Впервые я голосовала на президентских выборах в 1976 году, когда между собой соперничали Джимми Картер и Джеральд Форд. Выборы проходили в неспокойное для Америки время. Никсон с позором ушел в отставку, и в стране царило мощное недоверие к политике. Картер пришел к власти как чужой для Вашингтона человек (что было необычно для боровшихся за гражданские права демократов) - и все благодаря своим протестантским корням. Но оказалось, что Джимми Картер вызвал огромное разочарование у христиан-протестантов. Он считал своим долгом отстаивать конституцию и сохранять ту стену, которая отделяет государство от церкви. Подобно Кеннеди, он считал свои религиозные убеждения частным делом, но не основной для принятия президентских решений.

За 12 лет до тех выборов был принят Закон о гражданских правах, а за год до них завершилась длившаяся двадцать лет война во Вьетнаме. Кого-то эти перемены пугали, а у кого-то появилось возрожденное чувство надежды: на политические изменения, на изменения в окостенелой социальной структуре, на то, что мы никогда уже не втянемся в затяжной конфликт, на разрешение которого мало шансов.

Я тогда была молодой девушкой, только начинавшей свою взрослую жизнь, и движение за освобождение женщин, а также включение слова «пол» в статью VII Закона о гражданских правах придали мне ощущение собственной силы. Мне уже не нужно было идти по стопам своей матери, бабушки и их матерей. Я могла заниматься карьерой. Мне не надо было искать мужа, чтобы стать полноценной личностью, и я могла сама решать, рожать мне детей или нет, и когда это делать.

Но вот прошло 36 лет, и я с ужасом наблюдаю, как теократические христиане ставят все эти возможности под угрозу.

Не могу не думать о своей племяннице. Она пока слишком мала и не понимает, какие ее могут ждать последствия, если радикалам удастся лишить женщин права самим управлять деторождением. Она пока слишком мала и не понимает в полной мере последствия этой новой «войны с материнской утробой» для собственного будущего. Но именно ей, а не мне придется расплачиваться за религиозное порабощение женщин.

Она не понимает.

Но я-то понимаю.

Вот почему я должна была прийти 24 марта на «митинг разума».

«Война с материнской утробой» связана не только со странным представлением о том, что бластоцисту следует считать живым человеком, и в связи с этим запрещать все виды контрацептивов. Нет, это гораздо более коварная война. Это такая радикальная христианская версия чадры - чтобы женщина знала свое место и подчинялась мужчине.

Если женщины не смогут решать вопросы своей репродукции, они будут терять свои шансы на работе, в учебе, будут лишены права жить своей жизнью по собственному усмотрению. Они потеряют все, чего им удалось добиться за последние десятилетия в плане равенства и благоприятных возможностей. Это относится к женщинам незамужним, замужним и разведенным. У семейных пар больше не будет права планировать свою жизнь - например, планировать, сколько рожать детей и когда их рожать. Некоторые политики и активисты считают своим «богом данным правом» вмешательство в самые личные из всех решений, принимаемых женщинами и мужчинами. Они хотят, чтобы семья стала их собственностью, хотят хозяйничать и наводить свои порядки в спальнях.

Должна сказать, что я очень разгневана. Мне уже не рожать детей по возрасту, так что на мой собственный образ жизни и на мой жизненный выбор это никак не повлияет. Но я по личному опыту знаю, насколько важен для меня был этот выбор, когда я вступала во взрослую и трудовую жизнь. Я сама принимала решения, имела возможность и средства, чтобы следовать своим мечтам и амбициям. Такой возможности выбора никогда не было ни у моей матери, ни у моей бабушки. Я хочу, чтобы моя племянница и ее сверстницы имели возможность самостоятельно принимать решения по поводу своей жизни и своего тела. Я хочу, чтобы она мечтала, работала и боролась за то, чего хочет добиться. Я не желаю, чтобы ее мечты угасли из-за тех, кто стремится отнять у нее это светлое будущее.

Присоединяйтесь ко мне в борьбе за возвращение наших прав, за спасение от тех, кто стремится навязывать нам свои религиозные убеждения. Остановите новых радикалов, не дайте им посредством власти и силы реализовать свои фанатичные взгляды, привить другим свою невежественность. Не дайте им надеть на наших дочерей невидимую чадру.

Робин Элизабет Корнуэлл - исполнительный директор Фонда им. Ричарда Докинса в поддержку разума и науки (Richard Dawkins Foundation for Reason and Science), США.

Робин Элизабет Корнуэлл (Robin Elisabeth Cornwell)

Оригинал публикации: Why women need secularism

Опубликовано: 02/04/2012 13:44

http://www.inosmi.ru/usa/20120403/189734442.html