Комиссар ЕС по вопросам юстиции Вивиан Рединг предложила европейским компаниям подписаться под добровольным обязательством: за четыре года увеличить долю женщин в топ-менеджменте до 30%. Еврокомиссия также подумывает, не утвердить ли эту квоту на законодательном уровне. Пока что лидер в вопросах гендерного равенства Норвегия - с 2008 года женщины составляют 40% топ-менеджеров всех зарегистрированных в стране компаний. Тем же предприятиям, которые недооценивают руководящие способности слабого пола, грозят серьезные санкции, вплоть до того, что их акции выбросят с торгов на фондовой бирже. Теперь этот опыт Норвегии перенимают другие европейские страны.

По статистике, в руководстве европейских компаний лишь 12% женщин. Для сравнения: в США этот показатель равен 15%, а в Японии - немногим больше одного. "Экономический кризис делает вовлечение женщин в руководство компаний как никогда актуальным. Чтобы возобновить конкурентоспособность Европы на мировой арене, нам нужно использовать весь человеческий капитал. Мы не можем себе позволить пренебрегать половиной нашего населения", - заявила еврокомиссар Вивиан Рединг на Всемирном экономическом форуме в Давосе. Между прочим, на собрании сильных мира сего в этом году также была своеобразная женская квота - по требованиям организаторов, среди делегатов компаний - спонсоров Давоса должно было быть 20% женщин.

В течение последних семи лет количество женщин в европейском топ-руководстве ежегодно росло всего на полпроцента - притом что женщины составляют 60% университетских выпускников. Поэтому Еврокомиссия признает: чтобы достигнуть желаемой 40-процентной квоты, потребуется еще полстолетия. Непросто обстоят дела и с равенством оплаты труда. В среднем по странам ЕС мужчины все еще получают за идентичную работу почти на 20% больше. В Эстонии эта разница доходит до 30,9%, а в Италии, напротив, составляет всего 4,9%.

По пятам за норвежцами

Участие женщин в бизнесе и политике стоит на повестке дня во многих европейских странах. В Германии представительницы прекрасного пола активны в политической сфере - кроме того, что должность канцлера занимает Ангела Меркель, а пять кресел в ее кабинете принадлежат женщинам, в списках немецких партий они занимают 18%. Однако на бизнес это никак не распространяется. В прошлом году немцы подсчитали, что лишь 2,2% членов правления 200 крупнейших компаний Германии - женщины, а в 100 фирмах с наибольшим оборотом только четыре руководителя - дамы. Между тем еще десять лет назад правительство заключило с частными компаниями добровольное соглашение об увеличении числа женщин в руководстве. Последние исследования все еще свидетельствуют, что немки работают на низкооплачиваемых должностях, а топ-позиций им удается достичь разве что в сфере обслуживания. Поэтому министр по вопросам семьи Кристина Шредер заявила: если компании к 2013 году не утроят количество руководителей-женщин, правительство заставит их сделать это на законодательном уровне. Продвигая идею о гендерном равенстве на рабочем месте, Ангела Меркель призвала немецкие компании "быть креативными". "Иначе креативными будем мы", - строго намекнула госпожа канцлер.

Французские власти пару месяцев назад объявили, что дают компаниям три года, дабы довести долю женщин в руководстве до 20%, и шесть лет, чтобы она достигла 40%. Нововведение распространяется на все фирмы, чьи акции котируются на фондовой бирже, чей штат составляет больше 500 сотрудников, а выручка - более €50 млн.

Испанские компании должны к руководящим постам привлечь 40% женщин уже к 2015 году, хотя за невыполнение этого требования штрафов не будет. "Нерадивым" просто не светят государственные субсидии и контракты с госадминистрацией. Небольшой прогресс уже есть: доля женщин в самых крупных испанских компаниях увеличилась с 4% в 2006-м до 10% в прошлом году. В Исландии все фирмы со штатом более 50 сотрудников должны отдать 40% руководящих постов женщинам уже к 2013 году. Кстати, в государственных компаниях Дании, Норвегии, Финляндии и Исландии гендерные квоты существуют уже 11 лет.

Рассматривая разные варианты реализации гендерной политики, власти европейских государств ориентируются в первую очередь на норвежский опыт. Именно здесь, в стране с пятимиллионным населением, впервые ввели всеохватывающие женские квоты. Произошло это в 2006 году. Сначала правительство предложило фирмам сделать это на добровольной основе, но эффекта не последовало - и норму прописали в законе. С 2007-го по 2009 год доля женщин в руководстве компаний выросла с 6% до 39,6%. Конечно, было некоторое сопротивление, директор одной из компаний-производителей программного обеспечения даже заявил в интервью журналистам, что ему придется нанимать "эскорт-девушек", чтобы выполнить требование. Однако постепенно к нововведению привыкли, более того, компании стали организовывать тренинги, где женщины получали дополнительную квалификацию и необходимые рабочие связи, а руководители могли отобрать до трех квалифицированных управленцев-женщин себе на работу. К концу 2007 года специальные курсы окончили почти 600 женщин. Половина из них затем стала топ-менеджерами в норвежских компаниях.

Успех квотирования во многом зависит от социального обеспечения для обоих родителей. "Благодаря тому, что у нас в Норвегии и мать, и отец сидят с детьми, женщины могут спокойно заниматься карьерой. Работодатели постоянно сталкиваются с тем, что и мужчины, и женщины берут отпуск по уходу за ребенком, и потому не отдают кому-то предпочтение. Вот недавно два наших министра-мужчины ушли в декрет на десять недель", - рассказала сайту EUobserver норвежский министр госуправления и реформ Ригмор Аасруд. К слову, половину правительства Норвегии составляют женщины.

Последствия квот

Пока что однозначного мнения о роли гендерных изменений в развитии норвежской экономики нет. В сентябре прошлого года Университет Мичиган опубликовал доклад, согласно которому введение квот привело к снижению квалификации топ-менеджмента в 130 крупнейших норвежских компаниях. Взятые на работу бизнесвумен с дипломом MBA ранее трудились в среднем звене руководства и были на семь лет младше мужчин, на чье место они пришли. Мичиганские ученые утверждают, что после введения квоты эффективность работы норвежских компаний упала на 20%. "Однако остается вероятность, что женщины получат больше опыта и через несколько лет негативный эффект решения властей исчезнет", - говорят сами исследователи, планирующие в этом году провести еще один мониторинг и выпустить обновленные данные.

В расположенном в Вильнюсе Европейском институте гендерного равенства (EIGE) "Профилю" рассказали об исследованиях, согласно которым компании, в чьем руководстве есть представительницы слабого пола, получают большую прибыль, чем компании с "мужским лицом". "Если вы хотите быть успешными, вам нужно привлекать к участию в руководстве женщин, - говорит пресс-секретарь института Джеспер Хансен. - Хотя появление дам в топ-менеджменте стало заметным лишь в последние годы. И тенденция развивается в первую очередь благодаря вниманию властей, хотя вряд ли в других европейских странах, будут проводиться специальные тренинги или предприниматься какие-то дополнительные меры, кроме введения квот, как это делается в Норвегии". Консалтинговая компания McKinsey еще в 2007 году подтвердила, что подразделения, которыми руководят хотя бы три женщины, приносят в среднем на 10% больше прибыли, чем подразделения, возглавляемые мужчинами.

На высших уровнях украинского менеджмента женщин все еще очень мало. "Без государственного регулирования изменения невозможны, - рассказывает Галина Ярманова, координатор гендерной программы в украинском представительстве фонда Генриха Белля. - В скандинавских странах гендерные квоты в политических партиях появились из-за популярности феминистического движения и общественной поддержки равенства мужчин и женщин. Политики были заинтересованы в том, чтобы ввести на волонтерских основаниях квоты и таким образом получить дополнительную популярность среди избирателей. У нас же о добровольных квотах нет смысла говорить, потому как нет давления со стороны общественности. Нет четкого понимания, почему это важно и что для этого необходимо сделать. Так что эволюционным путем мы к гендерному равенству не придем".

Социологи полагают, что отсутствие украинских женщин во власти и экономике - не случайность, существуют структурные препятствия. В нашей стране политика считается мужским ремеслом. Отметим, что высокопоставленные руководители государства неоднократно высказывались, дескать, не женское это дело - реформы и власть.

По данным исследования, проведенного Институтом либерального общества вместе с фондом Генриха Белля, средняя зарплата украинских женщин на 30% ниже, чем мужчин, и слабый пол в нашей стране контролирует всего 5-10% экономических ресурсов. Среди частных предпринимателей всего 38% женщин, в руководстве крупных бизнес-структур - только 12%. Также заметна тенденция, что чем выше уровень власти и больше ресурсов, денег и престижа, тем меньше на руководящих должностях представительниц прекрасного пола - от 51% в сельсоветах до 7,5% - в Верховной Раде и 0% в Кабмине.

Прямая речь

Михаил Корюкалов, эксперт по гендерной политике "Программы равных возможностей и прав женщин в Украине" Проекта ПРООН-ЕС:

"Существует взаимосвязь между гендерной политикой государства и уровнем его экономического и социального развития. Общество становится готовым к дискуссиям и пониманию необходимости гендерного равенства только при условии высокого уровня культуры. Сейчас для Украины характерно наличие устойчивых гендерных стереотипов. Безусловно, на определенном этапе стереотипы нужны обществу, потому что они предлагают некоторые модели поведения в обществе. Однако, устаревая, они становятся обузой. Устаревшие гендерные стереотипы закрепляют неадекватное распределение гендерных ролей, а это приводит к тому, что в Украине лишь 68% женщин трудоспособного возраста являются экономически активными (среди мужчин этот показатель составляет 75%), то есть остальные не принимают участия в экономическом развитии государства и не пополняют бюджет (не платят налоги). У нас также наблюдается профессиональная сегрегация - сугубо "женские" и "мужские" профессии. Более того, согласно экспертной оценке, только 2% мужчин берут отпуск по уходу за ребенком. Еще один проблемный момент - распределение домашних обязанностей и опека над детьми. Согласно опросам, мужчины уделяют домашней работе и воспитанию детей в пять раз меньше времени, чем женщины. Если же мы посмотрим на скандинавские страны, то там экономически активны 90% женщин и 92% мужчин трудоспособного возраста, более того, в Швеции еще и 70-80% мужчин берут отпуск по уходу за ребенком. Преодолеть эти стереотипы удалось благодаря тому, что власть создала соответствующие возможности для мужчин на законодательном уровне и в течение нескольких лет проводила тематические промокампании. Отдельное внимание в Украине следует уделить развитию системы дошкольного образования и гибкому графику работы - ведь и здесь власти могут повлиять на составление коллективных договоров на предприятиях с более комфортными условиями для молодых мам и отцов. Так или иначе, все зависит от государственной политики - для преодоления стереотипов нужны средства из бюджета и устойчивая политическая воля".

Профиль, № 16, 23-29 апреля 2011

http://smi.liga.net/articles/IT112131.html