Легендарная актриса Мерил Стрип номинировалась на «Оскар» уже 16 раз. Похоже, не за горами и 17-й: по мнению критиков, Стрип, сыгравшая главную роль в новом биографическом фильме Филлиды Ллойд «Железная леди», является одной из самых сильных претенденток на главную кинонаграду.

«Железная леди» — не первый фильм, посвященный бывшему премьер-министру Великобритании. Но на этот раз «в фокус» попали не только годы политической активности Маргарет Тэтчер, но и ее жизнь после отставки, старость, болезни… В интервью Мерил Стрип рассказала о том, как ей, американке, удалось получить роль одной из самых знаменитых женщин Великобритании, и объяснила, почему создатели фильма рискнули затронуть тему старческого слабоумия Тэтчер.

— Мерил, вы слышали о шоу «Стрип-Тиз», где актеры-мужчины пародируют монологи из ваших фильмов?

— Слышала.

— А вам никогда не хотелось его посмотреть?

— Нет. Я сама себе уже надоела! Уверена, что у них получается очень забавно, но у меня нет ни малейшего желания смотреть еще что-то о себе!

— Роль Маргарет Тэтчер была для вас сложной?

— Сложнее всего была физическая сторона. Примерно 40 процентов времени мне пришлось играть старую женщину. У нас был крошечный бюджет, всего 14 миллионов долларов, и очень длинные съемочные дни. Мы просто не могли позволить себе отдых. Проводить по 12 часов на ногах было мучительно. Иногда меня скрючивало, как Дэниела-Дэй Льюиса в фильме «Моя левая нога», и я мечтала об одном – о походе к хорошему массажисту. Если кто-то знает хорошего массажиста в Англии, поделитесь информацией! По-моему, они там наперечет.

— Тяжело ли было играть с таким сложным гримом?

— Меня гримировал Марк Кулье. Он гений. Это был самый тонкий пластический грим в моей жизни – все равно что вторая кожа. Я даже не чувствовала, что «упакована» в какую-то оболочку. Это новейшие разработки, и они очень упростили мне жизнь.

— А что вы почувствовали, когда впервые увидели себя в зеркале полностью загримированной?

— То же, что всегда, когда смотрю в зеркало. Женщины всю жизнь подсчитывают морщины. Когда мне было 10, я насчитала ровно 11 морщинок. И их до сих пор 11. В нас с самого начала живет все, что проявится позже… Уже в молодости мы можем увидеть в себе стариков, которыми станем. Когда я снималась в фильме «Крамер против Крамера», у меня еще не было детей. Но я уже была той матерью, какой стала потом. В нас есть люди разного возраста, нужно только их отыскать. Я всегда сочувствовала пожилым людям, особенно пожилым женщинам, потому что я очень люблю своих бабушек.

— Фильм «Железная леди» изменил ваше мнение о Маргарет Тэтчер?

— Я помню тот год, когда она стала премьер-министром. Мы с друзьями были не в восторге от ее политики¸ но втайне восхищались тем, что во главе Великобритании встала женщина, да еще и представительница консервативной партии. Это казалось невероятным. В середине 70-х в правительстве было очень мало женщин. Поэтому мы радовались, несмотря ни на что. Мы думали, что раз уж подобное произошло в сексистском, полном классовых предрассудков британском обществе, значит, может произойти и в Америке!

— Вы, американка, играете знаменитого британского политика. Это не вызвало раздражения у англичан?

— Меня это беспокоило, но Филлида привела разумный довод. Она сказала: «Ты идеально подходишь на эту роль, потому что Маргарет тоже была чужой в своем окружении и в своей партии. Она всегда была там, где ее не хотели видеть». Не думаю, что меня не хотели видеть, но в день первой репетиции я очень нервничала. Мне предстояло работать с 45-ю лучшими британскими актерами, которые отлично подготовились к работе и глубоко изучили своих персонажей. Я еще никогда настолько остро не чувствовала, что я – родом из Нью-Джерси… Но они были очень великодушны, особенно Джим Броудбент и Оливия Коулмен. Любой актер знает, что ты можешь быть уверен в себе лишь до такой степени, до какой в тебя верят партнеры. И я очень благодарна им за доверие.

— За время работы над фильмом вы узнали о Маргарет Тэтчер что-то такое, что вас удивило?

— Она управляла Великобританией 11 с половиной лет, и у нее не было повара. У меня, например, есть. Я перестала готовить очень давно, еще тогда, когда снималась в фильме «Выбор Софи», и снова начала только сейчас, когда все уже стали взрослыми. Но Маргарет хотела каждый вечер готовить ужин для мужа Дениса. И даже если это была еда «на вынос» из «Маркс и Спенсер», они должны были сесть за стол вместе.
У нее была масса энергии, она часто работала ночами и в любое время могла потребовать, чтобы министры приехали к ней домой. Она работала и работала, но когда Денис говорил: «Женщина, ты должна накормить этих людей!» — она вставала, на скорую руку делала какие-нибудь гренки с сыром и всех угощала. Меня это поразило.

— Согласны ли вы, что Тэтчер принесла своих детей в жертву карьере?

— Любой мужчина, который занимает большой пост, приносит точно такую же жертву. Интересно, почему мы так часто говорим о вине матерей перед детьми и так редко – о вине отцов?

— Вы не думали о том, что настоящая Маргарет Тэтчер до сих пор жива и когда-нибудь может посмотреть этот фильм?

— Мы – Филлида, Эби (Автор сценария Эби Морган. – Прим. ред.) и я – очень долго размышляли. В наших семьях тоже были случаи старческой деменции, и мы решили, что не будем обходить эту тему молчанием. Это правда, это жизнь.

— Вы рады, что две ваших дочери, Мэйми и Грейс Гаммер, выбрали актерскую профессию? Вы беспокоитесь за них?

— Конечно, за детей всегда волнуешься, даже если они уже выросли. Но я горжусь тем, что мои дочери стали актрисами. Они очень талантливы. И их не волнует всеобщее внимание к ним как к «дочерям Мерил Стрип». Им просто нравится этим заниматься. Думаю, все родители хотят, чтобы их дети занимались любимым делом – ведь жизнь всего одна!

— Вы строгая мама?

— Еще бы! В любой семье есть «хороший полицейский» и «плохой полицейский». Отгадайте, кто из них я? Что бы ни случилось, они первым делом идут к папе, а при мне часто разговаривают аббревиатурами. Я совсем недавно узнала, что «НГМ» означает «Не Говори Маме»!

— Когда Денис делает предложение Маргарет, она соглашается, но на всякий случай еще раз спрашивает, понимает ли он, на что идет. А что вы сказали своему мужу, когда он делал вам предложение?

— А с чего вы взяли, что это он делал мне предложение? Мы оба подумали: «Было бы неплохо, если бы у нас были деньги на еду…». Я – актриса, он – художник, поэтому у нас не было никаких гарантий. И все-таки я переехала к нему. У нас не было ни кухни, ни кровати – только электроплитка и матрас на полу. Но нам повезло!

— А он понимал, что его ждет?

— Думаю, да. Он дружил с моим братом, и знал обо мне абсолютно все.

— Маргарет Тэтчер была одной из самых влиятельных женщин в мире. Но в фильме показано, что она часто чувствует себя одинокой. А с вами это случается?

— Нет. Я замужем, у меня куча детей и много подружек… Так что я не откажусь побыть в одиночестве хотя бы пять минут!

— Как вы думаете, какая актриса могла бы сыграть вас?

— Как-то странно об этом думать. Наверное, мои дочери, Мэйми или Грейс Гаммер.

— Какую женщину можно назвать старой?

— Думаю, ту, которой больше 80.

— Вы сниметесь в фильме «Мама и я»?

— Да. Пока мы разговариваем, Тина Фей уже пишет сценарий. Я в восторге от этого проекта. Я сыграю ее мать, и это будет очень интересно.

Перевод Анастасии Воиновой

По материалам сайта inquirer.net

http://www.vokrug.tv/article/show/Meril_Strip_Menya_porazilo_chto_u_Margaret_Tetcher_ne_bylo_povara_32919/