Положение женщин на рынке труда, как в нашей стране, так и за рубежом, является темой широких дискуссий. В этих условиях вызывает довольно большой интерес внесение изменений в законодательство, касающееся выравнивания положения мужчин и женщин в сфере трудовых отношений. О проектах изменений и конкретных поправках в российские законы корреспондент портала «Профсоюзы сегодня» Александр Лехтман беседовал с координатором гендерной политики Конфедерации труда России и одним из лидеров женского движения Санкт-Петербурга Римой Шарифуллиной.

Готовы ли сейчас какие-то конкретные инициативы со стороны женского движения и общественных организаций по изменению российского законодательства - постатейные поправки в законы или проекты законов, призванные обеспечить равенство полов в трудовых отношениях?

Есть достаточно проработанные поправки в несколько российских законов, которыми устанавливаются прямые выплаты пособий работающим матерям из Фонда социального страхования. Есть огромная аналитическая записка, есть формулировки изменений. Напомню, выплаты пособий работающим матерям сейчас должны производиться работодателями, а затем только Фонд социального страхования эти деньги им компенсирует. Эта ситуация бьет по матерям, потому что работодатели зачастую не выплачивают деньги, беременных женщин увольняют без пособий, есть и другие злоупотребления. Кроме того, это бьет и по работодателям, потому что работодатели должны отдать свои деньги, а только потом их им уже компенсируют. Нужно ситуацию менять. И, конечно, мы требуем, чтобы пособия по беременности и родам, по уходу за ребенком выплачивались работающим матерям напрямую из Фонда социального страхования.

Каких законов должны коснуться поправки о прямых выплатах?

Прежде всего, это Федеральный закон «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством» и Приказ Минздравсоцразвития России «Об утверждении Порядка и условий назначения и выплаты государственных пособий гражданам, имеющим детей». В статьях и федерального закона и министерского приказа, касающихся выплат пособий работающим женщинам в связи с временной нетрудоспособностью и в связи с материнством, говорится о том, что они назначаются и выплачиваются по месту работы. Об этом говорится в статье 13 закона «Об обязательном соцстраховании» и статьях 14, 27 и 45 приказа. Мы предлагаем ввести в эти статьи положения о назначении и выплатах пособий напрямую территориальным органом Фонда социального страхования России, а не по месту работы.

Вы обсуждали эти поправки с чиновниками? Есть какой-то отклик на ваши требования со стороны государственных ведомств?

Обращения направлялись и в наши петербургские органы, ответственные за социальную политику, и в федеральные - Минздравсоцразвития. Результат есть - недавно было выпущено постановление Правительства России о том, чтобы начать делать прямые выплаты в двух пилотных регионах - Нижегородской области и Карачаево-Черкесской Республике.

То есть власть старается прислушиваться к мнению женских организаций?

Во всяком случае, в этом конкретном вопросе мы добились довольно многого.

Недавно появилась информация о подготовке ко второму чтению закона о гендерном равенстве, который был принят в первом чтении еще в начале 2000-х годов. Каково ваше отношение к этому закону? Он может как-то улучшить положение российских женщин, в том числе в сфере труда?

Принятие этого закона является очень важным. Закон разработали еще в конце 1990-х годов, первое чтение в Госдуме он прошел в 2003 году. Однако с тех пор лежал без движения. Власти и «Единая Россия» не спешат его принимать. Нас волнует этот закон, потому что именно в нем дается определение того, что же такое дискриминация, в том числе дискриминация на рабочих местах. Это очень важно, поскольку определения дискриминации нет ни в одном законе. Мы не можем в суде признать факт дискриминации, например, беременной женщины, которую незаконно увольняют. Судьи говорят, что в законодательстве нет определения дискриминации, поэтому не на что опереться. В Трудовом кодексе есть запрет дискриминации, однако полноценное определение дискриминации отсутствует. Законопроект раскрывает это понятие, в том числе дискриминацию на рабочих местах.

Кроме того, этот закон прописывает и многие другие вопросы, которые очень волнуют женщин. В частности, о норме женского представительства, не менее 40%, в законодательных и исполнительных органах власти. Сейчас у нас представительство женщин в законодательных органах власти, а также на руководящих должностях в исполнительной власти находится на уровне исламских стран. Поэтому, на наш взгляд, у женщин отсутствует собственное лобби, которое могло бы отстаивать их социальную защиту, а также права детей и людей социально не защищенных. Например, женщин беспокоит, что ничего не делается в отношении детских садов. У женщин и вообще у родителей становится все меньше возможностей пользоваться бесплатными услугами детского сада, а это напрямую отражается на положении женщин на рынке труда. Особенно страдают многодетные матери, у которых фактически нет возможности работать. При этом, необходимо учитывать, что очень много матерей растят детей без отцов.

Есть какие-то конкретные инициативы об улучшении положения многодетных матерей?

Да, одна из наших инициатив - это приравнивание многодетных матерей и матерей детей-инвалидов, воспитывающих детей без отца, к социальными работниками - с включением в трудовой стаж и соответствующей оплатой.

Какие еще вопросы в законодательстве кажутся вам требующими изменения или дополнения?

Можно очень долго рассказывать, таких проблемных мест на самом деле очень много. На недавней встрече женских общественных и правозащитных организаций в Петербурге мы обсуждали инициативы движения женщин, которые необходимо продвигать. Например, нас очень сильно волнует минимальный размер заработной платы и очень низкая стоимость потребительской корзины, которая абсолютно не соответствует современным рыночным реалиям и потребностям женщин. Здесь мы опираемся на рекомендации Международной организации труда, согласно которым минимальный размер оплаты труда должен быть не менее 40% от средней зарплаты. Этот вопрос напрямую касается женщин, так как МРОТ является важной составляющей при расчете зарплаты в так называемых женских отраслях - образовании, медицине и так далее.

Кроме того, нас волнует период ухода за ребенком, который последние несколько лет у женщин не включается в трудовой стаж. Мы требуем вернуть в Федеральный закон «О трудовых пенсиях» прежнее положение, когда этот период включался в трудовой страж. Также нас волнует отсутствие бесплатной профессиональной переподготовки и повышения квалификации женщин, которые были в отпуске по уходу за ребенком и потеряли свою квалификацию. Необходимо бюджетное финансирование этих программ для того, чтобы эти женщины могли быстро вернуться на рынок труда.

Проблема трудоустройства женщин является довольно серьезной.

Да, и этот вопрос касается также распределения семейных обязанностей. Чтобы женщина была более конкурентоспособной на рынке труда, чтобы она была полноправным, активным членом общества нужно нагрузку, семейные обязанности, нагрузку по уходу за детьми и воспитанию разделять в семье с мужчинами. Мы предлагаем изменения в культурной политике - например, введение Дня отца наряду с уже существующим Днем матери, чтобы поощрять мужчин на выполнение обязанностей по уходу за детьми. Что касается законодательства, то необходимо, как это делается в странах Северной Европы, давать отцу, наряду с матерью, трехнедельный оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком. Чтобы не только один родитель, то есть мать, но и отец получал 100 % заработка, позволяющего им обоим побыть вместе с ребенком. В странах Северной Европы предусмотрены отцовские отпуска. Такой отпуск получает только отец, и если он его не использует, то отпуск сгорает. Если раньше этим пользовались только 2% мужчин с детьми, то в последнее время процент использования таких отпусков резко возрос. Это серьезно помогает женщинам во время ухода за ребенком и в последующем восстановлении на рынке труда.

По инициативам, которые вы назвали, - по МРОТу, по распределению обязанностей по уходу за детьми и так далее, - есть какие-то уже готовые проработанные документы?

Пока нет. Сейчас женские организации только пытаются понять, какие нужны законодательные изменения, чтобы содействовать ликвидации неравенства мужчин и женщин, в том числе на рынке труда. Сейчас мы находимся на стадии формулирования, вообще осознания чего мы хотим. Когда сформулируем, то по всем направлениям нужно будет собирать обсуждения, круглые столы, конференции для того, чтобы нам консолидироваться с теми или иными сторонниками.

С профсоюзным движением вы уже проводили какие-то консультации по конкретным инициативам?

По тем же причинам нет. Нужно сначала понять и сформулировать задачи. Но с профсоюзами, конечно же, большинство инициатив очень сильно связаны, так как подразумевают изменения в экономическом положении женщин. То есть, и по вопросам МРОТ, и по вопросам работающих матерей и всём, что касается трудовых прав женщин, мы, конечно, будем тесно работать с профсоюзами.

Какие-то политические партии вы рассматриваете в качестве своих союзников в деле изменения законодательства?

На той же встрече женских организаций, о которой я говорила, обсуждались также программы партий с точки зрения того, что они хотят делать в отношении положения женщин, гендерного равенства, в отношении прекращения дискриминации женщин на рынке труда. Проанализировав программы, мы увидели, что только в программах двух партий есть положения о том, что они будут бороться за равные возможности мужчин и женщин ? это партия «Справедливая Россия» и партия «Яблоко». К сожалению, в программах остальных партий эти вопросы вообще не ставятся, их вообще нет в повестке дня. 24 ноября мы проводим круглый стол «Что требует избирательница от политических партий?». Мы хотим достучаться до женщин в представительной власти. Если нам удастся в Госдуме создать какую-то коалицию из женщин, которые бы продвигали эти идеи, из разных партий, это будет большая удача. Мы попробуем таким образом сотрудничать с отдельными депутатами из разных партий.

Какие вы видите главные проблемы в формулировании и продвижении женских инициатив в законодательной сфере?

Я уже говорила, что в Думе давно лежит закон о гендерном равенстве. Этот закон довольно сырой, нуждается в массе дополнений, и даже если он будет принят, эффективно мы им не сможем воспользоваться. Однако даже его власть не спешит принимать. Таким же образом обстоят дела с законом о противодействии домашнему насилию, который тоже давно внесен в Думу, однако до сих пор не принят. Он также довольно сырой и далек от совершенства, но все-таки должен быть принят, хотя бы для того, чтобы можно было на него как-то опираться. Для меня понятно, почему эти все законы не принимаются. Потому что нет волевого посыла от женщин. Да, эти законы в свое время были внесены в Думу, в связи с давлением международного сообщества и нашего женского экспертного сообщества, которые пытаются толкать вперед все эти инициативы. Но воля снизу самих женщин не сформулирована, не воплощена в какую-то энергию. Поэтому необходимо формирование женского движения в России. Конечно, это несколько поколений женщин и, возможно, результаты работы этого движения я при своей жизни не увижу. Однако его создание необходимо, поскольку это ежедневная работа над осознанием женщины себя как личности, над осознанием себя как гражданина, как политически активного человека. Наконец, над осознанием как борца за свои права и как человека ответственного.

Для контактов:
Читатели портала «Профсоюзы сегодня», заинтересованные в сотрудничестве с Координатором гендерной политики Конфедерации труда России Римой Шарифуллиной и обществом содействия социальной защиты граждан «Петербургская Эгида», могут обратиться по телефону: +7 (812) 232-13-72 или найти всю необходимую информацию на сайте spb-egida.ru.

Автор: Лехтман Александр

http://www.unionstoday.ru/news/ktr/2011/11/14/15627