Каждый раз, когда по всем информканалам нам сообщают, кто победил в очередном конкурсе красоты, меня охватывают смешанные чувства. С одной стороны, я понимаю возмущение феминисток. С другой – я мужчина, и полюбоваться на девушек с идеальными параметрами завсегда приятно. Тем более что нынешняя победительница конкурса "Мисс мира" вроде бы от природы такая – вряд ли в католическом приюте ей могли сделать искусственную грудь или накачать ягодицы силиконом.

Правда, глядя на эту картонно-оберточную красоту, у меня каждый год рождается вопрос: а нормальные женщины где? Почему все конкурсантки как из инкубатора? К тому же возникает подозрение, что сирота Ивиан Кольменарес не совсем "темная лошадка", поскольку Венесуэла считает смотры красавиц своим национальным приоритетом и гордится многочисленными, уже ставшими традиционными победами своих компатриоток в этих мероприятиях.

До Уго Чавеса венесуэльцам было приятно констатировать, что их красотки начинают заниматься в школах супермоделей чуть не с пеленок и поэтому побеждают, а с приходом к власти марксиста объяснить, что сиротка вознеслась на пьедестал из самых низших слоев, остается только чудом. Для мало-мальски знакомых с индустрией красоты ясно, что в современном мире так быть не может.

То есть встретить на улице будущую супермодель в принципе можно. Тут принято ссылаться на нашу золушку Наталью Водянову, торговавшую в Нижнем Новгороде апельсинами, а впоследствии ставшую матерью двух английских пэров. Но, когда иностранный хедхантер берет такую "находку" под свою опеку, ее несколько лет учат ходить и вовремя открывать и закрывать рот, а не посылают сразу на конкурс моделей. Об этом в свое время Бернард Шоу свою самую знаменитую пьесу написал.

Думаю, примерно так и было и в жизни воспитанницы приюта, у которой был небогатый выбор: стать доброй католичкой в бедном квартале либо очередной международной... как бы тут понежнее выразиться... иконой стиля.

Но все-таки остаются вопросы.

Первый: я понимаю борцов за права женщин и разделяю их озабоченность. Даже оставив в стороне мысль, что на подобных конкурсах девушек оценивают по экстерьеру и исключительно как сексуальные объекты. Как таких еще оценивать? Они всю энергию тратят на внешний вид. Хоть и говорят, что самая сильная эрогенная зона у представителей Homo Sapiens в мозгу, по-видимому, это не касается человеческого стада в целом. В индустрии развлечений царит культ самого примитивного животного начала, и когда на подобных конкурсах девочек заставляют что-то лепетать про "мир-дружбу-жвачку", то лишь затем, чтобы прикрыть всеобщую жажду наживы на сексуальных рабынях фиговым листком политкорректности. Мол, они еще и разговаривают.

Второй вопрос: если есть конкурсы женской красоты, то где, собственно, аналогичные для мужской? Или таковой в природе нет? Соревнования бодибилдеров не считаются, речь там вовсе не о красоте, а о мышечном тонусе.

То есть неравноправие налицо, правы феминистки. Мне могут возразить, дескать, "мужик должен быть чуть красивее обезьяны". Ну, хорошо, следуя этому мифу, можно соревноваться в том, кто больше похож на хвостатый прототип. Или придумать иной аналог женского экстерьера. Считается же, что женщина должна быть настолько же красивой, насколько мужчина умным. Или богатым?

В чем загвоздка, почему молодых самок каждый год наряжают в купальники и выставляют на всеобщее обозрение, оценивая их отклонения от 90-60-90, а насчет самцов пока ничего не выдумали?

Размышляя об этом, никакого путного объяснения, кроме того, что мы живем в чисто мужском, патриархальном и патерналистском обществе, не приходит.

Когда я думаю о завоеваниях всяческих социалистических революций, то почти единственным глобальным аргументом в их пользу остается не только уравнивание женщин во всех правах, но и идейный отказ от подобных "собачьих выставок". Как это было в "старой" России, где наравне с упразднением сословий и наследственных преимуществ по факту рождения никому не приходило в голову публично соревноваться в размере груди или кошелька. При том, что позорное рабство было упразднено в нашей стране всего 150 лет назад, предки целый век после того положили, чтобы объяснить себе и окружающим, что если и существует какая-то аристократия, то исключительно культурная и духовная. Что от природы все люди наделены примерно равными возможностями и различаются только способностями и склонностью творить добро или зло. Даже в СССР эпохи застоя какие-то нравственные ориентиры присутствовали. Неприлично было гордиться наворованным. Нельзя было "миссок" выставлять в качестве эталона успешности и завидовать бывшим недоучкам из низов лишь потому, что они охмурили своими прелестями какого-нибудь английского лорда. Вся великая русская литература стояла на утверждении обратного. А постперестроечная Россия идейно рвала с советским прошлым не только открытием границ и шлюзов, но и организацией первых конкурсов красоты, мгновенно ставшими привычным элементом нашего дикого капитализма.

Со временем произошла глобальная интеграция идеологий. Даже квазисоциалистическая Венесуэла анекдотично оправдывает свою шовинистическую дикость ссылками на незнатное происхождение победительницы очередного позорища, чего уж говорить о странах, где культ потребления возведен в ранг мечты.

Нам бы радоваться, что россиянка не вошла в заветную десятку конкурсанток, а мы все мечтаем о новой Оксане Федоровой. Чтобы быть частью западного мира, все его рудименты, атавизмы и пороки мы обязаны пропагандировать. С утра до вечера на молодежных телеканалах идут программы, где молодые люди чем-нибудь (вполне определенным) меряются. Самки и самцы выбирают себе подобных исключительно по внешним признакам, и чем эти "признаки" оголенней, тем лучше. Все западные форматы – "топ-модель по..", "лучшая задница на..." и т.п. – пересняты один к одному в родных студиях и имеют немыслимые рейтинги. В этом мутном потоке конкурсы типа "Мисс Вселенная" "Мисс мира", да хоть "Мисс подворотня", вообще-то, смотрятся вполне невинно, по крайней мере, никто прямо со сцены победительниц в гаремы не уводит.

Но по сути все это звенья одно огромной проблемы: человечество становится все более равнодушным к тому, чем оно отличается от животных. В принципе этого и следовало ожидать. Генетики давно догадались, что наиболее прогрессивные мутации сначала помогают виду резко скакнуть на витке эволюции, а затем губят его. Саблезубые тигры вымерли именно потому, что отрастили слишком длинные клыки и пожрали всех конкурентов, а мелких мышей, которые остались, – уже не смогли. Зубы мешали. Так и человек: сначала развил мозг, в космос рванул, а затем низведет себя до состояния валяющегося в грязи хряка, ни о чем, кроме жратвы и секса, думать не способного. И все благодаря развлечениям типа "конкурсов красоты" разного извода. Может, пора и феминисток послушать.

Игорь ИГРИЦКИЙ

http://www.utro.ru/articles/2011/11/10/1009912.shtml