Дискриминация мужчин в России может стать причиной исключения страны из Совета Европы. Де-факто российские мужчины имеют равные права с женщинами, но в реальности милиционеры и военнослужащие бесправны.

Петербуржец Александр Михайлов, подполковник милиции, 26 лет отработавший на милицейской службе, в том числе и в УБОПе, был уволен за то, что осмелился попросить у начальства отпуск, когда тяжело заболели жена и маленький ребенок. Михайлов обратился в СМИ, чтобы «сделать этот конфликт максимально публичным» и «заставить руководство МВД уважать права своих подчиненных».

Проблемы в семье Михайловых начались в прошлом году, после того, как родился ребенок с хроническим заболеванием – атопическим дерматитом. При этом у жены Михайлова обострился ревматоидный артрит – так что она физически не могла не только поднимать ребенка, но и самостоятельно двигаться. Михайлов сначала попросил свое руководство дать ему отпуск на 15 дней, чтобы самостоятельно отвезти ребенка к морю для лечения атопического дерматита. Начальство отказало. Тогда подполковник милиции попросил отпуск по уходу за ребенком – Трудовой кодекс РФ разрешает это мужчинам, если супруга по каким-то причинам не может выполнять свои обязанности. В ответ начальник офицера, глава контрольно-ревизионного управления ГУ МВД по СПб и ЛО Леонид Сидоров не только не пошел навстречу своему сотруднику, но сократил его должность и уволил с отрицательной характеристикой.

В интервью репортеру «Росбалта» подполковник Михайлов рассказал, что не хотел бы, чтобы его воспринимали как «второго Дымовского».

«Я не противник системы, не оппозиционер власти, потому что я уважаю государство и своих коллег, — пояснил он. – Однако, есть конкретные лица в руководстве ГУВД и МВД, которые наплевательски относятся к личному составу. Тот же Владислав Пиотровский, бывший глава ГУВД Петербурга, не посчитал нужным даже минуты поговорить со мной, чтобы решить простейшую проблему. Я рад, что его уволили, но не уверен, что одно такое увольнение изменит отношение начальства к людям, честно работающим в милиции на износ».

Михайлов так же объяснил причины, по которым действовал столь неординарно: «Я, конечно, понимал, что иду на конфликт, когда требую отпуска по уходу за ребенком. Но однажды я уже потерял семью в аналогичной ситуации, когда работал в подразделении по борьбе с организованной преступностью (УБОП). Мы работали без выходных, едва ли не круглосуточно, я редко видел семью, и однажды жене это надоело – она забрала дочку и ушла. Я не хочу терять семью второй раз, тем более, что закон на моей стороне, а я всю жизнь служил закону, а не начальству».

Действительно, статья 256 Трудового кодекса РФ разрешает использовать отпуск по уходу за ребенком как отцом, так и матерью, однако внутренние инструкции МВД сформулированы иначе. Согласно 54-й статье «Положения о службе в органах внутренних дел», сотрудник органов внутренних дел может взять декретный отпуск, если его жена лишена родительских прав, стала инвалидом или умерла.

Очевидное противоречие инструкции и закона, тем не менее, было поддержано российскими судами – Михайлов проиграл в районном (Смольнинском) и городском суде, сейчас ждет аналогичного вердикта Верховного суда, после чего намерен подавать в Страсбургский суд.

В Страсбурге шансы Михайлова оценивают очень высоко. Дело в том, что недавно там выиграл аналогичный иск российский военнослужащий Константин Маркин, отец троих детей. Он развелся с женой в сентябре 2005-го, в день рождения их третьего ребенка. Ранее супруги заключили соглашение, согласно которому все трое детей будут жить с отцом, после чего жена Маркина уехала в другой город. Офицер обратился к начальнику своей воинской части с просьбой о предоставлении отпуска по уходу за ребенком до достижении возраста трех лет. Однако ему было отказано под предлогом, что такой отпуск может быть предоставлен только военнослужащим-женщинам. Офицеру предоставили лишь трехмесячный отпуск, да и то через несколько недель отозвали из него. В конце концов Маркин, которому пришлось уволиться в запас, обратился в Конституционный суд РФ, однако КС отказался принять жалобы к рассмотрению. Тогда офицер обратился в Европейский суд и выиграл дело, получив право на восстановление на работе и компенсацию в 200 тысяч евро. Как подчеркивается в постановлении Страсбургского суда, «если государство решило создать программу отпусков по уходу за ребенком, это надо делать недискриминационным способом», а аргументы КС «разумно не обоснованы».

Это поражение России в Страсбурге вызвало бурную реакцию российского судебного сообщества и власти в целом. Глава Конституционного суда РФ Валерий Зорькин в интервью «Российской газете» заявил, что «Россия не должна исполнять решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), если они идут вразрез с конституционными основами нашей страны». Позицию КС позже поддержал президент Дмитрий Медведев, который отметил, что «Россия никому не передавала часть своего суверенитета, которая давала бы международным инстанциям право менять российские законы». Заявление президента, который, напомним, имеет юридическое образование, удивило общественность страны и Европы.

Дискутируя с Медведевым, председатель Европейского суда Жан-Поль Коста напомнил, что решения ЕСПЧ должны стоять выше национальных законов, которые необходимо менять в случае, если обнаруживается их несоответствие конвенции о правах человека. Другие еврочиновники и особенно парламентарии заговорили о возможности исключения России из Совета Европы и других европейских структур, если Россия не будет исполнять фундаментальные законы, защищающие права граждан.

Наблюдатели говорят, что ожидаемый проигрыш России в Евросуде по аналогичному делу, делу подполковника Михайлова, еще больше обострит противостояние между российской и европейской судебными системами.

«Росбалт» будет следить за развитием событий.

Евгений Зубарев

http://www.rosbalt.ru/piter/2011/06/30/864192.html