Положение женщины в профессии- тема, прямо скажем, не очень востребованная в журналистике. Возможно, потому, что женский образ всё больше и больше вырождается в глянцевый стереотип, мало соответствующий социальному самоощущению нынешних женщин. И разобраться в этом — цель проекта «Ищите женщину», который мы открываем данной публикацией. Женщина во власти… Отношение к ней до сих пор далеко не однозначное: женщина и власть — две стихии, находящиеся в очень специфических отношениях.

И, тем не менее, женщина во власти — это реальность сегодняшнего дня, от которой уже не отмахнуться. Так что наш разговор с Еленой Гордеевой, начальником областного управления труда и социального развития, отнюдь не случаен.

И у власти есть женское лицо
И начали мы его с вопроса о том, как сама Елена Ивановна оценивает присутствие женщины во власти, кто и что должен делать на властном Олимпе и вообще, как поделить работу между мужчинами и женщинами, как перестать вырывать права друг у друга и прийти к согласию — работы-то ведь непочатый край.

— В моём понимании, — делится сокровенным Елена Гордеева, — руководителями высшего эшелона должны быть мужчины. Согласитесь, руководитель-мужчина изначально воспринимается как властный, независимый, смелый, прогрессивный и мудрый. Он рационален по своей природе, обладает трезвостью суждений, глобальностью мышления. Он — стратег: решает, каким должен быть мир. А вот исполнителями на руководящих должностях, считает моя собеседница, должны быть женщины. Потому что именно им присущи усидчивость, вдумчивость, рассудительность. Женщина более тонко воспринимает человеческие взаимоотношения, более чутко реагирует на их нюансы, нежели мужчины. Мужчина может не заметить чьих-то заплаканных глаз, дрогнувших губ или внезапной молчаливости. От женщины это не укроется. И если для мужчины-руководителя главное — функционирование и успех работы отрасли, то женщина-шеф к этому добавляет ещё и другое: чем лучше будут отношения в её коллективе, тем больше получат удовлетворения от работы её подчинённые, тем лучше они будут исполнять свои обязанности. В общем, вот такая получается гендерная стратегия и тактика власти.

Начальником нужно родиться?
Интересуюсь, нужны ли женщине особый склад ума, особые черты характера, особое, наконец, воспитание для того, чтобы стать руководителем. Кстати, саму Елену Гордееву часто воспринимают как требовательного, жёсткого руководителя, умеющего принимать бескомпромиссные решения. Но передо мной — очень обаятельная, корректная, искренняя и доброжелательная женщина. Вопрос очевиден: как, будучи далеко не один год во власти, удаётся ей оставаться самой собой — мягкой, женственной, уже одним своим видом вселяющей надежду? И при этом добиваться неукоснительного решения тех задач, которые стоят перед её отраслью?

Что ж, — соглашается Елена Ивановна. — Жёсткость в стиле руководителя — она должна быть всё-таки, и она, по-видимому, есть и в моей работе. Я люблю точность и аккуратность в документах, люблю честное, порядочное отношение ко всему, что делаю, и того же требую от подчинённых. Когда говорят «чиновник-руководитель», это звучит немного как оскорбление. Мол, чиновник он и есть чиновник. Что с него взять? Но люди во власти работают разные. Чиновник — это специалист-профессионал, и одно из его профессиональных качеств — ответственность. Да, встречается в чиновной среде и бездушие, чванливость, высокомерие по отношению к людям, но, поверьте, это — не лицо власти.

Что же касается особых черт характера, не знаю… Порой попадаешь в ситуацию, когда, казалось бы, всё рушится: объём работы колоссальный, люди недовольны, негатив льётся просто рекой… Но ты — руководитель, и видом своим, и поступками обязан и показывать, и доказывать, что управляешь ситуацией, знаешь, как найти выход из сложившегося положения дел. Женщина-руководитель — это огонёк, вокруг которого всем и тепло, и комфортно. Неизменная улыбка, доброжелательность, открытость — всем своим видом она излучает уверенность. И подчинённые, и посетители видят: раз она такая, то нет никакой катастрофы, всё идёт своим чередом.

Для меня идеалом руководителя, как это ни кажется пафосным и, может быть, странным, всегда был Данко с его пылающим сердцем. Потому что мы должны вести людей за собой, мы должны служить людям, а не креслу, которое занимаем.

Все вы одним миром мазаны…
Так-то оно так. Но бывает же, когда на приём приходят люди, которым жизнь посылает одно испытание за другим. И не важно им, Данко перед ним или Ларра, все одним миром мазаны — все одинаково плохи. И что тогда? — спрашиваю я.

— Бывает, — соглашается Елена Гордеева. — Знаете, какими раздражёнными приходят люди, которым приходится рассчитывать в семейном бюджете, например, на сто десять рублей детского пособия? И тут приходится сжимать в кулак свои эмоции и объяснять: да, мы понимаем, что это — очень маленькая сумма, но пока бюджет больше не может выделить.

— Бывает, что, когда люди звонят или приходят в Управление и рассказывают о своих судьбах, о пережитом, — продолжает она затронутую тему, — душа разрывается. И ловишь себя на мысли: всё, больше не могу, сейчас разревусь вместе с посетителем. Тогда приходится просить: не разрывайте мне душу. Всё, что можно сделать, мы сделаем.

— Но мы, увы, не маги, не волшебники. Есть нормы законов, значит, и мы должны их соблюдать. Порой от безысходности люди кричат, бранятся в моём кабинете. Не потому, что конфликтны по своей природе — просто край наступил. Ну а когда объективные причины диктуют, что помочь сейчас невозможно и просишь людей потерпеть, иногда нарываешься на злое: сами-то попробуйте, потерпите. Или слышишь угрюмое: вот Вам бы так! Ну что тут возразишь?

И труд души — тоже
В завершение затрагиваем ещё одну актуальную для женщины во власти тему. Часто за карьерный взлёт ей приходится расплачиваться существенными потерями: уходит из жизни любовь, номинальной становится, а порой и вовсе рушится семья. Мою героиню сия чаша счастливо миновала. Так что за этим: каприз Фортуны или же напряжённая работа души?

— Несомненно, работа души. Уважительное отношение родителей друг к другу всегда было для меня не эталоном даже — нормой построения взаимоотношений в собственной семье. До сих пор мама встречает улыбкой, добрым словом папу, если он даже вышел ненадолго. Я такая же. Я не мыслю себе каких-то конфликтов с сыном: он такой добрый, так любит бабушку, он готов прийти на помощь любому в нашей семье. Знаете, это очень греет душу. В семье у нас принято друг друга поддерживать, проявлять участие к работе, интересам друг друга. Нет. Я бы не хотела никогда, чтобы моя семья дала трещину и уж тем более рухнула. Можно обидеться на близкого человека, можно себя накручивать, но надо знать и ту черту, у которой непременно стоит остановиться. А вообще, и сказать, что меня что-либо в поведении близких не устраивает, у меня морального права нет. Они меня терпят с моей работой, с моей вечной занятостью. Они мне помогают. И я бы очень хотела, чтобы и дальше всё, чем я богата, сохранилось.

У каждой женщины есть выбор, . завершаем мы разговор. Елена Ивановна выбрала ответственность и долг, выбрала служение людям. При этом сумев остаться сама собой, не изменив своим идеалам и принципам. И это в её жизни, наверное, главное.

Вера Степанова

http://tambov.aif.ru/issues/824/03_01