Алексей Улюкаев в своей широко обсуждаемой в обществе статье "Что такое пенсия" говорит, что до сих пор человечество знало два базовых типа пенсионирования: распределительная (солидарная) и накопительная системы. В этом утверждении он сильно заблуждается. Существовала и ещё одна модель построения пенсионных систем - бюджетная, которая применялась в Советском Союзе и в других социалистических странах. Суть её состояла в том, что для финансирования выплаты пенсий не требуется никаких страховых взносов, а достаточно налогов общего покрытия. Государство (и никто кроме него) решает, кто из членов общества и какой пенсии достоин. В бюджетной системе размер пенсии определяют два фактора: финансовые возможности государства и его усмотренческое решение о распределении имеющихся средств.

С прекращением существования советской империи наша страна вернулась в общемировую семью, что проявилось, в частности, в выстраивании своей пенсионной системы на принятых в подавляющем большинстве развитых государств принципах обязательного пенсионного страхования, закрепленных в целом ряде конвенций Международной организации труда - специализированной организации ООН, к ведению которой относится установление основных социальных стандартов.

Почему я об этом счёл необходимым напомнить? Вовсе не для того, чтобы уличить Алексея Улюкаева в незнании мировой истории пенсионного обеспечения. А потому что, по существу, реализация его предложений как раз и приведёт к восстановлению в России такой бюджетной пенсионной системы, работающей по остаточному принципу.

Чем же его не устраивает существующая система обязательного пенсионного страхования, основная часть которой работает у нас по солидарному механизму - разных возрастных когорт населения, регионов страны, отраслей экономики, а также малообеспеченных и высокодоходных категорий работников? Почему в США, в Германии или во Франции, которые считаются мировыми экономическими локомотивами, до сих пор не додумались до того, что эта система себя исчерпала и что её необходимо срочно демонтировать? Ведь негативный демографический тренд, нарушающий ранее существовавшее соотношение работающих и неработающих членов общества, характерен для всех без исключения развитых экономик мира. Ожидается, что в 2050 г. на одного пожилого гражданина Европейского союза будет приходиться только два человека трудоспособного возраста, при современном соотношении один к четырем.

Вот что пишет Международная организация труда в своём докладе "Социальное обеспечение в целях социальной справедливости и справедливой глобализации" (2011 г.): "В грядущие десятилетия старение населения приведет к росту расходов на пенсии, здравоохранение и долгосрочный уход. Однако с учетом мер по консолидации расходов, которые уже применяются многими странами в течение двух последних десятилетий, это не должно стать основной угрозой для финансового равновесия национальных систем социальной защиты и/или налогово-бюджетного баланса государственных бюджетов. Даже если в худшем случае демографическая проблема не будет решаться должным образом, воздействие на устойчивость национальных систем социальных выплат, даже в странах с высокоразвитыми системами, может оказаться менее серьезным, чем обычно предполагается. Последние имеющиеся прогнозы Комиссии по экономической политике Европейского союза относительно суммарных расходов на наиболее важные пособия по социальному обеспечению в результате старения населения показывают, что все еще существуют основания считать, что переходный период естественного движения населения в Европе не ставит не поддающейся решению задачи".

Что это - беспечность? Отнюдь - организация слишком серьёзная, а специалисты МОТ - лучшие мировые эксперты в области социального обеспечения. Объяснение очень простое: нельзя демографическую проблему вырывать из общего контекста социально-экономического развития современного общества. Финансовая устойчивость и долгосрочная сбалансированность пенсионных систем зависит не только и не столько от формального соотношения числа работников и пенсионеров, а от целой группы факторов, к числу которых относятся: 1) рост производительности труда, позволяющий меньшей численностью работников производить такой же или даже больший объем продукции и услуг; 2) увеличение трудоспособного периода за счёт более раннего вступления в трудовые отношения и более позднего выбытия из них, которое происходит благодаря раннему взрослению и позднему старению организма человека (относительно прежних времен) вследствие развития систем охраны здоровья и охраны труда, появления принципиально новых биомедицинских препаратов и технологий; 3) увеличение числа работников за счёт мер по легализации неформального рынка труда и создания больших возможностей для занятости женщин, совмещающих работу с уходом и воспитанием детей; 4) параметрические настройки, производимые в самих пенсионных системах - определение оптимальных значений пенсионного возраста, исходя из реальной продолжительности жизни населения после выхода на пенсию, и стажевых требований с учётом фактического трудоспособного периода, установление рационального механизма индексации размеров назначенных пенсий и др.

К сожалению, в наших дискуссиях о перспективах развития пенсионного обеспечения все выше перечисленные факторы намеренно или по незнанию предмета полностью упускаются из виду, а демография превращается в некий жупел для запугивания населения в целях понуждения его смириться с принятием государством непопулярных решений. Если довести позицию Алексея Улюкаева до её логического завершения, то в силу ухудшающейся демографии нашу страну, как, впрочем, и другие страны, ждёт неизбежный коллапс. Потому что при такой демографии, как вы не обустраивайте пенсионную систему - распределяйте, копите, выделяйте из бюджета, оснований для физического выживания людей просто не остаётся. Ведь жизнедеятельность человека обеспечивается не посредством использования бумажек с денежными знаками, а через потребление реальных продуктов и услуг, которые в любом случае производятся работающими членами общества. То есть независимо от модели пенсионного обеспечения неработающие пенсионеры всегда живут за счёт работающих граждан, которых относительно пенсионеров становится с каждым годом всё меньше и меньше. Следовательно, если демография - это абсолютный фактор, определяющий финансовое состояние пенсионной системы, значит, мы все обречены и никакого выхода нет. Очевидно же, что такой подход абсурден по своей сути.

К сожалению, подобных мифов и заблуждений в статье Алексея Улюкаева предостаточно. Обратимся ещё к одному. Он утверждает, что не следует бояться резкого снижения доходов при переходе из разряда работников в разряд пенсионеров, поскольку не произойдёт качественного скачка в доходах. Почему не произойдёт? Оказывается, все современники Алексея Улюкаева, по его мнению, живут на доходы, состоящие из трех сегментов: трудовой доход (зарплата), трансферт из бюджета (пенсия, пособие, льгота) и факторный доход от активов (процент на депозит, арендная плата от сдаваемой квартиры и др.). Может быть, применительно к структуре доходов самого автора статьи, подобная оценка и является справедливой, однако, боюсь, что для подавляющего большинства граждан нашей страны реально доступен только один вид доходов - для работающих граждан их заработная плата, для неработающих граждан их пенсия, причём и зарплата, и пенсия очень незначительны по своим размерам. Процент на депозит, доход от сдачи квартир и прочие блага - это удел немногих.

Трудовая пенсия - это не бюджетный трансферт, как ошибочно полагает Алексей Улюкаев, а зарезервированная, отложенная на случай старости часть заработной платы. Поэтому коренная проблема нашей пенсионной системы - это низкий уровень заработной платы. Именно отсюда формируются низкие пенсии, и другими они никак быть не могут. Именно отсюда возникает необходимость повышения страховых взносов (отчислений из заработной платы на пенсию). Если бы эти отчисления производились из более высокой заработной платы, то не возникало бы и необходимости постоянно повышать их ставку. К сожалению, эксперимент по резкому снижению (на 8 п.п.) страховых взносов в 2005 г. не привёл к выводу заработной платы из тени. Именно поэтому никак нельзя заменять страховые взносы налогами. Страховой взнос - часть стоимости рабочей силы, обобществленная часть необходимого продукта, отчуждаемого экономически активными трудоспособными членами общества в пользу нетрудоспособных. Налог, напротив, - это обобществленная часть прибавочного продукта, не имеющая никакого отношения к трудозатратам. Произвольно устанавливать размер страховых взносов, безотносительно размеров выплачиваемых пенсий, значит искусственно занижать стоимость рабочей силы, искажать существующие трудовые отношения. Давно пора понять, что дешевая рабочая сила, как бы это не было привлекательно для работодателя, никогда не сможет быть квалифицированной, а, следовательно, не будет соответствовать задаче создания инновационной экономики.

Проблема совсем не в том, что пенсия не страхует от потери заработка и от бедности. Сам по себе страхуемый заработок у большинства населения настолько низок, что и в период работы он позволяет работнику и его семье жить только на грани нищеты, и после выхода на пенсию, когда этот низкий заработок преобразуется в столь же низкую пенсию, работник остаётся в прежнем материальном положении. Могут спросить: а как же высокооплачиваемые работники - они же тоже недовольны своей пенсией? Да, недовольны, но только у них имеются дополнительные возможности, о которых пишет Алексей Улюкаев. Ведь страховыми взносами облагается не весь их заработок, а только его часть. С этой части они и получают трудовую пенсию. Если размер этой пенсии им представляется недостаточным, то у них есть реальная возможность за счёт корпоративных пенсионных программ и личных пенсионных накоплений сформировать предпочтительный для них уровень своего пенсионного обеспечения.

Меня же, в основном, волнует уровень пенсионного обеспечения тех людей, кто такими возможностями не обладает. Что даст для них перевод пенсионной системы из страховой в бюджетную? Абсолютно ничего! Размер пенсий от этого больше не станет. Других источников доходов, кроме заработной платы, у них просто нет. Уровень оплаты их труда таков, что ничего накопить дополнительно к пенсии они не смогут. В России свыше 80% работающих граждан имеют доходы, полностью направляемые на текущее семейное потребление. 14,7 млн. чел. получают заработную плату на уровне прожиточного минимума. Но, если при сохранении страховой системы, ещё есть надежда на изменение этой ситуации в случае роста заработной платы в стране и внесения параметрических изменений в пенсионную систему, то при возвращении в бюджетную систему перспектив не будет никаких - бедность законсервируется. Всё мы это уже проходили не в столь уж отдалённом советском прошлом и помним, чем всё это закончилось. Надо ли повторять вновь?

Итак, первый из проклятых вопросов русской истории - кто виноват в том, что у нас низкие пенсии - имеет очевидный для специалистов ответ: общий уровень развития экономики и трудовых отношений, выражающийся в низком размере заработной платы, не позволяющем сформировать достойной пенсии. Без решения этой проблемы изменить сложившеюся ситуацию невозможно. Все оторванные от этой взаимосвязи и взаимозависимости рассуждения и предложения - не более чем игра ума и абстрактные фантазии. Что делать? Это уже другой традиционный проклятый вопрос, требующий отдельного рассмотрения.

Подготовила Ирина Невинная

http://www.rg.ru/2012/03/19/voronin-site.html