— В Свердловской области ежегодно рассматривается более трех тысяч дел в той или иной мере связанных с домашним насилием. Достаточно высокий показатель. Это только то, что доходит до суда, — сообщила на пресс-конференции Уполномоченный по правам человека Свердловской области Татьяна Мерзлякова. — Наше государство долгие годы делало вид, что домашнее насилие это проблема семьи, а не власти. В 1998 году Россия признала юрисдикцию Европейского суда по правам человека. В вопросах домашнего насилия главным для Европейского суда, это некое смещение акцента с общего невмешательства в частную жизнь на установление позитивных обязательств государства защищать уязвимые категории и их физическую и психическую целостность, и здоровье и право не подвергаться пыткам и бесчеловечному обращению. Государство должно проводить эффективные проверки и расследования, если заявляется о насилии со стороны частных лиц, в данном случае – членов семьи, — отметила омбудсман.

— Я посмотрела практику Европейского суда по защите женщин от домашнего насилии и степени вмешательства государства, когда требуются активные меры. Пять обращений в Европейском суде было рассмотрено в пользу заявителей. Во всех случаях, государство не приняло эффективных мер защиты потерпевших. Я обратила внимание на то, что все заявительницы из постсоциалистических государств — Болгарии, Хорватии, Словакии. От женщин из России обращений такого рода в Европейский суд не было.

С другой стороны, практически во время каждого приема населения ко мне приходят люди с такой проблемой. Часто взрослые дети, которым уже лет сорок, обижают своих пожилых родителей. Это страшно. Сын выгоняет маму, внучка – бабушку, это тяжелая тенденция. Насилие в семье – это страшная беда, трагедия, — заключила Татьяна Мерзлякова

Женщины обращаются с жалобами на действие-бездействие милиции, администрации.

Мало радости от того, что по всей стране как грибы растут кризисные центры для женщин. В нашей области основная организация, которая помогает Уполномоченному по правам человека защищать женщин-жертв домашнего насилия, это кризисный центр «Екатерина», руководит которым Людмила Ермакова. Без этого центра я как без рук. Благодарна тому, что делают общественницы.

Важно усилить в этом направлении работу министерства социальной защиты населения. Из областного бюджета ведомствам социальной защиты выделяется достаточно большая сумма на преодоление кризиса в семье.

У министерства социальной защиты населения в области есть два кризисных центра. Нижнетуринский центр помощи семье и детям и Богдановичский центр, но этого маловато. Вчера открыли третий в поселке Лебяжье. Здесь дают временный приют. Центры по работе с семьей раскиданы по всей области. Им бы побольше неравнодушия, профессионализма, может быть, креатива. Думаю, эффективнее давать государственный заказ на работу с семьей некоммерческим организациям. Сейчас будут определять социально-значимые организации, которые могут претендовать на финансирование из бюджета Свердловской области. Кризисный центр «Екатерина» ведет настоящую профессиональную работу, и мы будем выступать в их поддержку.

По словам председателя президиума гильдии адвокатов Свердловской областной Натальи Сухаревой, «Основная проблема в том, что у нас государство предоставляет адвоката только тому, кто обвиняется в преступлении. То есть 100% обвиняемых идут в суды с адвокатами, и только 6% жертв имеет адвокатов».

Председатель президиума Свердловской областной экономической коллегии адвокатов, член общественной палаты региона Владимир Винницкий сообщил на пресс-конференции, что в начале марта в Екатеринбурге пройдут общественные слушания, на которых будут сформированы законодательные предложения по защите жертв домашнего насилия.

«Мы попросили Уральскую юридическую академию представить свои соображения, которые лягут в основу наших законодательных предложений, их мы вынесем на общественные слушания, после этого обобщим и передадим в законодательное собрание региона, которое выступит с законодательной инициативой в Госдуме», — отметил В.Винницкий.

Кроме обязательного предоставления адвокатов жертвам насилия за счет государства, свердловские правозащитники также предлагают считать факты домашнего насилия смягчающими обстоятельствами убийства и использовать опыт других стран для оказания помощи пострадавшим в семье.

http://euro-ombudsman.org/ombudsmen_activities/russia/ombudsman-tatyyana-merzlyakova-nasilie-v-semye-ve-eto-strashnaya-beda-tragediya