Хотя российская конституция гарантирует равноправие полов, политика в России остается практически исключительно мужской сферой. «Политика в высших эшелонах власти традиционно опиралась на неформальные связи, решение вопросов в узком кругу доверенных людей. В СССР это делалось на охоте, в сауне, зачастую за выпивкой», - объясняет политолог Алексей Макаркин. В современной России существует больше процедур, формальностей. Заседания проходят не на даче, а в здании правительства или в Кремле. «Но женщину до сих пор не воспринимают как полноценного партнера», - добавляет Макаркин.

Перед декабрьскими выборами в Думу политики решили использовать женщин, чтобы привлечь внимание мужчин к политике. В итоге появились новые инициативы, как, например, Армия Путина и Медведева, т.е. табуны молодых скудно одетых девушек, которые пытаются пробудить гражданское сознание через низшие инстинкты. Так, «солдаты» Армии Путина ради премьера разрывают на себе одежду или в вычурных позах моют автомобили (разумеется, только отечественного производства). В свою очередь, сторонницы Медведева призывают, например, отказаться от распития спиртных напитков в общественных местах.

В 2018 году женщина станет президентом России, убеждены «Отличницы». Эта новая организация, образованная в рядах партии власти, уверяет, что если за политику возьмутся успешные женщины, Россия изменится до неузнаваемости. Доля женщин в политике увеличится с нынешних 6 до 50 процентов, а проблемами равноправия займется специальный уполномоченный по правам женщин. Помимо известного социолога Ольги Крыштановской, в качестве успешной женщины должна выступить, например, Анна Чапман – героиня шпионского скандала между Россией и США. Свою деятельность дамы собираются начать со вступления в образованный Путиным «Народный фронт» – движение поддержки его самого.

«Чапман пихают в общественную деятельность, как раньше космонавта Валентину Терешкову», - возмущается на страницах «Новой газеты» Андрей Колесников. Ссылка на Терешкову здесь неслучайна: в 1962 году эта никому неизвестная работница текстильного комбината, парашютистка-любительница, стала кандидаткой в космонавты. Через год, после первого в истории полета женщины в космос, она была уже героем СССР. Когда в Кремль приезжали западные делегации, она блистала перед телекамерами и в определенном смысле играла роль первой дамы в те времена, когда жен генеральных секретарей потихоньку запирали дома.

Руководителем в наказание

Валентина Матвиенко, до недавнего времени бывшая губернатором Петербурга, стала недавно главой Совета Федерации, т.е. де-факто третьим лицом государства. В российском правительстве женщины стоят во главе трех ведомств, а в Думе заседает 65 представительниц прекрасного пола. Это, возможно, не так уж много, но никто не может сказать, что женщин в российской политике нет. Тем более что дамы из парламента врезаются в память, как, например, олимпийская чемпионка Алина Кабаева. Однако это не означает, что им есть что сказать в общественной жизни.

Чтобы Матвиенко смогла стать главой верхней палаты парламента, ей было нужно сначала стать депутатом городского законодательного собрания. А поскольку местных выборов до зимы проводить не планировалось, пришлось провести сложную политическую рокировку: депутаты двух районов Петербурга отказались от своих мандатов, чтобы губернатор смогла там избираться - на дополнительных выборах, о которых никто не знал. Когда оппозиция начала протестовать, дело было сделано, а венчало всю операцию сентябрьское голосование в Совете Федерации, в котором нового депутата избрали главой палаты.

[…]

Матвиенко умеет проявлять лояльность. СМИ сообщали о полных энтузиазма благодарностях Богу за то, что тот подарил России Путина, а также призывах, обращенных к самому президенту, остаться на третий срок даже ценой изменения конституции. То, что Матвиенко направили на высокий пост тем удивительнее, что, как поговаривают, это было наказанием за плохие показатели партии власти в Северной столице. Губернатор была вызвана в Москву, чтобы больше не раздражать уставших от ее руководства городом жителей Петербурга.

Королева бюджета

«Мне чай и Голикову», - говорят, с таких слов начинал свой день работы над бюджетом недавно уволенный министр финансов Алексей Кудрин, когда нынешняя министр здравоохранения и социального развития еще работала в финансовом ведомстве. А провела она там 18 лет, из которых несколько – на посту замминистра. Как писал еженедельник «Огонек», за высокий профессионализм и отличное владение темой в предыдущем министерстве ее называли «мисс бюджет».

Ее бросили на здоровье и социальную политику в 2007 году. По словам некоторых комментаторов, это было сделано для того, чтобы она смогла своей женственностью и чувствительностью загладить дурное впечатление, которое оставил после себя ее предшественник Михаил Зурабов, разозливший российских пенсионеров тем, что отнял у них льготы.

Татьяна Голикова – не слишком публичная персона, но она переломила стереотип молчащего и вечно отсутствующего министра, начав появляться в штабах на месте катастроф, чтобы поправить имидж правительства в глазах россиян.

Поляки могут помнить ее в основном по апрелю прошлого года, когда она подключилась к помощи Польше после крушения президентского самолета. Она принимала участие в процедурах по идентификации в Бюро судебно-медицинской экспертизы в Москве, занималась приехавшими в российскую столицу родственниками жертв. В интервью Gazeta Wyborcza министр здравоохранения Польши Ева Копач (Ewa Kopacz) высоко оценила ее профессиональную подготовку.

Голикова – одна из трех женщин в российском правительстве и она, пожалуй, наиболее заметна. Министр экономического развития Эльвира Набиуллина, несмотря на свою высокую квалифицированность, которую хвалят даже оппозиционные специалисты, занимает гораздо более пассивную позицию. Сдержанная и скупая на слова, она, скорее, напоминает аспирантку экономического института, чем политика. Министр сельского хозяйства Елена Скрынник пока в основном прославилась борьбой с якобы зараженными опасными бактериями огурцами из ЕС.

Кто любил Раису

«Пробившиеся в политику женщины – это компенсация, следствие советского стереотипа о необходимости женского представительства, чтобы никто не смог обвинить нас в шовинизме. Также, как, например, должны существовать оппозиционные партии», - говорит политолог Лилия Шевцова. На первом месте разнарядка, а потом таланты, способности. «Женщины в российском парламенте подчиняются строгой партийной дисциплине и, честно говоря, они зачастую настроены гораздо более шовинистически, чем их коллеги», - полагает Елена Ершова – общественный деятель, не первый год занимающаяся правами женщин.

В течение недолгого периода на волне перемен 90-х годов казалось, что ситуация может измениться. В политике появились такие женщины, как Галина Старовойтова – демократ и активная защитница прав человека, бывшая депутатом Думы и советницей Бориса Ельцина. В 1998 году она была убита. Несколькими годами позднее Ирина Хакамада, тоже под демократическим флагом, даже баллотировалась на президентский пост, но вскоре после своего поражения окончательно ушла из политики.

В новейшей истории символом политически активной женщины была Раиса Горбачева. Никогда раньше, и, к сожалению, позже, ни одна из первых дам не занимала в России такого заметного места. В первую очередь ее полюбил Запад: она была «советской дамой с парижским шиком» и «единственной кремлевской женой, которая весит меньше, чем ее муж». В России она, как и ее супруг, вызывала, скорее, смешанные чувства. « Ее ненавидели именно поэтому, что она была "вне формата"», - считает Шевцова. Ни Людмила Путина, ни Светлана Медведева не добились аналогичного статуса.

В случае супруги Путина это был, скорее, осознанный выбор, но у супруги Медведева были все задатки, чтобы стать новой Раисой. Накануне вступления ее мужа на пост президента СМИ много писали о ее харизматичности, салонных манерах и слабости к модным туалетам. Однако быстро оказалось, что модель активной первой дамы неосуществима: Медведева, конечно, показывается на публике, но ее роль в основном ограничивается посещением церквей и изречениями о традиционных православных ценностях.

Феминизм - для лесбиянок

Если дискуссия на тему увеличения роли женщин в российской общественной жизни как-то идет, хотя активистки женский движений утверждают, что это лишь имитация реальных процессов, то слово «феминизм» звучит здесь, скорее, как ругательство. «Феминизм сегодня не актуален», - говорила по поводу создания движения «Отличницы» сенатор Людмила Нарусова. Ольга Крыштановская категорически отмежевывается от идей феминизма: «У нас под феминистками подразумевают лесбиянок, которые ненавидят мужчин. А мы мужчин любим».

Если посмотреть на представительниц политических партий, сложно избавиться от ощущения, что им ближе идеи Крыштановской, чем феминизм. Споры с мужчинами бессмысленны, есть более подходящие способы, чтобы высказаться. В Интернете можно найти множество снимков с фотосессий действующих или бывших партийных активисток, и это вовсе не показы модной одежды. Гимнастка Алина Кабаева, Анастасия Волочкова или, наконец, новая неугасающая звезда «Единой России» Анна Чапман смело демонстрируют свои прелести, например, на страницах мужских журналов.

В СССР равноправие сводилось к уравниванию обязанностей женщин и мужчин, а не их прав. Женщина могла водить трактор или работать на заводе, но это было, скорее, выравнивание по нижней планке: мужчина женских обязанностей не перенимал. Зато при небольшом попустительстве он мог чувствовать себя все более расслабленно. «Из-за советского "уравнивания прав" под конец существования СССР мужчина уже даже не был обязан больше зарабатывать, - вспоминает Макаркин. В СССР женщины часто делали карьеру и в мужских профессиях, но их, скорее, не допускали на руководящие должности. Хотя они нередко становились главой семьи».

По сей день в Москве и других российских городах можно часто увидеть женские рабочие бригады: дамы в ватниках и платках на голове шпаклюют, кладут кирпич, таскают ведра с раствором. «Коня на скаку остановит, в горящую избу войдет», - писал в XIX веке о русской женщине поэт Николай Некрасов. Этот образ накрепко засел в российском сознании: женщина должна быть сильной, предприимчивой, стойкой к жизненным невзгодам, но это ни в коей мере не означает смену в разделении социальных ролей. По мнению современных социологов, женщины лучше чувствовали себя во время перестройки, резкого перехода к рыночной экономике. Несмотря на это, в большинстве российских семей удерживается традиционное разделение ролей, при котором формально главой семьи является мужчина. «Это меняется, но очень медленно», - говорит Ершова. «Все больше родителей считают, что для их дочери важнее получить образование, а не как раньше – удачно выйти замуж. Постепенно увеличивается группа мужчин, которые заявляют о своей готовности пойти в отпуск по уходу за ребенком. Был даже такой случай, когда один офицер подал жалобу на своего работодателя, т.к. тот отказал ему в праве на такой отпуск», - рассказывает она.

Оригинал публикации: Długie nogi Kremla

http://www.inosmi.ru/politic/20111108/177260359.html