Роддом №4 бьет все рекорды: по сравнению с прошлым полугодием в этом году здесь родилось на тысячу детей больше

Сегодня, 15 июля, московскому роддому №4 ровно 30 лет, за это время в нем родились 200 тысяч детей. Целый город! Таков его вклад в демографическую “корзину” России. В день здесь появляется на свет до 30 маленьких граждан! Весомая работа. Уже в автобусе услышала первые отклики: глубоко беременная женщина сказала мне, что тоже едет “туда”, а выбрала этот роддом, “потому что там рожали ее подруги. Понравилось”.

Да, сарафанное радио было и остается самой лучшей рекламой, о чем я и сказала при встрече главному врачу роддома № 4, доктору медицинских наук, профессору заслуженному врачу РФ Ольге ШАРАПОВОЙ. И сама Ольга Викторовна в определенном смысле уникум: дошла до вершин в здравоохранении — была замминистра России, возглавляла в министерстве Департамент по вопросам материнства и детства — и вдруг “спустилась” с вершин и взяла в руки рядовой московский роддом. Сейчас он один из самых популярных в столице.

“В России практически нет здоровых женщин”

— Ольга Викторовна, вашему роддому-юбиляру ровно 30 лет. И первым рожденным здесь тоже стукнуло по тридцатке. А сегодняшние роженицы — это кто?

— За прошедшие сутки у нас родились 27 детей. 21 женщина повторнородящая и 6 — у кого роды первые. Ситуация резко поменялась даже за последние два с лишним года, когда я пришла сюда работать: тогда 70% женщин были первородящими и 30% — со вторым ребенком. Сейчас все наоборот: в целом около 60% беременных приходят к нам за вторым ребенком и 40% — беременные первенцем. Объясняю это изменением отношения государства к рождаемости: нацпроект “Здоровье”, материнский капитал сделали свое дело. Женщины стали думать о втором, третьем наследниках, что говорит о повороте в сознании родителей — многие не хотят останавливаться на одном ребенке. Моя бабушка даже в те, бедные времена любила говорить: “Зачем ругать власть? Всё же есть! “Сегодня я могу повторить ее слова: всё есть, рожайте. Прилавки ломятся от продуктов, одежда — на выбор. Надо только не лениться рожать. Жизнь в любом случае изменилась к лучшему.

— По статистике, всегда больше рождалось мальчиков. Характерна ли эта тенденция для сегодняшнего дня?

— Мальчиков и сейчас рождается чуть больше. Всего с начала 2011 года в нашем роддоме родился 3541 ребенок (для сравнения: в прошлом году на эту дату — 2,5 тысячи). Тенденция к увеличению — ситуация, характерная и для других родильных домов столицы. К нам идет очень много женщин из Подмосковья, из ближнего и дальнего зарубежья (Таджикистан, Киргизия, Узбекистан и др. ). Все эти “пришельцы” имеют право на бесплатное медицинское обслуживание, так как получили квоты на рабочие места в Москве.

— А кто оплачивает им медуслуги?

— Оплачивает российский бюджет. Это огромная проблема: сегодня очень много бюджетных денег уходит на оказание медицинской помощи жителям из стран СНГ (Казахстан, Туркмения и др. ). Но это же самостоятельные государства и должны в полном объеме оплачивать своим гражданам медицинские услуги, оказываемые в России. Из-за них мы очень многое недодаем москвичам. Возможно, нужны дополнительные соглашения между нашими странами. Попробуйте получить медпомощь в полном объеме, например в Молдавии или на Украине. Даже роженицу там держат один-два дня и выпихивают из роддома. Не жалуют наших больных и в Европе, в Америке — услуги тем же роженицам только за деньги и немалые.

Причем из стран Средней Азии к нам поступают очень тяжелые роженицы, они, как правило, необследованные, неподготовленные, с массой хронических заболеваний. Приходится тратить не только врачебные силы, но и огромные финансовые средства на то, чтобы их вылечить, принять роды. Инфекционное отделение в нашем роддоме вообще забито роженицами из Средней Азии. Они все очень сложные, им требуется переливание крови и плазмы, нужно много дорогостоящего “альбумина”, так как у них, как правило, низкий белок. И дети от них рождаются тяжелыми, как правило, попадают сразу в реанимацию. И на них нужно тратить много денег, лежат они у нас к тому же подолгу, иногда по нескольку недель.

— Много ли женщин прибегает сегодня к технологии ЭКО?

— С учетом того, что государство оплачивает эту программу, много: в наш роддом ежемесячно приходит от 20 до 30 женщин, забеременевших с помощью ЭКО. И это только в один роддом. Технология отработана. Хотя такие женщины сложнее рожают — в основном путем операции кесарева сечения. Они и психологически не всегда готовы, очень боятся родов, боятся потерять ребенка. С ними работают психологи, особенно если есть какая-то патология. Хотя смертность и материнская, и младенческая у этой категории рожениц не выше — они все время под наблюдением, приходят в роддом заранее, соблюдают все рекомендации врача, тщательнее готовятся к родам.

Уникальный случай

В феврале этого года в роддом № 4 пришла женщина 53 лет. Рожать! Сама! Без всякого кесарева! Хотя у нее первая беременность и первые роды. Долгие годы она считалась бесплодной, но вот забеременела с помощью ЭКО. По всем показаниям (возраст, ЭКО, первые роды) женщину надо было кесарить. Но отчаянная дама категорически отказалась от такого предложения врачей, хотя ее долго уговаривали. Повторяла, что будет рожать сама. И родила. Профессиональные акушеры помогли ей в этом. Ребенок родился нормальный — вес 2900. И на четвертые сутки после родов великовозрастная мама выписалась, как все молодые. Есть все же женщины не только в русских селениях, но и в городе Москве. Уникальная москвичка проживает на юго-западе столицы.


“Если к нам поступает беременная-малолетка, мы знаем, что надо быть во всеоружии”

— Ольга Викторовна, много ли рожает несовершеннолетних? И чем вредны ранние роды для таких мам и их детей?

— В год у нас рожают примерно около 250 девушек в возрасте 13–18 лет. Детей, как правило, они не бросают. Иногда мамы малолетних рожениц забирают малышей себе. Вред от ранних родов безусловный. Во-первых, это родовая травма как для ребенка, так и для мамы, больше акушерских осложнений, чаще приходится делать операции кесарева сечения, нередки кровотечения после родов. Виной тому — физиологическая незрелость роженицы. Поэтому, если к нам поступает юная первородящая, мы знаем, что надо быть во всеоружии. Я как доктор предостерегла бы девушек от ранней беременности и от ранних половых связей. Ранняя половая жизнь вредна и для репродуктивного здоровья самих женщин, и для их потомства. Кстати, сегодня средний возраст начала половой жизни — 14–15 лет. Организм незрелый. Незрелость прежде всего эндокринной системы, что влечет за собой массу эндокринных заболеваний. Беспорядочная половая жизнь приводит к хроническим заболеваниям, половым инфекциям, а в итоге — к бесплодию. Самый лучший репродуктивный возраст — от 20 до 35 лет.

— Больше ли стало заболеваний у женщин и какие патологии превалируют?

— Сегодня практически нет здоровых женщин. У каждой до родов диагностируется какое-то заболевание: сердца, сосудов, желудочно-кишечного тракта, печени, суставов, костно-мышечной системы… Очень много заболеваний, связанных с щитовидной железой. Поэтому и возникают сложности во время беременности: угроза прерывания и др. Хотя еще лет 5 назад 40% будущих мам приходили в роддом без такого набора проблем. Возможно, это обусловлено тем, что у людей появилась некая культура в отношении к своему здоровью. Многие женщины еще до беременности стараются обследоваться, появились диагностические центры.

— Можно ли оценить “вклад” отцов в заболеваемость детей?

— В основном они “дарят” своим потомкам генетические заболевания. Но больше здоровье малыша зависит от физического состояния женщины. Если мать больна, и плод ее будет больным. Правда, организм новорожденных способен быстро адаптироваться, если соблюдать положенные в этом случае правила: питьевой режим, питание и т. д. Ребенка можно спасти, если это не генетическое заболевание. Если генетическое, ничего сделать нельзя.

— Как вообще правильно вынашивать беременность, чтобы было меньше осложнений? Ваши советы.

— Первое и самое основное: женщина должна встать на учет в женскую консультацию до 12 недель беременности — это очень важно. Если есть задержка с менструацией, надо срочно идти к гинекологу. Именно в самом начале беременности важно определить риски для здоровья женщины и для ее будущего младенца. И принять правильное решение, рожать или нет. Ведь сегодня очень много возможностей для определения генетических, хромосомных, наследственных заболеваний, лабораторной, УЗ-диагностики и др.

Второе: освободиться от вредных привычек. Если девушка хочет иметь здоровое потомство и в будущем полноценную семью, ей надо отказаться от курения. К сожалению, в роддоме мы вынуждены отводить места для курения беременным женщинам. Наши сотрудницы курят меньше, чем поступившие роженицы. Курят и только что родившие: оставляют своих младенцев, идут курить, а потом кормят их грудью. Это же преступление: с пеленок приучать ребенка к никотину и обрекать его на болезни! Считаю, такая распущенность от бездуховности, верующие женщины не курят.

Мы уже оскомину набили, говоря, что женщина не должна курить. Или бросить, если решила завести ребенка. Но вот в минувшее воскресенье у нас рожала москвичка 33 лет. Это ее первая беременность. Медсестра-анестезист по профессии, но она всю беременность курила. В результате — родила ребенка с тяжелой врожденной пневмонией, малыш сразу оказался в реанимации. Она обрекла его на болезни легких на всю жизнь. Хотя многие, забеременев, бросают курить.

— Чем вы объясняете рост генетических заболеваний?

— Прежде всего экологией и стрессами у матери. Свою долю в хромосомные изменения вносит питание генномодифицированными продуктами. Огромный вред, как я уже сказала, от курения. Очень важен образ жизни. Надо соблюдать стандартные врачебные рекомендации: отрегулировать режим труда и отдыха. Больше гулять на свежем воздухе. Важен полноценный сон: если спать мало, нервная система не будет успевать восстанавливаться.

— Ольга Викторовна, смертность женщин и детей при родах и сегодня случается?

— К сожалению, да. В России этот показатель (перинатальная смертность) — 8 малышей на тысячу родившихся живыми; в Москве — 5, в нашем роддоме — 3,6%. Материнская смертность еще ниже: 22% — на 100 тысяч родившихся живыми, у нас — 1 случай в прошлом году — женщина была с тяжелой патологией.

— Какие у вас имеются возможности, чтобы помочь женщинам с проблемами в здоровье? Прежде всего технические, чтобы помочь в тяжелых случаях.

— На случай экстренности у нас есть детская реанимация. Есть отделение переливания крови. В роддоме имеется хорошая функциональная УЗ-диагностика. Великолепная лабораторная служба, есть абсолютно все, что необходимо для обследования беременной. Кроме общего стандарта, который есть во всех роддомах, у нас имеются иммунологический и гематологический анализаторы. Со всего юго-запада столицы к нам присылают женщин с тяжелыми заболеваниями крови. И наши профессора не только дают заключения по результатам анализов, но и рекомендации по лечению.

— Достаточно ли финансов для такой масштабной работы?

— По нашим расчетам (от момента поступления женщины в родильный дом до момента ее выписки) государство тратит 48,5 тысячи рублей; если роды преждевременные — то больше; если кесарево сечение — около 55 тыс. рублей. Объем финансирования и количество родов у нас — несопоставимые цифры. Недостаток средств мы перекрываем за счет платных пациентов — тех, кто не имеет российского полиса ОМС и поступает к нам по направлению из страховых компаний по добровольному медицинскому страхованию. 60% этих средств идет на зарплату сотрудникам, остальные — на лекарственное обеспечение рожениц, на их питание, на расходные материалы. Если бы этого не было, было бы сложно.

“Бутылочки и соски используем только в реанимации”

— Ольга Викторовна, многие ли женщины кормят детей грудью? Или молодые мамы по-прежнему больше пекутся о своей фигуре, чем о здоровье малышей?

— Сегодня в России малышей до полугода грудью кормят примерно 80% женщин, до года — от 40 до 60%. Кстати, наш роддом удостоен звания “Больницы, доброжелательной к ребенку”, награжден дипломом ВОЗ за поощрение грудного вскармливания. Всех новорожденных мы прикладываем к груди в родблоке. Как только мама научится кормить, мы ее выписываем. В роддоме нет сосок и бутылочек — детей с первого дня жизни приучаем есть из ложечки. Бутылочки и соски используем только в реанимации. Очень многие молодые мамы стараются кормить своих малышей грудью. Отказывающихся из соображений сохранить фигуру становится все меньше. Наоборот, многие обеспокоены, если в груди нет молока.

http://www.mk.ru/social/interview/2011/07/14/605760-bebibum-i-vsyo-vsyo.html