет изменилось многое, изменилась философия жизни. У людей исчезло трепетное отношение к браку. В прошлом веке получалось так, что люди, жившие в деревнях считали свои отношения узаконенными с того момента, как им прочитали никах в мечети. Спустя годы возникает какая-то семейно-правовая ситуация, и оказывается, что брака-то нет, а люди всю жизнь себя считали законными супругами и имели детей. У нас было несколько случаев, когда по этой причине супругами становились 70 — 80 — летние граждане.

Иван Скрябин: - Что может подтолкнуть на узаконивание отношений?

Фарида Гилемханова: - Тот факт, что материнским капиталом можно погасить ипотечный кредит только зарегистрированным супругам. Женщина не сможет оплатить ипотеку своего "гражданского" мужа.
Девушки опасаются рожать

Иван Скрябин: - Согласно статистике Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей, каждый третий ребенок в России рождается в незарегистрированных семьях...

Фарида Гилемханова: - Это конечно не так. Если руководствоваться этими данными, то получается, что из 4000 младенцев, зарегистрированных нашим отделом ЗАГС с начала этого года, 1000 рождены в незарегистрированных семьях. Эта цифра значительно меньше! Девушки все-таки опасаются рожать детей в незарегистрированном браке.

Марина Садыкова: - Мне известна такая ситуация, когда, допустим, ребенок по фамилии Сидоров неожиданно для всех окружающих его друзей становился Петровым. Родители при этом не разводились.

Фарида Гилемханова: - Это говорит о том, что, в момент рождения ребенка отношения его родителей не были узаконены, а смена фамилии означает, что родители Петрова установили отцовство. Ребенок в этой ситуации чувствует себя, конечно же, мягко говоря, некомфортно.

Иван Скрябин: - Бытует мнение, что дети, рожденные в незарегистрированном браке, чувствуют себя дискомфортно в повседневной жизни?

Татьяна Клетенкова: - Я так не считаю. Все зависит от родителей, они выбрали незарегистрированный брак — это не значит, что все плохо. Если в такой семье отношения построены на взаимной ответственности, то в ней вырастают вполне адекватные дети. Просто перед тем, как начать совместную жизнь без штампа в паспорте, партнерам нужно четко определить: это сексуальное влечение или серьезные отношения.
Имитация жизни

Иван Скрябин: - Каким образом это можно сделать?

Татьяна Клетенкова: - Базовый институт, который воспитывает понимание этого — семья. Если в семье дают основы ценности человеческой жизни, отношений между мужчиной и женщиной, ответственности за жизнь рожденного ребенка, то это не составит большого труда. Он сумеет соотнести свои сексуальные потребности, увлеченности с законодательной базой. Сожительство — это имитация жизни, да, в этом есть определенные положительные моменты, но их не так много.

Марина Садыкова: - Как же тогда понять, что человек готов к семейной жизни?

Татьяна Клетенкова: - Никак не понять, никак. Раньше существовал такой обычай: сватоство, где собирались две семьи и обсуждали вместе с супругами, как будет строиться их будущая жизнь. Два человека жили и понимали, что будет и как.

Марина Садыкова: - Но так же неинтересно!

Татьяна Клетенкова: - Вы не представляете, как это здорово! (Ко всем экспертам) Вы ведь не согласны со мной?

Подробнее: http://prokazan.ru/newsv2/49628.html