В России каждые сорок минут от домашнего насилия погибает женщина...

Анна и Артур
Анна Мохова (имя и фамилия изменены по просьбе родных.- Прим.авт.) - моя соседка по дому - была убита собственным мужем полгода назад. За три дня до трагической гибели молодая женщина посетила довольно дорогого (сто долларов - час) и известного психолога Ольгу Б.

Ольга и Аня вместе долго разбирали детство моей соседки, её юность, они нашли множесто ошибок, которые были допущены родителями Ани в ее воспитании. Потом решали, как можно воздействовать на агрессивного мужа и вообще можно и нужно ли на него воздействовать... Под конец беседы Анна расплакалась: “Мне совсем некуда идти, я чувствую, что еще чуть-чуть, и произойдет страшное он не рассчитает силу и убьет меня!”

Психолог-профессионал подняла на нее глаза поверх очков и мягко, но очень внушительно произнесла: “Аня, позвольте вам не поверить: как сегодня, в наших-то условиях, можно подвергаться домашнему насилию? Это возможно только если Вы сами этого хотите! Какие проблемы? Всегда можно вызвать милицию! Уехать к родным или знакомым, написать заявление...”
Психолог еще несколько минут активно перечисляла, как можно себя защитить, и доказывала, что Мохова преувеличивает проблему. Аня выслушала, поблагодарила, заплатила и ушла.

Этот поход к психологу - последнее, что нам с ней удалось обсудить по телефону, через два дня после нашего с ней разговора Артур, как обычно, избил ее. Только, как и боялась подруга, не рассчитал силу удара. Пару дней после избиения Аня пролежала в коме - сердце ее билось, но это уже ничего не значило... Красавица Аня словно ждала своих родителей - как только они приехали к дочери из солнечного Узбекистана, остановилось и сердце. “Она дождалась нас, чтобы мы дочку забрали” - плачет теперь мама Ани.

Четырехлетняя Снежана живет сегодня в квартире, где была убита мама, с бабушкой и дедушкой. Ее папе дали 4,5 года... Суд принял во внимание все положительные характеристики, не поверил соседям, в частности, мне, что Аню избивали, а поверил участковому, который заверил - жалоб от Анны Сергеевны Моховой из квартиры344 на мужа не было. Кроме того суд учел, что Артур всегда хорошо обеспечивал жену и дочку, что у него был повод для ревности - нашел смс в телефоне жены... В общем, будь Аня на том суде, она бы с удивлением узнала, как хорошо они с Артуром жили все эти 6 лет и как странно вообще, что она оказалась убитой...

Убийство сочли непредна-меренным. Сейчас Артур активно строчит жалобы во все инстанции и надеется на то, что получит отсрочку отбывания наказания по 82-й статье УК РФ ведь на свободе его ждет маленькая дочь, о которой теперь, когда мамы не стало, может позаботиться только папа. Увезти Снежану к себе в Фергану родители Ани не могут необходимо разрешение отца, а он его никогда не даст.

Если ходатайство адвокатов Артура будет удовлетворено, то он выйдет из тюрьмы и будет находиться на свободе до тех пор, пока Снежана не станет совершеннолетней. Причем за те 14 лет, что девочке осталось до совершеннолетия, судимость с Артура могут снять вообще.

Женщин на Руси (в России, СССР как угодно) били всегда. Советская власть на очень короткий промежуток навела порядок, а потом все вернулось на круги своя. При СССР тема “насилия в семье” была закрыта, она не обсуждалась. Потому и статистики за тот период, сколько женщин погибало в год от рук мужчин (мужей, сожителей, любовников, партнеров не важно), нет. Удивительно, но нет официальной статистики о жертвах домашнего насилия и сегодня, все фрагментарно, учет не ведется. А все цифры, приведенные ниже,- это подсчеты общественных организаций страны.

Кстати, именно с приходом в Россию иностранных общественных организаций, активно борющихся за права женщин, стали публично говорить о насилии в семьях. Без малого 20 лет назад широкая общественность с удивлением узнала, что 40% всех тяжких насильственных преступлений совершается именно в семьях, что тех, кто погиб дома от удара сковородкой по голове, намного больше, чем тех, кто стал жертвой преступления на улице или в подъезде. Страшно, но факт - и на сегодня примерно 70% всех жертв домашнего насилия составляют женщины, престарелые и дети. И не надо думать, что речь идет о социально неблагополучных семьях - большинство семей вполне благополучны. Странно и страшно то, что говорить о проблеме стали почти 20 лет назад, но дело с мертвой точки так и не сдвинулось - и сегодня, как и десять лет назад, ежегодно мужья убивают не менее 9000 женщин (это, кстати, самый низкий показатель, зарегистрированный с 1999 года и по сегодняшний день), в 2010 году их было убито 14 000...

Екатерина и Рамиль
Несколько месяцев назад все по той же 82-й статье (отсрочка наказания, о которой так грезит Артур Мохов) из колонии был выпущен Рамиль Харисов. Он застрелил свою жену 27-летнюю Катю во время семейной ссоры и отсидел за ее убийство один месяц. Всего мужчина получил за убийство два года колонии, так как суд счел выстрел в грудь в упор убийством по неосторожности.

Сегодня Рамиль борется за то, чтобы забрать у тещи (мамы убитой) двух маленьких дочек, которых за время брака ему родила Катя. Кстати, убийство произошло на глазах старшей девочки Регины ей тогда было 7 лет...
Трагедия эта весной 2010 года всколыхнула всю Самарскую область. В небольшой деревеньке Камышлы, где жили Рамиль и Катя, впрочем, как в любой другой, все как на ладони - скрыть свою личную жизнь от односельчан практически невозможно. Соседи знали, что муж поколачивает Катю. Знали и молчали. Молчала и она.

-За несколько дней до того, как все случилось, Катя позвонила мне и сказала, что все, она уходит от Рамиля и он вроде как не против, - вспоминает сегодня мама Кати - Клавдия Семеновна. Она несколько раз пыталась от него уйти, да все не получалось. А тут все - уже и вещи собрала, сосед должен был ее перевезти к нам в деревню на своей машине.

Но Кате не суждено было перебраться под мамино крылышко в соседнюю деревню - после небольшой ссоры муж застрелил ее. Суд поверил в несчастный случай, и Рамиль, который бил Катю всю их супружескую жизнь, оказался ни при чем. Победила бредовая версия дорогого адвоката, нанятого родными Рамиля, мол, Катя сама взяла ружье и пошла с ним на мужа, началась драка, во время которой ружье упало. Женщина подняла его, ткнула дулом себе в грудь, в этот момент непонятно отчего и раздался выстрел.

Пока шли суды, Рамиль детьми совсем не интересовался, зато успел оформить пенсию по утрате кормильца на свой счет... Парадокс - он сам лишил детей и матери, и кормильца, и за это теперь получает от государства пенсию. Сегодня Рамиль вовсю работает с адвокатами - мама Кати успела оформить на себя опекунство над девочками, Рамиль намерен переоформить детей на себя.

Насилие есть, законов нет
На сегодняший день в уголовном кодексе Российской Федерации нет понятия “домашнее насилие”. В жизни оно есть, а в законах не прописано - отсюда и проблемы, считают юристы.

Адвокат, представлявшая на суде родителей погибшей Анны Моховой, сразу дала понять убитым горем старикам, что шансов добиться справедливости мало.
- В российском законодательстве действительно нет такого словосочетания «домашнее насилие», - подтвердила их адвокат и мне. - Есть статья 117 УК РФ, она, по сути, таит в себе ответственность именно за семейное (домашнее) насилие: «Причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев или иными насильственными действиями, если это не повлекло последствий, указанных в ст. 111-й и 112-й» (ст. 111 — умышленное причинение тяжкого вреда здоровью; ст. 112 — умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью).

Однако дел по этой статье практически не возбуждается, такова сложившаяся в стране практика.
Конечно, несмотря на то, что в нашем законодательстве нет понятия “семейного (домашнего) насилия”, мужа-дебошира наказать можно. Ведь, как в любой цивилизованной стране, у нас все преступные действия квалифицируются различными статьями УК РФ. Но фактически любой адвокат России скажет избитой в четырех стенах женщине, что добиться возбуждения уголовного дела по семейному насилию очень сложно.

Адвокат Батракова приводит такой случай из своей многолетней практики - глава семьи регулярно избивал жену и своих детей. В конце концов уголовное дело было возбуждено, но только по статье 116-й - по факту побоев в отношении несовершеннолетних детей. Насилие в отношении матери адвокат и свидетели в суде так и не смогли доказать.

Еще в 1995-98 гг. общественники из Национального центра по предотвращению насилия “Анна” пыталась пробить закон о “семейном насилии” через Госдуму. Законопроект рассматривался депутатами 51 раз. И каждый раз юристы центра доказывали слугам народа, что под “домашним насилием” они понимают не “домашний конфликт”, а систему поведения, направленную на сохранение контроля и власти над другим человеком. Закон так и не был принят... Как точно тогда заметил один депутат - “иначе придется половину пересажать...”

Страшно, что и те законодательные нормы, призванные бороться с насилием, которые существуют сегодня, в буквальном смысле тормозят перед порогом дома, где совершается это самое насилие.

Причина этого одна - несмотря на страшную статистику, приведенную выше, право-охранительные органы предпочитают считать домашнее насилие проблемой конкретной семьи и по возможности не вмешиваться...
Убитая мужем Анна Мохова пыталась обуздать агрессию мужа - когда была возможность, она всегда вызывала милицию. На моей памяти наряд приехал всего пару-тройку раз. Как только в местном отделении милиции поняли, что речь идет о семейных разборках, приезжать перестали. Вместо наряда к Анне стал приходить участковый, который увещевал обоих супругов, стыдил их и приводил в пример собственную жизнь, мол, уважать друг друга надо... Кстати, в этом отношении в СССР было проще - все мужья-дебоширы состояли у участковых на учете. Не часто, но все-таки дяди Степы навещали своих подопечных. И совсем не для увещевательных бесед, как в случае с Моховыми. Вообще, несмотря на то, что проблема домашнего насилия в СССР была под запретом, тогда разобраться с мужем-обидчиком было проще, поскольку работал так называемый институт профилактики. За нарушение общественного порядка (а когда крики из квартиры раздаются на весь подъезд - это тоже нарушение), за поведение в семье (!) могли и привлекали к административной ответственности. Такие вот мелкие провинности при их накоплении сулили владельцу реальный уголовный срок. И мужчины этого боялись. Как и визитов участкового. Ведь он не просто заходил проведать неблагополучную в плане насилия семью, а еще и предупреждал мужа-дебошира об усилении наказания, отмечал - трезв хозяин дома или нет, есть ли синяки на лице жены...

- Руководство МВД должно вмешаться в ситуацию и дать указания своим подчиненным - возбуждать уголовные дела за домашние истязания, - говорят члены общественных организаций России. - Скорей всего, сегодня милиция уклоняется от возбуждения таких дел потому, что сложно доказать вину истязателя. И потом по статистике 9 из 10 таких дел закрываются за примирением сторон... А “примирение” только в том, что одна сторона - жена - боится другой - мужа...

Проблема не только в законодательстве, но еще и в том, кто и как его исполняет. Хотя, например, в Испании, Швеции и ряде других стран уже давно приняты законы, защищающие именно права женщин в семье, там это отдельный состав преступления - нарушение неприкосновенности личности женщины. Всего закон о домашнем насилии принят в 89 странах. Учитывая, как остро эта проблема стоит в России, почему бы не перенять зарубежный опыт? Ведь у российской женщины вероятность быть убитой своим мужем или партнером в пять раз выше, чем у жительницы Западной Европы...

Два случая, приведенные выше - капля в море. Примерно 1000 женщин в месяц погибает от мужских рук. Причем большинство (тех, кто не пьет с утра и до вечера с мужьями) можно было спасти, если бы им вовремя предоставили убежище. Ведь многим женщинам сегодня в прямом смысле некуда податься от мужа-тирана. Квартирный вопрос в стране стоит остро, а приютов для таких категорий граждан катастрофически не хватает. На сегодняшний на всю страну с численностью 142 миллиона их чуть больше 20, общая численность мест - порядка двухсот...

Немаловажный момент - чтобы попасть в такой приют, женщина должна предъявить паспорт с постоянной местной регистрацией, а еще справки из КВД, что не является переносчиком опасных заболеваний...

На сайте Национального центра по предотвращению домашнего насилия “Анна” в углу расположен счетчик - каждые сорок минут он беспристрастно отмечает - погибла еще одна, еще одна, еще одна... За то время, что я писала эту статью, число 2712 изменилось на 2719...

PS. Домашнее насилие - это не только избиения и убийства, это каждодневные унижения, изнасилования, оскорбления... И эта проблема касается каждой четвертой российской семьи, причем, как отмечают эксперты, количество убитых в родных стенах постепенно растет... При этом за последние четыре года в стране были закрыты, по меньшей мере, 20 центров помощи женщинам, страдающим от домашней тирании. Центры попросту не смогли существовать только на общественной инициативе.
Помощи от государства они так и не дождались. А если эмоции в сторону: каждый год страна теряет минимум 10 000 налогоплательщиц, с их смертью страна приобретает сирот, которые переходят на баланс государства. Так, может, дешевле для бюджета все-таки помочь женщинам?

PPS. В поисковой программе Яндекс, так популярной в России, существует автонабор - это когда ты начинаешь набирать слово или словосочетание, а программа тебе дальше сама подсказывает. Начинаешь набирать слово - “домашнее”, тебе подсказывают - видео, вино, задание по русскому языку... Продолжаешь - “нас...” - программа подсказывает - насекомое...

Словосочетания “домашнее насилие” нет, оно не заложено в программу, видимо, потому что не очень популярно. Ведь по статистике меньше, чем 10% женщин знают о центрах поддержки, тех, где 200 мест на страну и нужны справки при поступлении.

Марина Соколовская
Русский Базар №65(780) 31 марта - 6 апреля, 2011

http://www.russian-bazaar.com/article.aspx?ArticleID=18972