Миллионы женщин, прекрасных специалистов с высшим (часто не одним) образованием лишены малейших перспектив карьерного роста только потому, что им не двадцать пять.

В тридцать пять лет я решила, что пора круто менять жизнь! Хватит прозябать в провинции, мне пора сниматься в кино, крутить романы с миллионерами, ну или на худой конец вести Дом-2 – я созрела для больших свершений! С этими революционными мыслями я отправилась в Питер, по уверению многих – самый свободный город России, город с западными тенденциями, столицу неформальной культуры, андеграудных некогда музыкантов, «Митьков», свободных художников! В представлении провинциала Питер почти Париж, где приветствуется непохожесть, индивидуализм, бунтарство. Я была уверена, что именно здесь найду применение своим амбициям.

Первым делом надо было найти работу, но каково же было мое удивление, когда почти каждая вакансия в толстой газете о работе имела пометку «до 35 лет», «строго до 27», и даже «до 23»! Специалисты до двадцати трех требовались на вакансию «менеджер по продаже сантехники», я не удержалась и позвонила по указанному телефону и долго пытала менеджера по персоналу, почему торговать унитазами можно строго до двадцати трех лет? И выплачивает ли их фирма пенсию сотрудникам, которым исполнилось двадцать четыре?

Кто может объяснить этот чисто российский феномен возрастной дискриминации? Почему подать вам обед в кафе может исключительно юная студентка? Ну, я понимаю еще ночной бар – вы идёте туда выпить, расслабиться, возможно, закрутить интрижку – сексуальная барменша будет здесь вполне уместна и разведет на пару-тройку дорогих коктейлей – тут политика заведения оправдана. Но обычное кафе, закрывающееся в десять вечера и имеющее целью накормить посетителей – отчего там не работают женщины сорока или пятидесяти лет? Разве с вкусным обедом у вас ассоциируется тоненькая восемнадцатилетняя девочка в мини-юбке, а не мама или бабушка, пекущая блины и щедро накладывающая сметану в борщ? Я понимаю, что в нашем обществе активно насаждается мысль, что сексуальной может быть только молодость! О таких ролях в кино, какие играла сорокалетняя Софи Лорен, наши актрисы могут только мечтать, в тридцать им уже предлагают «маму главного героя» - ну а чего возьмешь со старушки?

Ну это ладно, но причем тут еда? Известно, что когда у человека наступает половое возбуждение, ему становится абсолютно не до борщей! С этой точки зрения, чтобы продать больше еды, хозяин заведения должен нанять официантками женщин средних лет в скромной одежде, чтобы вы думали не о сексе, а о биточках в грибном соусе. С другой стороны, мы все так привыкли к юным девам, обслуживающим нас в общепите, что совершенно не обращаем на них внимания, как на сексуальный объект, так же, как постоянные посетители бара давно уже не возбуждаются на усталую стриптизершу, день ото дня выделывающую одни и те же пируэты у шеста – ведь третья грудь у нее в полночь не вырастает! Это только один из тысяч примеров, но есть ли реальное оправдание у того факта, что миллионы женщин за тридцать вычеркнуты из списка претендентов на какие-то вакансии?

Женщина в сорок лет во многом гораздо совершеннее, чем она же в двадцать. К этому возрасту мы приобретаем опыт и знания, становимся гораздо спокойнее в общении – буйство гормонов уже не диктуют эмоциональных взрывов или неожиданных истерик. Мы обретаем свой стиль в одежде и макияже: начес на голове, зеленые тени и боевой раскрас индейца племени апачей уже не кажутся нам «клевыми». Мы не пропадаем по ночам в накуренных клубах, предпочитая им бассейны, не режем вены от неудачной любви, пьем сухое вино вместо «Ягуара» и не читаем книжки Оли Бузовой про стиль и моду, потому что сами можем такие книжки диктовать. Женщины за тридцать гораздо лучше профориентированы, мы уже точно знаем, чем хотим заниматься, и что желаем получить от своей работы. Мы не только продаемся работодателю, но и трезво оцениваем его – потому что знаем себе цену. Не это ли так пугает боссов – молодых сотрудников, только получивших дипломы, гораздо легче эксплуатировать, обкрадывая в зарплате?

Удивляет пассивная роль государства в этом – более чем важном вопросе! Ведь миллионы женщин, прекрасных специалистов с высшим (часто не одним) образованием вынуждены стоять за прилавком без малейших перспектив карьерного роста и маленькой зарплатой только потому, что им не двадцать пять! И об этом не говорят, не бьют в колокола, не наказывают работодателей! Может, нам стоит подавать в суд за подобную дискриминацию: на каком основании меня лишили возможности быть соискателем хорошей работы и объявили человеком второго сорта?

В Америке, стране, славящейся своими абсурдными судебными процессами, произошла такая история. Владелец весьма популярного в городе кафе повесил объявление, что приглашает на работу официанток, согласных обслуживать посетителей топлесс. В числе прочих откликнулись и две дамы – мать и дочь, и с радостью согласились «посветить» своими прелестями, разнося гамбургеры и колу. Однако озадаченный владелец кафе был вынужден отказать дамам в рабочих местах по причине их возраста: дочке на тот момент было что-то около шестидесяти, матушка же счастливо отметила восьмидесятилетний юбилей! Но – ах, Америка, за это мы тебя и любим! – несостоявшиеся официантки не потерпели столь оскорбительного нарушения своих гражданских прав и подали в суд на злодея-работодателя, обвинив того в дискриминации пожилых людей. И – кто бы сомневался – отсудили у негодяя, без малого, миллион долларов, пустив беднягу по миру.

Возможно, нам тоже пора начать борьбу за свои гражданские права в этом вопросе и серьезно изменить законодательство, чтобы люди, переживающие свои лучшие и самые продуктивные годы не оставались за бортом и не чувствовали себя ненужными обществу уже в сорок?

http://kp.ru/daily/25669.4/830096/