Обнародованные результаты общекитайской переписи неожиданно вызвали столь широкий резонанс, что даже были названы сенсационными.

Во-первых, был впервые официально озвучен результат 30 лет проведения в жизнь лозунга "Одна семья - один ребенок". По данным госстатистики, эта кампания предотвратила рождение четырехсот миллионов детей. То есть без этих принудительных мер нынешнее население Китая составило бы 1740 миллионов человек, а не 1340 миллионов, каковым оно нынче является.

Коэффициент рождаемости

Главным показателем эффективности кампании "Одна семья - один ребенок" служит так называемый "коэффициент рождаемости" - количество детей, которое производит на свет среднестатистическая женщина за свою жизнь. В 1950 году этот коэффициент в Китае был 5,8, в 1980-м - 2,3. Через 20 лет после начала кампании - в 2000 году он составил 1,8, а в 2010-м - 1,4 (тогда когда для простого воспроизводства нужно 2,1).

Китайские демографы всполошились из-за того, что прошлогодняя перепись позволила сравнить среднегодовой прирост населения за минувшее и за предыдущее десятилетие. И вот оказалось, что если в 1991-2000 годах эта цифра составляла 1,07 %, то в 2001-2010 годах среднегодовой прирост населения в Поднебесной снизился почти вдвое: до 0,57 %. Это и породило в Пекине разговоры о том, что формулу "Одна семья - один ребенок" пора как-то скорректировать. Нужду в этом признал даже председатель КНР Ху Цзиньтао. Словом, результаты прошлогодней переписи впервые заставили демографов задуматься: не пора ли ослабить нажим?

Нельзя забывать, что снижение рождаемости идет на фоне повышения уровня благосостояния, роста продолжительности жизни, уменьшения детской смертности. А сочетание всех этих факторов ведет к нежелательным изменениям демографической структуры.

Прежде всего ускоряется старение общества. Неуклонно растет доля пожилых, тогда как молодежи становится все меньше. Если в 2001 году людей старше 60 лет в Китае было 10,4 %, то нынче - 13,3 %. А моложе 15 лет было 23, а стало 17 %.

Постаревшие труженики

Прошли времена, когда "демографическим дивидендом" Китая было ежегодно растущее число молодых тружеников. Когда на свет появляется меньше младенцев, это неизбежно сказывается на численности и возрастной структуре трудоспособного населения. В 1980-1990-х годах количество китайцев трудоспособного возраста (15-65 лет) ежегодно увеличивалось на 2 %. Нынче прирост стал нулевым. А в каждом последующем поколении их будет на 20 % меньше, чем в предыдущем.

Рабочая сила стареет. Доля молодежи в ней неуклонно сокращается. В 1980 году труженики 15-30 лет составляли половину, нынче - треть, а через 20 лет эта доля упадет до четверти рабочей силы. Зато растет количество людей в возрасте 50-65 лет - не столь энергичных и менее образованных. Нынче в Поднебесной насчитывается 110 млн человек старше 65 лет. А в 2035 году их будет 280 млн.

Это создаст непосильную нагрузку для пенсионной системы. Создалась парадоксальная ситуация, когда максимальное бремя должно лечь на поколение минимально для этого подходящее, на "маленьких императоров", как окрестили китайцы эгоистичное племя своих единственных отпрысков. Выросшие без братьев и сестер, они не привыкли ни с кем делиться и тем более чем-либо жертвовать.

Желание, чтобы единственный ребенок в семье непременно был сыном, который заботился бы о престарелых родителях, привело к тому, что в Поднебесной на 100 девочек рождается больше 120 мальчиков. Хотя власти запретили ультразвуковые исследования с целью определить пол будущего младенца, родители обращаются к частным врачам и прерывают беременность, если должна родиться дочка.

К тому же разрушается традиционная система семейных и родовых связей, которая издавна давала китайцам конкурентное преимущество в предпринимательской деятельности. Ведь единственный ребенок в семье растет и без двоюродных братьев и сестер, без дядюшек и тетушек. Так что все многообразие родственных связей сводится лишь к отношениям родителей и детей. Словом, проблема сокращения рождаемости ведет к различным негативным побочным последствиям.

Проблема "человеко-ртов"

Слово "народонаселение" обозначается в китайском языке двумя иероглифами: "жэнь" - человек и "коу" - рот. Количество едоков или буквально "человеко-ртов" - жизненно важная проблема для страны, которая должна прокормить 22 % человечества, имея лишь 7 % мировой пашни. В США, к примеру, засевается вдвое больше земель, чем в Китае, хотя людей там в пять раз меньше.

В Поднебесной всего около 130 млн гектаров пашни, то есть по 10 соток на человека. Причем даже этот клочок земли неуклонно сжимается. Во-первых, индустриализация и урбанизация изымают из сельскохозяйственного оборота почти по миллиону гектаров ежегодно. Во-вторых, позабывшие о голоде крестьяне сокращают посевы зерновых ради более доходных технических культур. В-третьих, от четверти до трети посевных площадей ежегодно страдают от засухи и наводнений.

Между тем за годы существования КНР число ее жителей более чем удвоилось. Если в 50-х годах я писал из Пекина о "600-миллионном китайском народе", то нынче его численность составляет 1 млрд 340 млн человек. Средняя продолжительность жизни за это время увеличилась с 35 до 70 лет. А растущее число "человеко-ртов" во многом сводит на нет результаты социально-экономического развития страны.

По мнению китайских демографов, следовало бы приступить к ограничению рождаемости сразу же после победы революции. Однако противником такого курса был Мао Цзэдун. Он утверждал, что чем больше людей в Поднебесной, тем лучше. Ибо, мол, с каждым новым ртом к рабочей силе добавляются две руки. Мао даже предлагал по советскому примеру учредить в Китае почетное звание "Мать-героиня".

А между тем в Китае, и прежде всего на селе, все острее ощущается избыток рабочей силы. Это заставляет многих крестьян уходить в города, искать заработок вдали от родных мест. Десятилетие назад среди горожан насчитывалось 120 млн мигрантов-сезонников. Нынче их уже более 220 млн. А жить вдали от родных мест им нелегко.

Госкомитет планирования семьи

Цель демографической политики Пекина - удержать к 2050 году численность населения Китая в пределах полутора миллиардов человек, когда, по прогнозам, рост должен прекратиться. Решением данной задачи непосредственно занимается Государственный комитет по демографической политике и планированию рождаемости. Он действует на правах министерства и имеет несколько сот тысяч штатных сотрудников. Пожалуй, лишь Управление общественной безопасности - аналог советского КГБ - имеет столь же разветвленную всеохватывающую структуру.

Уполномоченные комитета действуют на всех уровнях вплоть до волостей. Женщины детородного возраста обязаны ежемесячно проходить у них медосмотр. Комитет руководит производством противозачаточных средств, которые бесплатно раздаются малоимущим семья. Он также оплачивает матерям расходы, связанные с абортами.

За демографические показатели персонально отвечает губернатор провинции и главы местных администраций. Так что без жестких мер с их стороны дело не обходится. Против нарушителей девиза "Одна семья - один ребенок" применяют как административные, так и экономические санкции. Тружеников государственных учреждений и предприятий могут уволить с работы, исключить из партии, лишить внепланового ребенка права на бесплатное образование и лечение.

Если у молодоженов родилась дочь, это не вызывает радости. Ведь по конфуцианской традиции именно сын должен обеспечить достойную старость отцу и матери. Четыре года спустя родителям девочки разрешают произвести на свет еще одного ребенка. Но при условии, что после этого отец будет согласен на стерилизацию. Ей ежегодно подвергают несколько миллионов мужчин (это почти половина подобных операций в мире).

Никогда не забуду своего ровесника-китайца, который разрыдался, услышав мой неуместный вопрос: сколько у него внуков? Ведь и ему, и его сыну было разрешено иметь лишь одного ребенка.

Итак, кампания под девизом "Одна семья - один ребенок" существенно снизила естественный прирост населения. Но даже нынешние полпроцента означают для Китая ежегодное увеличение числа жителей почти на 7 млн человек!

http://www.rg.ru/2011/08/18/kitay.html