Проблема бытового насилия в Казахстане нарастает на фоне острого дефицита кризисных центров, оказывающих поддержку жертвам семейного издевательства.

Алматинец Арнур (имена героев истории изменены — авт.) привез невесту Камилу из города Чу южной Жамбыльской области Казахстана. У себя дома он чувствовал себя хозяином положения, никуда не выпускал молодую жену, ревнуя ее к каждому столбу. Поднимал на нее руку. Все его не устраивало — не так посмотрела, не так подала завтрак, не так улыбнулась...

Арнура не останавливала даже получающая стресс от семейных разборок 5-летняя дочь и даже то обстоятельство, что жена была на 12-й неделе беременности. Однажды он избил Камилу так, что она потеряла сознание и очутилась в больнице. Врачи сообщили о выкидыше. Соседка по палате посоветовала обратиться в алматинский кризисный центр, где оказывают всяческую поддержку жертвам домашнего насилия.

«Она зимой прямо из больничной палаты, в тапочках и в халате, прибежала к нам, — рассказала корреспонденту IWPR Надежда Рот, социальный работник кризисного центра «Подруги». — Мы ее прятали от мужа и свекрови, они в свою очередь приходили к нам и даже угрожали напустить полицию на нас, если не выдадим беглую родственницу».

Таких историй в архиве реабилитационного центра за почти 13 лет работы уже тысячи. В каждой анкете — разрушенные семьи и сломанные судьбы. За прошлый 2010 год в центр всего поступило 1263 обращения, а по последним имеющимся данным, в первом квартале нынешнего года — 297. Подавляющее большинство жертв — замужние женщины в возрасте от 20 до 40 лет.

Сюжет — классический. Глава семьи, находящий отдушину в рюмке, поколачивает ненаглядную, часто на глазах детей. Избитая уходит из дома, подает заявление в полицию, а после слезных извинений протрезвевшего мужа отзывает жалобу обратно. И все начинается заново.

В казахстанской полиции такие побои деликатно относят к категории «семейных разборок» и не спешат заключать мужа-хулигана под стражу. Случаются и казусы: человек с переломами лежит в больнице, а стражи порядка дожидаются примирения супругов. Опыт показывает: почти всегда жертва «не имеет претензий» к виновнику инцидента.

«А выбора у женщины и нет, — говорит Надежда Рот. — Ей зачастую некуда деваться. Аренда жилья дорогая, на шею родственникам не сядешь, детей тоже нужно обеспечивать». По ее мнению, государство никак не поддерживает женщину в такой ситуации, не предоставляя ни временного жилья, ни психологической, ни юридической помощи. В Казахстане жертва домашнего насилия вынуждена унижаться, чтобы выжить.

Как сообщила Улжан Лукпанова, директор кризисного центра «Забота», раньше в Казахстане существовали только общие нормы гражданского и уголовного права, применимые к делам о бытовом насилии, и зачастую по ним было невозможно наказать любителей распускать руки.

«И прокуратура, и суды не были заинтересованы в оказании помощи пострадавшим, причем самое парадоксальное то, что многие обращавшиеся за помощью женщины, как показала практика, были женами сотрудников правоохранительных органов! — рассказала Улжан Лукпанова. — В большинстве случаев женщины были вынуждены решать свои проблемы самостоятельно или обращаться за помощью к НПО».

1 января 2010 года вступил в силу Закон «О профилактике бытового насилия», который стал основой для искоренения произвола в семье, четко сформулировав понятийный аппарат, определив такие понятия как потерпевший, семейно-бытовые отношения, бытовое насилие, виды бытового насилия, профилактика и субъекты профилактики бытового насилия. Это серьезный прорыв в законодательстве. Однако проблема никуда не делась. Закон появился, но объективные реалии, сложившиеся за многие годы, никто не отменил.

К примеру, по данным Надежды Гладырь, президента кризисного центра «Подруги», в Казахстане действует всего 21 реабилитационный центр, где оказывают поддержку жертвам бытового насилия. «Среди них нет ни одной государственной организации, — говорит она. — Ни в республиканский, ни в местные бюджеты не заложена статья о содержании подобных учреждений». Те приюты, которые сегодня работают, по словам эксперта, финансируются международными организациями, и у них множество материальных проблем — недостаток дорогостоящих профессионалов, финансирования, отсутствие необходимой методической базы и т.д.

Нынешний закон, отмечает Надежда Гладырь, требует от местных органов власти создавать реабилитационные организации, финансировать и обеспечивать поддержку пострадавшим от бытового насилия. «Однако, к сожалению, правительством до сих пор не разработаны основные направления государственной политики в области профилактики бытового насилия, то есть нет программного документа, предписывающего, что необходимо делать всем вовлеченным структурам, — сетует наша собеседница. — Без этого положения местные органы власти и прочие субъекты этого закона — органы внутренних дел, комиссии по делам женщин, НПО и т.д. — не могут активно включиться в реализацию закона».

Как утверждает Ирина Унжакова, член Национальной комиссии по делам женщин и семейно-демографической политике при Президенте РК, слабое законодательство и плохая координация работы между госведомствами создают барьеры на пути решения проблемы. «Судите сами. К примеру, если полицейские доставят мужа-хулигана в участок и изолируют его без заявления потерпевшей, то их действия могут быть опротестованы прокуратурой», — аргументирует представитель Нацкомиссии. В итоге до судебного рассмотрения доходит ничтожно малое количество дел по фактам бытового насилия, констатирует эксперт.

Кроме того, по словам Ирины Унжаковой, даже наказание в виде наложения административного штрафа на виновного оборачивается экономическим наказанием семьи, а не самого преступника. Посему в большинстве случаев виновник не несет ответственности за учиненный произвол. И если в новом законе о профилактике бытового насилия четче обозначен состав правонарушения в действиях супругов, то процедура наказания или хотя бы ограничения в действиях обидчика усложнена настолько, что он остается безнаказанным.

По мнению экспертов, для решения проблемы государству необходимо выработать комплекс мер, улучшить механизм взаимодействия между соответствующими госструктурами, НПО, международными организациями, создать государственные реабилитационные центры, где жертвы домашнего насилия могли бы получить необходимую психологическую, юридическую поддержку.

По мнению экспертов, последствия проблемы недооцениваются государством. Ведь от семейно-бытовых издевательств страдают не только женщины, но и дети, испытывающие постоянный шок и стресс со всеми отсюда вытекающими.

ОБ АВТОРЕ: Алмаз Рысалиев — редактор представительства Института репортажей войны и мира в Казахстане (IWPR)

http://www.respublika-kaz.info/news/society/17466