В списках кандидатов в депутаты мало женщин и молодежи. Стариков, впрочем, тоже убавилось, по сравнению с 2007 годом. Идеальный кандидат кроме того еще и живет в Москве. Выборка никак не соответствует реальности, зато свидетельствует о неравенстве в обществе. Политиком дано стать далеко не каждому.

Различие между партиями даже в ходе предвыборной кампании может обнаружить далеко не самый тривиальный разум. Нет, понятно, что ЛДПР — они «за русских», а «Единая Россия» вместе с избиркомом Москвы — «для жизни, для людей». Однако в остальном разница категорически не проявляется. Те же люди, те же лица, лидеры только разные.

Однако специфика у партийцев все же есть. Специфика в подборке тех, кто достоин быть кандидатом от каждой конкретной партии на выборах. Сравнительный анализ половозрастного состава кандидатов не изумляет, но дает понять, на кого ориентируются отдельные партии и даже политический класс в целом.

Например, несмотря на гордость «партии власти» от того, что у них много молодежи, на деле выясняется, что доля кандидатов моложе 30 лет в списке партии — 5 процентов. Молодых всего 31 человек во всем почти на шесть сотен списке кандидатов от партии. Это меньше, чем у всех остальных — средняя доля молодежи в списках 13 процентов. Даже у коммунистов, традиционно считающихся «стареющими», доля молодежи в списке больше — на уровне 11 процентов. Примерно столько же и у остальных партий. По 10 процентов молодых у «Патриотов России» и «Яблока», 8 — у эсеров, 17 — у «Правого дела».
Выделяются на этом фоне жириновцы. ЛДПР отметилась сразу 40 процентами молодежи в списках. 127 из 312 кандидатов в депутаты от партии не достигли тридцатилетней отметки.

Примерно таким же образом (только экстремумы отсутствуют) выглядит и гендерный состав списков — женщин там обнаружить сложно. От 15 до 20 процентов кандидатов у всех партий составляют женщины. Только у «Яблока» эта планка немногим выше — 24 процента.

Партии в целом ориентируются на лиц старшего возраста. Причем, как в своей риторике (защитим пенсионеров), так и при выдвижении кандидатов. По 35 процентов пенсионеров и людей предпенсионного возраста обнаруживается в списках сразу трех партий - «Единой России», «патриотов» и «Яблока». Больше кандидатов старше 55 лет только у коммунистов — там их почти половина — 45 пять процентов списочников. КПРФ, таким образом вполне подтверждает статус «старейшей партии страны».

У «Справедливой России» «стариков» поменьше — 25 процентов, у праводелов — 12. рекордсменом опять-таки оказывается ЛДПР — всего 3 процента кандидатов от партии — это 12 человек — старше 55 лет (один из них, правда, сам Владимир Вольфович Жириновский.

По сравнению с прошлыми выборами налицо тенденция к выравниванию состава участников списков партий. Разве только женщин приблизительно столько же. А вот доля молодежи резко возросла. У ЛДПР так и вовсе сразу в 10 раз — с 4 процентов на прошлых выборах до 40 на этих. Резкое омоложение ЛДПР отражается и в риторике партии. В ее брошюрах и выступлениях партийцев многократно поминаются события на Манежной площади в Москве, да и вообще ставка делается на популярные более среди молодых националистические идеи.

Доля молодежи вообще на прошлых выборах была близка к нулю. У единороссов, скажем, молодых было 4 процента от списочного состава (зато «пенсионеров» половина). Сильно постарел список эсеров — на прошлых выборах людей старше 55 лет от них было менее 15 процентов в списках.

Региональное представительство также не отражает средне российскую статистику. Доля москвичей среди вошедших в списки партий существенно больше, чем доля москвичей в общем населении страны. Рекорд принадлежит «Единой России» в чьих списках почти треть кандидатов с московской пропиской.
Учитывая, что более половины кресел в Госдуме займут ее представители, нет сомнений, что Москва будет представлена огромным количеством депутатов в парламенте.

У остальных партий доля москвичей в списках не превышает 19 процентов (что тоже выше удельного веса Москвы в населении страны) и лишь у «патриотов» и жириновцев в списках примерно соответствующие вкладу столицы в общее население 7 и 12 процентов соответственно.
Итак, перед нами идеальный кандидат. За четыре года он слегка помолодел, но все еще средних лет и старше. Он, несомненно, мужчина. И он преимущественно москвич.

Даже с учетом того, что лишь 15 процентов из трех с лишним тысяч кандидатов получат мандаты, можно предположить, что этот образ будет и образом депутата парламента. И даже шире — политика современной России. Удивительно, но именно к этому избирателю — не молодому и не старому мужчине из крупного города — партии практически не обращаются. Кандидаты как бы призывают не голосовать за самих себя.

Перекосы в списках по сравнению с «нормальным распределением», разумеется, не свидетельствуют об эффективности будущего парламента. Но точно свидетельствуют о степени равенства различных граждан в российском обществе. Можно уверенно констатировать — степень эта невелика, а разрыв между отдельными группами, напротив, угрожающе велик. Радует хотя бы то, что в списках «партии власти» стало меньше людей старшего возраста. Значит, надежда на естественное омоложение политического класса, несмотря на угрозу нового «застоя» после возвращения Владимира Путина на президентский пост, сохраняется. В противном случае свое слово скажут молодые жириновцы и ребята с Манежной площади.

http://www.polit.ru/article/2011/12/01/spiskikandidatov/