На фоне плачевной ситуации с госфинансами в мире развернулся настоящий пенсионный кризис. Вполне разумной считается идея полного пересмотра государствами имеющихся обязательств перед пенсионерами: дело может дойти даже до отмены пенсионного возраста. Закончилась целая эпоха, когда граждане в старости могли надеяться на бюджетный дефицит.

Современная система взаимоотношений государства и пенсионеров была создана с принятием американскими властями закона о социальном обеспечении в 1935 году. В соответствии с этим законом федеральный бюджет брал на себя пенсионное страхование работников, при этом специально отмечалось, что финансирование пенсий осуществляется за счет взносов самих работников и их работодателей, а размер пенсии каждого работника зависит от размера его взносов. Таким образом, в целом бюджет не страдает, а получатели пенсий не могут считаться нахлебниками государства. Для того чтобы подтвердить важность финансовой сбалансированности придуманной пенсионной системы, было даже решено, что первые пенсии будут выплачены только в 1942 году, когда в новой пенсионной системе накопится достаточно взносов. Однако от принципа сбалансированности пенсионной системы американский Конгресс начал отходить уже в 1939-м, когда принял поправки в закон о социальных гарантиях, позволяющие выплату пенсий уже начиная с 1940 года, независимо от того, сколько накопилось взносов работников и работодателей. С 1950 по 1972 год в закон было внесено еще несколько поправок, и в итоге сложилась система, при которой пенсии постоянно увеличивались, индексировались в зависимости от темпов инфляции, а государство брало на себя официальное обязательство гарантировать выплату этих растущих пенсий гражданам независимо от того, сколько взносов произвели сами граждане и их работодатели. Притом власти, в сущности, давали обязательство при случае в интересах престарелых не останавливаться перед бюджетном дефицитом. Именно эта система получила название welfare state и была заимствована западноевропейскими странами.

В СССР о западных пенсионных идеях власти предпочитали не распространяться, представляя дело так, что финансирование престарелых граждан государством является исключительно социалистическим изобретением. В советской энциклопедии 1953 года о пенсиях говорилось весьма лаконично: "Пенсии — это денежное обеспечение граждан в установленных законом случаях; осуществляются в виде регулярных периодических выплат. В СССР существуют пенсии: по старости, по инвалидности, семьям умерших кормильцев, за выслугу лет, героям труда, персональные".

К 1970-м годам граждане начали считать, что пенсионная система в СССР вполне неплоха, во всяком случае в крупных городах. Никаких пенсионных взносов никто — ни работники, ни работодатели — не платил, между тем с выходом на пенсию человек не просто не оказывался выброшенным из жизни, но, напротив, приобретал весьма специфический высокий социальный статус. Во-первых, размер пенсии при достаточном трудовом стаже был вполне сравним с заработной платой работающих, так что пенсионер мог оказывать финансовое содействие своим детям, а не полагаться на их помощь. Во-вторых, пенсионер получал в свое распоряжение такой ценный ресурс, как свободное время. А именно оно было нужно для того, чтобы целыми днями стоять в бесконечных очередях. Таким образом, в советских семьях пенсионеры являлись одновременно финансистами и добытчиками.

С крахом экономики СССР рухнула и советская пенсионная система. При всех попытках российских властей в 1990-е и 2000-е годы создать некий аналог западной системы с пенсионными взносами, а также постоянное повышение пенсий гражданам, прекратившим работать еще в советские времена, вернуть пенсионерам высокий социальный статус оказалось невозможно. Никаких очередей в постсоветской экономике уже не было, поэтому свободное время для пенсионеров перестало быть какой-то ценностью. Что касается размеров пенсий, то даже в Москве, где существует городская надбавка, они настолько незначительны, что ни о какой финансовой помощи детям и речи быть не может.

И вот в начале января нынешнего года мировые СМИ сообщили, что, по сведениям из источников в Еврокомиссии, этот исполнительный орган ЕС сейчас готовит проект радикального изменения пенсионной системы в Европе. План заключается в том, чтобы либо повысить во всех странах пенсионный возраст до 75 лет, либо вовсе его отменить. Таким образом, можно говорить о конце эпохи welfare state: пенсионная система во всех странах была основана на том, что какой-то пенсионный возраст существует, причем не сказать чтобы совсем преклонный. Например, в 2008 году средний возраст выхода на пенсию в странах Евросоюза составлял 61,4 года, в США — 65 лет, в Японии — 70 лет. В среднем в странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), объединяющей индустриальные государства, пенсионный возраст составлял 63,5 года.

Еврокомиссар по вопросам занятости и социальной политики Ласло Андор, комментируя сообщения СМИ, заявил, что идеи радикального повышения пенсионного возраста либо его отмены существуют, но Еврокомиссия никому не собирается их насильно навязывать: каждая страна должна решать свои пенсионные проблемы самостоятельно. Однако справляться с ними нужно прямо сейчас, потому что в условиях европейского и общемирового кризиса государственных финансов нынешняя пенсионная система в неизменном виде сохраняться не может. "Ясно, что необходимо и повышать пенсионный возраст во всех странах, и увеличивать размер пенсионных отчислений, причем делать это одновременно. Европейский долговой кризис предоставляет очень хорошую возможность для самых решительных действий",— отметил Андор.

Еврокомиссар пояснил, что все эти меры выгодны самим пенсионерам: те заинтересованы в том, чтобы работать подольше и своими повышенными отчислениями помогать балансировать государственные финансы.

Между тем у граждан идеи изменения пенсионной системы восторга не вызывают. Например, в начале декабря прошлого года болгарские власти были вынуждены отказаться от планов увеличения пенсионного возраста на один год — до 64 лет для мужчин и до 63 лет для женщин. После протестов профсоюзов и массовых выступлений работников госсектора болгарский премьер Бойко Борисов заявил: "Мы предлагали повысить пенсионный возраст на один год, и профсоюзы это не устроило. Может быть, их устроит новый план — повышать пенсионный возраст каждый год на четыре месяца, до тех пор пока он не достигнет 65 лет для мужчин и 65 лет для женщин".

В Бельгии сотрудники Еврокомиссии не могли разъехаться из Брюсселя на рождественские каникулы, потому что работники транспорта (в том числе поездов Eurostar) объявили суточную забастовку, протестуя против планов бельгийских властей повысить возраст реального выхода на пенсию. Сейчас официальный пенсионный возраст в Бельгии составляет 65 лет, однако реально бельгийцы в среднем выходят на пенсию в 59 лет, так как имеют право просить о досрочной пенсии. И тот возраст, с которого можно получать досрочную пенсию, власти и предполагают повысить с целью бюджетной экономии.

В Великобритании в ноябре прошли массовые манифестации профсоюзов (которые их участники назвали самыми многолюдными за целое поколение) в знак протеста против намерения властей провести пенсионную реформу: правительство заявило, что нынешних условиях бюджет просто не выдержит выплаты пенсий в прежних масштабах. Ряд профсоюзов не согласился с реформой, а те, кто в принципе согласился, еще продолжат споры с властями о ее деталях.

Разумеется, разговоры о необходимости реформирования пенсионной системы велись в разных странах и до нынешнего кризиса государственных финансов. Но исключительно в связи с объективными процессами старения населения индустриальных стран. В частности, в 2006 году Еврокомиссия выпустила доклад о демографических и финансовых перспективах европейских стран в 2010-2050 годах. Согласно докладу, за предстоящий период общее население этих стран незначительно упадет — с 457 до 454 млн человек, зато количество граждан трудоспособного возраста (от 15 до 64 лет) снизится очень сильно — на 48 млн человек, то есть на 16%. Напротив, количество граждан в возрасте свыше 65 лет вырастет на 58 млн человек, то есть на 77%. Именно рост пенсионных выплат вызовет увеличение бюджетных расходов в целом в странах ЕС на 4% ВВП. При этом особенно заметным будет увеличение бюджетных расходов в Португалии (прирост на 9,7% ВВП), Испании (прирост на 7% ВВП) и Венгрии (прирост на 6,7%).


Сейчас демографические и финансовые перспективы на этот длительный период не изменились. И рекомендации Еврокомиссии немедленно отказаться от существовавшей до сих пор пенсионной системы объясняются всего лишь тем обстоятельством, что пенсионные расходы не окажутся непосильными в будущем, а уже оказались в прошлом. Именно из-за них европейские страны набрали такое количество долгов. Вполне можно сказать, что именно из-за пенсионеров европейские страны полностью утратили доверие кредиторов. И в массовом снижении неделю назад рейтинговым агентством S&P кредитного рейтинга стран еврозоны, а также кредитного рейтинга европейского стабилизационного фонда, который создан для помощи терпящим бедствие странам, тоже виноваты пенсионеры.

В нынешней России элементы welfare state, безусловно, тоже присутствуют, в том смысле что пенсионных взносов на выплату пенсий не хватает и бюджету приходится финансировать дефицит пенсионного фонда (см. график выше). Разумеется, благодаря исключительно высоким ценам на нефть российский бюджет находится в гораздо лучшем состоянии, чем бюджеты европейских стран и особенно США. Однако в середине декабря прошлого года ОЭСР выпустила доклад о состоянии российских финансов, в котором говорится о чрезмерной нефтяной зависимости бюджета России (дефицит той части бюджета, которая не имеет отношения к нефтяному экспорту, составляет 10% ВВП). В связи с этой зависимостью ОЭСР признает финансовое состояние России не таким уж стабильным: мол, мировые цены на нефть могут и упасть. И в условиях нестабильности эта организация рекомендует не слишком полагаться на бюджетное финансирование пенсионной системы и прежде всего повысить пенсионный возраст. То есть поддаться общей моде на отказ от своих прежних обязательств.

СЕРГЕЙ МИНАЕВ


Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/1852520