Лидер движения «Отцовский комитет» в Сургуте Сергей Шевчик, борющийся за права мужчин, страдающих от дефицита общения со своими детьми после развода, может быть обвинен с подачи Генпрокуратуры в разжигании розни в отношении социальной группы «материнство».

О том, что деятельность «Отцовского комитета» в Сургуте заинтересовала московских прокуроров, «МН» рассказал сам Сергей Шевчик. Движение, объединяющее, по его словам, пока не больше десяти человек, он организовал в конце марта этого года. Заявить о себе и привлечь внимание городских властей к своим проблемам активисты решили с помощью пикета. Власти мешать не стали и согласовали акцию, которая состоялась 1 июня, в Международный день защиты детей.

Сургутские отцы подготовили плакаты с вполне традиционными для такого рода мероприятий лозунгами: «Развод еще не беда! Беда придет ребенку», «Общему ребенку совместная опека» и т.д. «Наша немногочисленная акция продолжалась два часа. Мы раздавали листовки, вели себя прилично, свернули плакаты и разошлись. У полиции к нам претензий не было — они снимали нас на камеру и спокойно наблюдали за нами со стороны», — рассказал Шевчик, выложивший фотографии с мероприятия в Интернет. Через неделю ему позвонили из отдела уголовного розыска УВД Сургута и попросили явиться на беседу. «Там мне сказали, что на нас поступила жалоба в Генпрокуратуру, которая решила, что наши плакаты разжигают социальную рознь в отношении социальной группы «материнство», — отметил Шевчик.

Оперуполномоченный сургутского угрозыска Ренат Валиев, взявший объяснение с лидера «Отцовского комитета», подтвердил «МН», что интерес к деятельности движения проявили именно в Генпрокуратуре. «Поступила жалоба на комитет, и уже из Москвы пришло указание проверить плакаты», — отметил Валиев. Пояснить, в чем конкретно подозревается Шевчик и его соратники, оперуполномоченный не смог: «Разжигание расовой или какой-то еще розни». Но при этом Валиев заметил, что «никакого разжигания» в действиях отцов, с его точки зрения, нет. В Генпрокуратуре «МН» не стали подтверждать свой интерес к «Отцовскому комитету» Сургута, попросив отправить запрос, на который вчера до конца дня так и не ответили.

В последнее время ссылки на разжигание розни в отношении какой-либо социальной группы особо популярны у правоохранителей. Понятие «социальная группа» уже использовалось для защиты прав (а по сути — интересов) таких общностей, как «единороссы» или «сотрудники милиции». Верховному суду РФ в начале июня даже пришлось растолковать правоохранителям, как применять положения ст. 282 УК РФ, предполагающей до пяти лет лишения свободы. Из проекта постановления ВС о практике уголовных дел по экстремизму следует, что чиновники или полицейские не могут считаться социальной группой, поскольку любые попытки юридически обособить конкретную общность людей являются ошибочными — социальной группой по ВС считаются все граждане РФ.

Но ситуация с Сергеем Шевчиком показала, что «профилактические» мотивы в применении «экстремистской» статьи УК у российских прокуроров пока не изжиты, считает руководитель межрегиональной правозащитной ассоциации «Агора» Павел Чиков. «И хотя, скорее всего, до уголовного дела в данном случае вряд ли дойдет, позиция Генпрокуратуры во многом показательна и симптоматична», — отметил Чиков в беседе с корреспондентом «МН».

Уполномоченный по правам ребенка при президенте Павел Астахов считает неадекватной скорее поведение Сергея Шевчика и его соратников, а не прокуроров. «Меня смущает, что такие отцы выходят на улицу, вместо того чтобы отстаивать свои права в суде», — заявил «МН» детский омбудсмен.

Вячеслав Козлов

http://www.mn.ru/newspaper_country/20110616/302504513.html