Словосочетание «демографический кризис» было популярно примерно до середины 2000-х годов, когда считалось общепринятым положение о катастрофической ситуации с демографией в России. Однако сегодня разговоры о демографическом кризисе стали не модными и даже не желательными. Премьер-министр Владимир Путин заявил в прессе, что: «Ежегодный прирост населения в России составляет 35 тысяч человек». Он не упомянул, однако, что положительный общий прирост достигнут за счет превышения миграционного прироста над естественной убылью. Можно сказать, что ситуация не меняется в лучшую сторону настолько, насколько этого хотелось бы власти, и как это звучит в успокоительных реляциях.

Сегодня власть связывает свои усилия в области демографической политики, прежде всего, со стимулированием рождаемости, предпочитая не замечать трагического положения со смертностью и продолжительностью жизни, в том числе с ее гендерной дифференциацией. Логика стимулирования рождаемости подчиняется концепции адресной помощи и не может противостоять общей логике реформ социальной сферы. Сам подход к демографической политике российского государства оказывается бесперспективным

Материнский капитал, например, может способствовать более решительному следованию сложившейся модели демографического поведения, он простимулировал отложенные вторые рождения в возрастных группах, которые сформировались еще в условиях господства идеала двухдетной семьи. Но радикально изменить модель демографического поведения такая мера не может. Для этого необходимо создание социально-экономической ситуации, в которой большинство граждан были бы уверены, что смогут обеспечить будущее детей в соответствии со своими представлениями. Для россиян характерны требования к качеству жизни детей, завышенные по сравнению с достигнутым качеством жизни родителей.

В ближайшие годы в активный репродуктивный возраст начнут вступать, а последующие лет 15—20 лет и доминировать в нем, поколения «демографической ямы» 1990-х годов, самые малочисленные поколения в российской истории. Социальные потребности этих поколений сформировались на довольно высоком уровне: сказалось влияние рыночных иллюзий родителей и неолиберальная пропаганда неограниченных возможностей личного успеха при капитализме. Эти завышенные ожидания, сталкиваясь с реальностью, порождают разочарования, что неизбежно выразится в скромных прокреативных планах. Политика российского государства в жилищной сфере, области здравоохранения и образования, в области семейной политики не только не способствует формированию уровня социальной уверенности, необходимого для радикального изменения модели репродуктивного поведения, но уверяет молодые поколения в том, что дети — удовольствие в нашей стране очень дорогое.

Упомянутые выше инициативы власти по изменению правил выплаты пособий беременным женщинам и женщинам с детьми, дефицит детских садов, ситуация с финансированием школ и со школьным образованием способствует укреплению именно такой уверенности. Адресные затраты на демографическую политику, таким образом, оказываются бесполезными, так как их действие нивелируется политикой по отношению к социальной сфере и общественному сектору в целом.

Государство пытается идеологически усилить демографическую политику, и тут особенно отчетливо проявляется ее бесперспективность. Все, что говорится в рамках «идеи демографического возрождения», все, что носит характер социальной рекламы, большинство общественных дискуссий построены сегодня очень интересным образом. В центре внимания оказывается не необходимость обеспечения условий для совмещения обоими родителями родительских и трудовых обязанностей, не гарантии обеспечения уровня жизни, необходимого для реализации хотя бы среднестатистических представлений о достойном будущем детей, не стопроцентная социальная защита работающей женщины. Главной темой становится материнство как естественное предназначение женщины, наивысшее счастье и обязанность. Тут гендерные стереотипы, связанные с представлением о первостепенности материнства для женщины, неизбежности и естественности для нее репродуктивного труда, поставляют питательный раствор, на котором замешивается и идеология, и сама логика демографической политики.

Если материнство — естественное предназначение (или, как вариант: божественное; о демографии нередко высказываются служители церкви), то государство не несет никаких особых обязательств перед женщиной, не должно никак обеспечивать ее право быть матерью. Выбор между семьей и работой — это личное дело каждого и святое, естественное дело, государство никак не должно этот выбор облегчать. Более того, государство, не надеясь больше на традиционные представления и ограничения, хочет узаконить привязанность женщины к материнству. Отсюда законопроекты, согласно которым мать троих и более детей может получать заработную плату и трудовой стаж. И стремление законодательно ограничить аборты, сделав заодно аборт личной виной женщины, делом исключительно ее морального выбора.

Демографическая политика российского государства сегодня неэффективна потому, что сама ее стратегия и тактика противоречит реально сложившейся социально-экономической и культурной ситуации в стране. Стремясь хоть как-то компенсировать эту неэффективность, власть пытается сегодня манипулировать общественным мнением с помощью гендерных стереотипов о «естественных» предназначениях и ролях. Это называется «возврат к традиционным ценностям». На самом деле это — попытка с помощью морального давления трансформировать проблему воспроизводства населения в проблему морального падения общества, переложить вину за низкую рождаемость на семьи и, прежде всего, на женщин.

Однако критика только гендерных стереотипов самих по себе не эффективна. Необходима комплексная конструктивная критика социальной политики государства с анализом объективной социальной ситуации в стране. В таком контексте становится понятна сегодня идеологическая роль гендерных стереотипов и мифов.

Анна Очкина, эксперт Института глобализации и социальных движений.

Текст подготовлен для круглого стола «Гендерная политика в России за последние три года: проблемы, тенденции, перспективы»

http://www.ikd.ru/node/17766