О. Бурко: «Основной посыл конференции – это возврат к традиционности и религиозности. Ни о каком гендерном подходе и феминизме, конечно, говорить в таком случае не приходится».

В декабре 2011 г. частное учреждение образования «Женский институт «Энвила», и общественное объединение «Белорусский союз женщин» провели XIV Междисциплинарную научно-практическую конференцию «Женщина. Общество. Образование». Это единственная в Беларуси конференция по «гендерной» проблематике, которая является долгосрочным проектом (первая конференция прошла в 1998 г.) учреждения «Энвила». По словам Ларисы Александровны Черепановой, - кандидата исторических наук, основателя и уже экс-ректора института (на должности находилась с 1994 по 2011 гг.), а также активного участника женского движения Беларуси, - сам «Женский институт «Энвила» являете «одновременно и реальным гендерным достижением, и оптимальной нишей для продуктивных гендерных исследований». [1]

«Женский институт «Энвила» готовит высококвалифицированных лингвистов, психологов и менеджеров-экономистов, конкурентоспособных на рынке труда. Но в то же время, как отметила на пленарном заседании уже новый ректор Института Ольга Васильевна Шахаб: «Одной из целей нашего института является возрождение, сохранение и развитие традиций высшего женского образования, основанного на христианских идеалах и ценностях, историко-культурном и духовном наследии белорусского народа и максимально отвечающим запросам личности, общества, государства». Обучение в институте производится только на платной основе.

Ни одна другая институция страны, даже ЕГУ, на базе которого с 2000 г. открыта магистратура по гендерным исследованиям, не проводит регулярных конференций по гендерной тематике (в ЕГУ прошли всего две специальных гендерных конференции). С 1998 по 2004 г. Конференции проходили под общим названием «Женщина. Образование. Демократия», а в 2005 г. слово «демократия» было заменено на «общество» и превратилось в «Женщина. Общество. Образование». По итогам конференции выходят сборники ее материалов, которые распространяются по библиотекам страны. За истекшие годы конференции в «Энвиле» превратились в феномен научной и общественной жизни Беларуси. С докладами на них выступали ученые Беларуси, Украины, России, Латвии, Литвы, США, Бельгии, Польши, Германии, Дании, а в этом году и Ирана.

Необходимость проведения гендерной конференции в стране очевидна, ведь правительство Беларуси постоянно заявляет о том, что в нашей стране проводится активная гендерная политика.

Однако эта политика часто вызывает нарекания со стороны международных экспертов. Происходит это потому, что в Беларуси понимание гендерной политики ограничивается попыткой решения двух задач: выполнения обязательств перед международным сообществом (в этом случае гендер выступает в роли показателя демократического развития страны и продвижения семейно-демографической политики (которую можно выразить ёмким «заставить женщин рожать»). Свой опыт участия в конференции «Женщина. Общество. Образование»-2011 обсуждают в неформальной обстановке эксперты в области гендерной проблематики, выпускницы магистратуры ЕГУ Щурко Татьяна, Бурко Ольга и Ирина Соломатина.

Каково общее впечатление от конференции?

foto_shchurko_0.jpgТатьяна Щурко: Начну с того, что в докладах конференции доминировал скорее поло-ролевой, нежели гендерный, подход. Согласно поло-ролевому подходу, мужчины и женщины рассматриваются как представители противоположных групп: «женская» и «мужская» роли молчаливо признаются тут равнозначными, хотя и разными по содержанию. В основе этого подхода лежит «естественная» биологическая дихотомия. Гендерный же подход, не отвергая природных различий, рассматривает пол как продукт социализации индивидов. В рамках данного подхода гендерные отношения рассматриваются с точки зрения процесса их формирования. Тут способы структурирования гендера не раз и навсегда заданы природой, а как раз наоборот, они многообразны, изменчивы и отражают столкновение и господство различных социальных интересов.

В программке конференции были заявлены выступления 17 мужчин и 130 женщин, в процентном соотношении получается 12% и 88%. С одной стороны, кажется логичным, что вопросы стимулирования женского участия в жизни страны обсуждают женщины. Однако, с другой стороны, конференция претендует на звание «гендерной», а, как известно, гендерные проблемы шире женских. Продвижение гендерной политики и решение назревших проблем невозможно без привлечения и мужской аудитории. Необходимо понимать, что гендерные проблемы настолько же женские, насколько и мужские.

burko_0.jpgОльга Бурко: Для меня особенно показательным оказалось то, что пленарное заседание было посвящено выступлениям «гостей» из Ирана. С одной стороны, ректор «Энвилы» Шахаб Ольга Васильевна заявила, что «качественное гендерное образование - наше основное кредо». С другой же стороны, выступления Посла Ирана и ректора женского университета в Иране госпожи Махбубе Мобашери начиналось словами «Во имя Бога». Вот этот, заданный на пленарном заседании религиозный подтекст потом постоянно воспроизводился в ходе конференции. Со стороны беларусских участников звучали такие высказывания:

«Нам много чему можно поучиться у мусульман, тому, например, как они ценят женщину-мать».

И, конечно же, я не могу не упомянуть о завершающем пленарном заседании с преподнесением подарков от женского института «Энвила» гостям из Ирана. Подарков было два: первый, набор сладостей, на которых изображен аист; по словам ректора, это очень символично, так как аист приносит детей; второй, набор белорусского льна как символ сочетания традиции и современности. То есть основной посыл конференции – это возврат к традиционности и религиозности. Ни о каком гендерном подходе и феминизме, конечно, говорить в таком случае не приходится. Женщине в первую очередь предлагали оставаться матерью, и многие докладчики на конференции пытались обосновать этот постулат научно, да еще и с привлечением религии.

Т.Щ.: При этом ректор из Ирана сама отметила, что традиции и социальный контекст ее страны мешают женщинам в продвижении в сферы принятия решений. Но, отметив это, она указала на то, что реставрация традиций будет способствовать созданию более безопасного общества.

Отдельно хотелось бы сказать о вступительном слове ректора «Энвилы», Шахаб Ольге Васильевне (кандидат педагогических наук, доцент). Процитирую некоторые высказывания: «Роль женщины в любом государстве неоспорима. Женщины Беларуси – это ценный стратегический капитал и, конечно же, в настоящее время закономерен и, более того, жизненно важен вопрос сохранения этого капитала как показателя морально-нравственного состояния общества»; «Современному социуму необходима такая женщина-мать, образование которой в значительной степени предопределит будущее детей, а значит и государства в целом»; «… Миссия женщин всех стран мира абсолютно одинакова. Это созидание во имя мира». Во всех цитатах озвучивается типичный для всей гендерной государственной политики нашей страны традиционалистский дискурс.

irina_solomatina_1.jpgИрина Соломатина: Любопытно то, что на пленарных заседаниях выступала делегация из Ирана. Насколько мне известно, страны ЕС отозвали своих дипломатов из Ирана. Так как последние десятилетия руководители этой страны стремятся создать ядерное оружие, что навряд ли является выражением прогресса в следовании общепринятым демократическим стандартам. Да и иранские женщины имеют ограниченный доступ к экономическим ресурсам, они практически исключаются из процессов управления страной. Учитывая все эти особенности Ирана, возникает закономерный вопрос, каким опытом решили поделиться с беларусами иранские женщины? Возможно, такое знакомство (в том числе и с обычаями Ислама) полезно для наших женщин, для того чтобы понять как много у беларусок еще осталось свобод?

Каким образом религиозная идеология была привнесена в конференцию?

Т.Щ.: Мой доклад "Женщины в современном обществе потребления" попал в секцию «Духовный мир современной женщины: проблема ответственности», в котором модератором была православная матушка, а среди участников - исследовательница, представляющая направление pro-life (против абортов), и еще одна “религиозная” женщина. Всего в секции было 6 человек. В какой-то момент прозвучало следующее высказывание от матушки: “В непатриархатных семьях вырастают эмансипированные женщины, которые потом делают аборты”. Данное высказывание мне кажется хорошо отражает то, что происходило на конференции, где в гендерную проблематику абсолютно некритично была включена религиозная идеология.

О.Б.: А я попала в секцию «Психологические аспекты семейных отношений». И, несмотря на то, что секция была посвящена вопросам психологии, здесь также присутствовали доклады с религиозным оттенком. В некоторых выступлениях поднимался вопрос о нравственности семейных отношений и упадке традиционных ценностей. В частности, доклад «Роль жены: библейское и современное измерения» был посвящен религиозным представлениям о роли жены, которая не могла ослушиваться мужа. Хотя, тут был представлен и альтернативный доклад «Трансформация ролевой структуры семьи в истории общества», где говорилось о том, что современная семья требует своего построения на принципах партнерства, что в свою очередь не исключает и однополых браков. Однако, в большинстве докладов понимание семьи ограничивалось поло-ролевым подходом, да еще и семья увязывалась с религией. Женщина тут выступала как ответственная - за детей, за семью, за ценности и за нравственность общества. Мужчина же оставался за пределами семьи, он добытчик. Однако жестко разграниченные зоны мужской и женской ответственности играют в пользу существующего неравноправия.

И.С.: Любопытно, что практически на всех конференциях «Энвилы» были представлены самые различные, даже противоположные интерпретации гендерных проблем. Хотя общеизвестно, что гендерный подход возник как критика представлений классической социологии о природе отношений между полами. Гендерные отношения рассматриваются как социально организованные отношения власти и неравенства. Особенность же беларусской ситуации состоит в том, что специфика гендерного подхода остается все еще непроясненной и непонятой. С другой стороны, само наличие продвинутых докладов говорит о том, что пусть медленно, но происходит освоение иных (новых) теоретических дискурсов. Поло-ролевой подход и те, которые выросли из его критики, сосуществуют и как бы накладываются друг на друга, образуя своеобразную дискурсивную всеядность, благодаря которой, возможно, и осуществляется освоение концептов и категорий, появившихся в других западных контекстах.

Какие гендерные проблемы, темы были озвучены на конференции?

Т.Щ.: Меня поразил доклад в рамках пленарного заседания о проблемах женского предпринимательства. Автор выступления, Быкова Татьяна Петровна - советник по экономическим вопросам Республиканского фонда содействие развитию предпринимательства, кандидат экономических наук, доцент - считает, что в стране имеется различие в оплате труда между мужчинами и женщинами, и что женщины действительно получают меньше мужчин. Однако, она четко обозначила, что «это не гендерное неравенство». Происходит это, по ее мнению, потому, что женщины заняты в непроизводственных отраслях, где оплата ниже. Но почему женщины в большинстве своем работают в непроизводственных отраслях, автор не стала осмысливать. Отмечая необходимость развития сферы женского предпринимательства, она воспроизводила дифференцированный подход, согласно которому женщины могут реализоваться не во всех сферах в связи с их «особенностями пола»: «Необходима специальная программа для того, чтобы переориентировать этих женщин, занятых в сфере торговли, в ту сферу, где они будут чувствовать себя более комфортно…».

Ну и, конечно же, привлекли мое внимание попытки концептуализировать понятие «гендерная культура», которое постоянно воспроизводится на государственному уровне и транслируется как ключевой элемент гендерной политики страны. Вержибок Галина Владиславовна - докторант Национального института образования Министерства образования, кандидат психологических наук, доцент - отметила, что гендерная культура - это «направленность на ценность семьи и на семейственность». А как же насчет автономии и «направоенности» на выбор в пользу не только материнства и семьи, но и профессиональной реализации?

В рамках секций были представлены также доклады по

женскому здоровью - компаративный анализ контрацептивной культуры студенток курильщиц и не курильщиц. Конечно же, образ студентки-курильщицы наделялся явными негативными коннотациями, а именно для этой группы студенток характерны высокая сексуальная активность, ранее вступление в сексуальные отношения, стремление к сексуальному удовлетворению, а не любви, они не используют контрацепцию и чаще заражаются инфекциями;

по социальному движению pro-life, которое уже позиционируется и как движение pro-family, что значит, что отказ от семьи - это угроза для существования человечества;

по исследованиям женщин-мигранток в Беларуси. Данный доклад был наиболее интересным и в большей мере соотносился с гендерным подходом. Автор исследования ставил задачей осуществить анализ нарративов мигранток из Афганистана, которые живут в Беларуси.

О.Б.: В целом, были озвучены и актуальные вопросы, такие как двойная занятость женщин (семейная и профессиональная), ограничение доступа женщин к руководящим должностям, меньшая материальная обеспеченность. Но поражало то, как именно гендерные проблемы были представлены. Постоянно делалась отсылка к основному предназначению женщины – рожать, которая сопровождалась обращением к религиозным и традиционалистским контекстам, не предполагающим возможность выбора и автономного самоопределения женщины. Осталось впечатление, что за понятием «гендерная конференция» организаторами понимается «конференция о женщине-матери и богопослушной хранительнице очага, которая еще и способна быть профессионалом в области женских специальностей». Однако хотелось бы заметить, что гендерные исследования предполагают критический анализ, изучение и изменение практик, которые приводят к дискриминации женщин и мужчин, как в семье, так и в профессиональной жизни. И рассмотрение женщины только через призму материнства и религиозных предпочтений есть скрытая дискриминация, которую, собственно говоря, «гендерные исследования» и должны вскрывать.

И.С.: И все же хотелось бы завершить наше обсуждение на позитивном моменте. Гендерные исследования сегодня в Беларуси существуют в определенном дискурсивном пространстве. Они подрывают основания «старой» теории и одновременно обогащают ее тематику и методы исследования. В таком контексте гендерный подход заставляет исследователя переосмыслить не только основания своей дисциплины, но и лучше осмысливать самое себя (свое видение мира). В итоге самые продвинутые отказываются от жестких дисциплинарных границ, ведь для гендерного анализа необходимы весьма обширные гуманитарные и социальные знания.

Примечания

[1] Женщина. Образование. Демократия. Материалы 7-ой международной междисциплинарной научно-практической конференции (10-11 декабря 2004) – Мн.: ЖИ Энвила, 2005. С. 10.

http://n-europe.eu/tables/2012/01/20/gendernaya_konferentsiya_v_envile_zhenshchina_semya_religiya