Тревожные сообщения с «революционных фронтов» побуждают меня, как когда-то, в давние времена, примерно в таких же обстоятельствах, побуждали и Пророка, искать убежище египетским надеждам во лжи. Хорошие вести все же удалось раздобыть. Правда, там, где менее всего на это рассчитывал.

Читатель вряд ли поверит мне, если я скажу, что в списке пяти стран, «славных» наихудшим отношением к женщине, нет ни единой арабской. За исключением Сомали. Да и та, если помните, вошла в состав арабской уммы сравнительно недавно. И вообще, можем ли мы считать Сомали государственным образованием, если бывшая страна распалась на кланы и имеет лишь формальное централизованное правление без власти и полномочий?

Известная организация Thomson-Reuters Foundation пригласила 213 международных экспертов, мужчин и женщин, чтобы провести расследование и получить наконец ответ, какая страна наиболее опасна для проживания в ней женщины. Афганистан прочно удерживает честь первенства и ни с кем не собирается его делить. Затяжной вооруженный конфликт, воздушные удары НАТО, местные традиции, нравы, культура - все как бы сошлось в едином заговоре превратить Гиндукуш в самое погибельное в мире место для слабого пола. Аналитики приводят неопровержимые факты, что женщину, посмевшую возвысить голос, защищая собственное достоинство, или, упаси Бог, устроившуюся на работу, будут непрестанно терроризировать, а то и убьют.

87 процентов афганок неграмотны, более 80 процентов выходят замуж по принуждению, их согласия никто не спрашивает.

Вторая страна в этом списке – Конго. Ежедневно тысячи женщин подвергаются изнасилованию. Более половины женского населения страдает анемией.

Затем Пакистан. Жестокое бытовое насилие – удел 90 процентов пакистанок. И чудовищное количество так называемых «преступлений чести», когда мужчина может безнаказанно казнить жену, сестру, родственницу за неверность, любое прелюбодеяние, разбирательств по их поводу, как правило, не бывает. Эта суровая кара к мужчинам неприменима, вероятно, потому, что честь они не теряют по причине ее полного отсутствия.

Индия. Да, мягкая, задумчивая, сентиментальная и песенная Индия. В черном списке тех, кто отличается жестоким, немилосердным отношением к женщине. Девочек в подростковом возрасте насильственно выдают замуж. В прошлом столетии нация «не досчиталась» пятидесяти миллионов девочек, девушек, женщин. Одним не дали появиться на свет, жизни других унесли «убийства чести», третьих продали в рабство. Три миллиона проституток – тоже не от хорошей жизни…

Наконец, Сомали. По признанию Марианн Касем, в прошлом министра по делам женщин, ныне живущей в эмиграции, Сомали следовало бы поставить на «почетное первое место».

Дальше читать устыдимся, ибо последующие 35 «позиций» - это арабские и исламские государства. Слава Всевышнему, мы не лидируем. Но разве это добрая весть?

Разве может успокоиться душа и совесть, когда терзает извечная тревога – ведь наши женщины не оказались в списке лишь потому, что жизнь их немногим, но все же отличается от удушающей атмосферы рабства, бесправия, террора, в которых живут их сестры в Афганистане, Индии, Сомали…

На этом сравнения исчерпаны. Дальше можно и не доказывать, что арабская женщина несет на своих плечах от колыбели до могилы то же тяжкое бремя, что и жительница Афганистана или Сомали. У нас нет демократии, откуда же взяться равноправию, прежде всего равенству женщин в правах с мужчинами? Это равенство принесут революции? Сомневаюсь. Контрреволюции? Тем более нет. Ибо реставрации режимов – мы это знаем из истории - всегда являют картину страшную…

Почитайте хорошие книги, а не поверхностный интернетовский расклад, и вы обнаружите, что на знаменах великих революций было начертано: «раскрепощение женщины». Наши революционеры вообще не имеют ни знамен, ни лозунгов, ни конкретных целей. Только – «Диктатор, слезай с престола»! А что дальше? И какова доля женщины в новом порядке, который, допустим, утвердит «Лотос» в том же Египте?

Раскручивая революцию, о женщине не думали. Да и как могли, если вековые традиции заставляют о ней либо забыть, либо отодвинуть на обочину жизни…

Зачем совершать экскурс в истории, мы и так знаем, что рыльце у нас в пушку, или, как говорят арабы, «мы в черной пыли», поскольку пытаемся забыть, что наши женщины оказывались в самой гуще «революций ярости» и в Египте, и в Тунисе, и где бы то ни было еще …

Госпожа Таввакюль Камран возглавила первую протестную манифестацию на территории учебного комплекса Йеменского университета. К движению примкнули тысячи йеменок. Протестная волна перекинулась на регион, за его пределы. В Бахрейне самую активную часть антирежимных выступлений составили женщины. По ту сторону баррикад картина была такой же. Однако, к сожалению, следует признать, что оппозиционерки и их соотечественницы, поддержавшие режим, схлестнулись на почве религиозной неприязни, расколовшей суннитов и шиитов.

В Ливии, тем временем, женщины встали в ряды повстанцев в Бенгази. На позициях каддафистов их соотечественницы смыкают вокруг полковника живой человеческий щит.

Женщины гораздо этичнее, душевнее, милосерднее и благороднее нас, мужчин, хотя бы потому, что другими они быть и не могут. Отчего же не заслуживают равных с нами обязанностей, прав, равных возможностей трудоустройства?

Но и те скудные права, какими они обладают, поставлены под угрозу революциями. Тунисский «Жасмин», вдохновивший стольких поэтов, похоже, вернет на политическую сцену запрещенные исламистские движения, и они не замедлят опрокинуть замечательный указ президента Хабиба Бургибы о запрещении полигамии, изданный сразу же после обретения страной независимости.

В египетском комитете, работающем над проектом новой конституции, нет ни одной женщины.. Заставляет задуматься… И встревожится судьбой приятого в 2000 году закона, уравнивающего в правах мужчин и женщин в бракоразводных процессах.

Какова участь арабской женщины? Станет ли она жертвой революции? Или контрреволюции?

Время покажет…

Джихад аль-Хазен

http://rus.ruvr.ru/2011/07/14/53205425.html