Работники целыми стаями вылетают с рабочих мест, пополняя армию безработных, и в основном это женщины, причем среди них много женщин молодых. Но они уходят не навсегда. Просто молодые женщины откладывают свою трудовую деятельность, чтобы получить побольше образования. Сегодня впервые за три десятилетия больше молодых женщин учатся, чем работают.

«Я полтора года работала неполный рабочий день в Starbucks, - говорит 24-летняя Лора Бейкер (Laura Baker), пошедшая этой осенью учиться в магистратуру Денверского университета стратегическим коммуникациям. – Я не хотела оставаться там. Мне надо было чего-то добиваться».

Многие экономисты вначале думали, что сокращение численности рабочей силы, вызвавшее в ноябре снижение уровня безработицы, произошло в основном из-за того, что обескураженные работники постарше начали уходить с рынка труда. Но на самом деле, многие из оказавшихся на обочине работников - это молодежь, развивающая свои навыки, умения и получающая образование, что предвещает нечто похожее на послевоенный экономический бум, когда миллионы ветеранов Второй мировой войны благодаря закону о бывших военнослужащих отправились учиться вместо того, чтобы переполнить рынок труда.

Сейчас, как и тогда, в выигрыше в основном представители одного пола. Если молодые женщины 20-летнего возраста видят в сегодняшнем экономическом спаде возможность для развития своих навыков и умений, то молодые мужчины готовы ухватиться за любую попавшуюся им работу. По словам экономистов, долговременные последствия заключаются в том, что у следующего поколения женщин будут существенные преимущества перед мужчинами, у которых карьерные возможности уже сегодня весьма ограничены.

Но даже сейчас многие молодые женщины ощущают, что до равных возможностей далеко.

«Почти все, с кем я учусь, это женщины, - говорит Бейкер, которая надеется, что диплом магистра поможет ей получить работу в некоммерческой организации в сфере связей с общественностью. – Отчасти это связано со специализацией по профессии, а отчасти с тем, что мы, женщины, ощущаем необходимость быть более образованными, чтобы успешно конкурировать в любой области».

Женщины и сегодня зарабатывают значительно меньше, чем мужчины. А за два с половиной года, прошедших с момента официально объявленного начала экономического подъема, мужчины в возрасте от 16 до 24 лет заполнили 178 тысяч вакансий, в то время как женщины аналогичного возраста потеряли 255 тысяч рабочих мест. Это данные Министерства труда.

Обескураженные отсутствием вакансий, 412 тысяч молодых женщин за последние два с половиной года полностью выбыли из состава трудовых ресурсов. Это означает, что они не ищут работу.

Среди молодых мужчин число работающих во время рецессии тоже снизилось, однако с началом подъема оно остается без изменений. Если учитывать все возрастные группы, то у безработной женщины в следующем месяце будет на 35% больше шансов выбыть из состава трудовых ресурсов, чем у безработного мужчины.

Некоторые исследования говорят о том, что женщины требовательнее в выборе работы, чем мужчины. Получая и без того более низкую зарплату, чем мужчины, женщины не очень хотят работать при дальнейшем ее снижении, особенно если у них есть работающие (а в наши дни все чаще получающие новую работу) мужья. Женщины также проявляют меньше желания работать по ночам и в выходные, поскольку у них больше обязанностей по дому. Об этом говорят правительственные данные, показывающие, как американцы проводят свое время.

«Имеющиеся вакансии не очень хорошие, и мужчины с большей готовностью соглашаются на них по самым разным причинам, - говорит экономист из федерального резервного банка Канзас-Сити Джонатан Уиллис (Jonathan L. Willis). – Женщины смотрят на эти вакансии и говорят: “Я буду продуктивнее работать в другом месте”».

Есть и социальные факторы, влияющие на готовность человека согласиться на низкооплачиваемую работу или вернуться на учебу.

«Все еще сохраняется этот мощный традиционный посыл, что мужчины должны зарабатывать деньги и обеспечивать семью, и они больше расстраиваются, когда теряют работу и лишаются статуса кормильца, - говорит директор по исследовательской работе из Совета по современным семьям (Council on Contemporary Families) Стефани Кунц (Stephanie Coontz). – Мы добились гораздо больших успехов в преодолении “женской загадочности”, чем в преодолении «мистицизма мужчин».

Их роль и положение в обществе меня.тся, а колледжи повсюду сообщают о рекордном наборе на учебу.

Учебу возобновляют и мужчины, и женщины, однако женщин в колледжи приходит намного больше (их в студенческих городках было больше и до финансового кризиса). За последние два года количество учащихся женщин в возрасте от 18 до 24 лет увеличилось на 130 тысяч, а мужчин лишь на 53 тысячи.

В предстоящем десятилетии у молодых женщин будет преимущество перед мужчинами, даже если не принимать во внимание разницу в образовании. Многие специальности, где ожидается серьезный рост, например, медицинская помощь на дому или стоматология и гигиена, традиционно являются уделом женщин. Дело не в том, что мужчины не в состоянии выполнять эту работу – просто они не хотят.

«Сегодня девушкам говорят, что они могут заниматься чем угодно, работать где угодно. Но если юноши проявляют интерес к традиционным женским специальностям, их начинают дразнить и высмеивать, - говорит Кунц. – Многие парни просто не понимают, что происходит с традиционными мужскими специальностями, дающими маленький или средний доход».

Количество вакансий в промышленности и в других секторах, где применяется физический труд, постоянно и систематически сокращается. Кроме того, такой работой заниматься бесконечно нельзя, потому что с возрастом силы убывают. И у многих промышленных рабочих нет пенсий, которые обеспечили бы им существование, когда силы у них будут на исходе.

«Меня не удивляет, что в бедной экономике женщины повышают свой образовательный уровень, - говорит старший экономист исследовательского Центра за американский прогресс (Center for American Progress) Хизер Буши (Heather Boushey). – Вопрос заключается в том, почему то же самое не делают мужчины».

Главная опасность, связанная с учебой, состоит в том, что у студента появляются долги, так как за учебу приходится платить. Увеличение стоимости учебы уже многие годы опережает растущую инфляцию, и эта тенденция ускоряется из-за государственных бюджетных сокращений.

«Наше финансирование на каждого студента за последние три года сократилось на 25%», - говорит Стивен Скотт (Stephen Scott), ректор технического колледжа Уэйка, расположенного в Рейли, Северная Каролина. Количество обучаемых в этом колледже растет едва ли не самыми быстрыми темпами в стране – как и плата за обучение. Но студенты – опять же, в основном женщины – по-прежнему идут и идут на учебу.

«Сейчас у нас в листе ожидания 6 тысяч человек, потому что нам не хватает ресурсов, чтобы набрать больше групп», - объясняет Скотт.

Тем, кто учится в более дорогих частных вузах, например, Бейкер, будет еще сложнее добиться того, чтобы вложенные в учебу инвестиции окупились. Если считать тот кредит, который она взяла на получение неполного высшего образования, учась в колледже Уортбурга (Уэверли, штат Айова), то закончив в будущем году магистратуру, она будет должна в целом 200 тысяч долларов.

«Я должна верить в то, что со временем получу хорошую работу, которая даст мне достаточно высокую зарплату, чтобы ее хватило и на жизнь, и на погашение кредитов, - говорит Бейкер. – А также, чтобы я сама была всем довольна».

Оригинал публикации: Instead of Work, Younger Women Head to School

http://www.inosmi.ru/usa/20120103/181999995.html