Ежегодно в мире 1,8 миллиона женщин и по меньшей мере 2 миллиона мужчин становятся жертвами домашнего насилия.

Ошеломляющие данные западных экспертов озвучены на круглом столе, собравшем представителей четырех стран региона - Таджикистана, Казахстана, Кыргызстана и Узбекистана. Среди участников - члены правительств и органов правопорядка, депутаты парламентов, судьи, религиозные деятели, представители общественных и международных организаций. Они собрались обсудить проблемы домашнего насилия в Центральной Азии и механизмы противодействия ему. Попутно обменялись информацией о законодательной базе в области защиты жертв семейного насилия, о последних инициативах кризисных центров и правозащитных НПО, взглянули на проблемы освещения щепетильной тематики в СМИ стран региона.

Дискуссии порой были жаркими, ведь в странах по-разному расценивают такие вещи, как насилие. Иногда докладчик, затронувший определенную проблему, не имеющую в его стране решения, тут же получал готовые рекомендации от более «продвинутых» соседей. И все приходили к выводу, что необходимо консолидировать специалистов разного профиля для более эффективной и продуктивной деятельности в условиях, когда проблема домашнего насилия может усугубляться социально-экономическим положением стран региона.

Проблема в цифрах

По данным западных экспертов, ежегодно в мире от семейного насилия страдают 1,8 миллиона женщин и, что может показаться удивительным, 2 миллиона мужчин. Причем последняя цифра достаточно условна: мужчины гораздо реже обращаются за помощью в разные инстанции. Интересно, что и СМИ теперь иначе относятся к проблеме семейного насилия: в Казахстане, к примеру, тенденции таковы, что им «неинтересно, когда муж бьет жену, - не сенсация это. Интереснее, если наоборот. В результате страдающая от насилия женщина выставляется журналистами как агрессор».

В Кыргызстане, по официальным данным, 87 процентов женщин, осужденных за убийство или покушение на убийство, длительное время подвергались домашнему насилию.

«В последние годы в кризисные центры КР обращаются чаще, 60 процентов - жертвы семейного насилия. Более 80 процентов насилия в отношении женщин в Кыргызстане происходит в семье», - отметила Алтынай Омурбекова, депутат Жогорку Кенеша КР.

Директор кризисного центра «Сезим» Бюбюсара Рыскулова подчеркнула, что, по данным МВД КР, «следствием насилия в семье только за 10 месяцев 2010 года стало 7 убийств, 10 случаев умышленного причинения тяжкого и 37 - легкого вреда здоровью».

В Казахстане бьют в колокол по поводу ранних браков и подростковой беременности, которые зачастую являются следствием определенного насилия.

Представители Узбекистана отметили, что только в единичных случаях истязателя привлекали к уголовной ответственности, так как, по словам сотрудников правоохранительных органов и врачей, принимавших жертв насилия, сработал «механизм примирения».

По данным исследований, 47,1 процента опрошенных мужчин в Таджикистане считают: основное предназначение женщины - рожать детей и быть хорошей домохозяйкой. И неудивительно, что основная причина «эпидемии» женских самоубийств - безнаказанное домашнее насилие.

Дискриминация в отношении женщин в семье прослеживается в основном в сельской местности, чему способствуют полигамия, кража невест, ранние браки.

А что говорит закон?

Таджикистан стоит на пороге принятия закона «О защите от насилия в семье». Он имеет профилактический характер и предусматривает комплексные меры по борьбе с домашним насилием. По словам депутата нижней палаты парламента Таджикистана, члена рабочей группы по разработке данного закона - Насрулло Махмудова, окончательный вариант закона может быть готов осенью. Он добавил, что за последние пять лет законодатели Таджикистана стали принимать больше законов, направленных на улучшение положения женщин. Например, увеличили с 17 до 18 лет брачный возраст. Депутат заявил, что «женщины Таджикистана стремительно укрепляют свое положение в обществе последние 10 лет».

Впрочем, в реальности дело аховое. Помню, разговорилась с жительницей Душанбе, и та призналась, что она - вторая жена, муж приходит только ночевать раза три в неделю, денег не приносит и по хозяйству не помогает. Наоборот, требует сытного ужина и даже просит денег, хотя работает в милиции. На вопрос, отчего терпит нахлебника в ущерб трем детям, женщина бесхитростно ответила: нам положено, пусть хоть такой, но мужчина в доме.

В Кыргызстане, отметила Бюбюсара Рыскулова, закон - не «прививка от болезни». Ибо механизмы по защите не работают. Она добавила, что каждое министерство (образования, здравоохранения, внутренних дел) отвечает только за свой сегмент, поэтому в комплексе эффективная помощь оказавшимся в трудной жизненной ситуации лицам не оказывается. Хотя в Кыргызстане несколько лет назад приняли Закон «О социально-правовой защите от насилия в семье». С ней согласились практически все. Даже представители благополучного Казахстана.

«Пока, к сожалению, законы в наших странах носят характер благих намерений. То есть принимаются, а средства на решение проблем в бюджет не закладываются. Мы должны работать над тем, чтобы решение вопроса семейного насилия интегрировалось в бюджеты наших стран. Иначе выходит, что один аким создал прецедент и, скажем, открыл у себя кризисный центр, потом пришел другой аким и его закрыл, - говорит казахстанка Ирина Унжакова. - В отношении семейного насилия законодательная база РК прогрессивна, действуют Закон «О профилактике бытового насилия», в соответствие с которым приведены нормы УК, ГПК и закон «О специальных социальных услугах». Вместе с тем слабая подзаконная база и низкий уровень межведомственной координации создают барьеры на пути эффективной профилактики бытового насилия».

Что делать-то?

Представители Кыргызстана ратовали за необходимость проанализировать результаты следствия и прокурорского надзора по тем уголовным делам, где потерпевшими проходят женщины. А также предлагали проведение телемостов как незатратный способ привлечения внимания чиновников.

Участникам понравилась таджикская инициатива - внедрение семейных судов.

Также на круглом столе представили концепцию социальных транзитных домов, первый из которых открылся в Кыргызстане в марте. Если в кризисных центрах жертвы насилия проходят краткосрочную реабилитацию, после чего нередко не могут вновь помириться с родственниками, найти новое жилье, то в социальном доме они могут бесплатно проживать несколько месяцев и заодно получать важные навыки и консультации.

Как отметил региональный директор IWPR по Центральной Азии Абахон Султонназаров, мы «должны помогать женщинам решать их проблемы, а не становиться частью этих проблем».

Татьяна ОРЛОВА

URL: http://www.24kg.org/community/93540-domashnee-nasilie-zashhiti-sebya-sama.html