Кажется, это рискует превратиться в традицию: каждый год, к 8 марта, киевляне и киевлянки собираются на встречу с французской феминисткой. Год назад это была писательница Режин Дефорж, а вчера — философ и историк Женевьев Фресс (Genevieve Fraisse). Как и в прошлом году, встреча произошла благодаря замечательной Анн Дюруфле — советнику по вопросам культуры и сотрудничества Посольства Франции в Украине.

«Французская женщина старается, прежде всего, не потерять свою женственность. Француженка вполне может быть одновременно и феминисткой, и кокеткой» — утверждала Режин Дефорж, и это, как убедилась аудитория «Публичных лекций “Політ.ua”», абсолютно справедливо.

Глядя на невероятно женственную мадам Женевьев, слушая умиротворяющую и артистичную французскую речь, трудно поверить, что лектор — активный участник левого крыла партии Зеленых, ярая активистка феминистического движения, представительница революционного поколения 1968-го года, и — автор многочисленных трудов и исследований, старший научный сотрудник Национального центра научных исследований Франции. А ещё в послужном списке мадам Фресс такие должности, как глава Научного комитета Института Эмили дю Шатле, межведомственный уполномоченный по правам женщин и даже пятилетняя работа депутатом Европарламента…


«Всю свою жизнь я за что-то боролась», «я родилась прагматиком», «вневременной взгляд на пол – вот проблема, над которой я работаю всю жизнь» — такие характеристики по отношению к самой себе прозвучали из уст мадам Фресс во время лекции.

Как историк, мадам Женевьев не могла не сделать краткий экскурс в историю женского праздника, отметив, впрочем, что на его возникновение и суть есть, по крайней мере, два различных и одновременно господствующих взгляда — советский и американский. Размолвки между социалистическими и буржуазными феминистками, своеобразный раскол в феминистическом движении, по словам мадам Фресс, существует издавна и доныне. Однако главное, — считает она, — это то, что праздник стал международным и официальным с 70-х годов ХХ века.


«Для меня это, безусловно, праздник, хотя феминистки говорят о нем, — мол, празднуют один день, эксплуатируют целый год. В этом году день 8 марта спровоцировал множество статей, дискуссий, встреч, но я сделала для себя вывод, что, несмотря на укоренение этого праздника в истории, все равно дебаты вокруг женского вопроса проходят с трудом», — рассказала мадам Фресс.

А еще во Франции, по словам лектора, весьма актуальна философски-филологическая дискуссия: 8 марта — праздник женщины или праздник женщин? Феминистки считают, что женщин. А остальные, по-видимому, довольствуются подарками одной-единственной? Тоже, наверно, неплохо, но феминистки явно борются не за то.


Лектор также отметила, что, несмотря на долгую историю, и в вопросах происхождения праздника и в понимании его сути много разночтений, много «неудобных» моментов. Даже само слово «феминизм» до сих пор весьма противоречиво. Безусловно, определение «феминизм» французского происхождения. Длительное время этот неологизм приписывали Шарлю Фурье, и это казалось весьма вероятным, но, увы, неверным. Также в одном из текстов Александр Дюма-сын употребляет слово «феминизм» и просит прощения за неологизм, — заметила Фресс. Однако первое употребление слова Женевьев разыскала в медицинском справочнике 1761 года: «феминизм» означал болезнь, при которой у мальчиков вместо вторичных мужских половых признаков развивались женские.

До сих пор слово «феминизм», — подчеркнула мадам Фресс, — имеет негативный оттенок, поскольку подразумевает, прежде всего, попрание социальных догм, правил и канонов, а также зачастую подразумевает женщину с маскулинными признаками, которая бросает вызов общественным правилам.


Однако истинное значение слова, по мнению Женевьев Фресс, родилось в ХІХ веке, — оно противопоставляет один пол другому, предполагает такое явление как «смешение полов» и является по сути демократичным. «Когда случилась Французская революция, демократия дошла до такого пункта, когда сказали «да» равенству, но сказали «стоп», когда началось «смешение полов», революционеры были против того, чтобы исчезли различия между мужским и женским полом», — напомнила лектор.

«Я выстраиваю собственную конструкцию из трех элементов современной феминистической мысли, эти элементы: спор (конфликт между полами, отсутствие взаимопонимания), процесс и контраверсия (полемика)», — пояснила свою концепцию французский ученый.

Вообще концепция равенства впервые появляется в тексте Мари де Гурне, названной дочери Мишеля Монтеня (ХVII век), однако лучше развита в тесте Пулена де Ля Бара (эссе 1673 «О равенстве обоих полов»). Но, по словам мадам Фресс, наиболее значимы для нее работы Джона Стюарта Милля. В 30-х годах французские феминистки впервые выносят проблему мужского доминирования на публичное обсуждение, несмотря на предсказание Милля, что ни один аргумент в этом споре не будет убедителен, — это апофеоз второго элемента.


Третий элемент касается дня сегодняшнего — это контраверсия, и прежде всего, это полемика внутри движения. Однако госпожу Фресс не пугают различия во мнениях, ведь это — явный признак демократии. «Нас настолько много, что этого достаточно для того, чтобы между нами существовали различия. Миновали времена, когда все феминистки имели одну икону — Симону де Бовуар, теперь каждая феминистка может иметь свое мнение и свободно его высказывать», — убеждена мадам Женевьев.

«О том, что за свою двухсотлетнюю историю мы завоевали многие права, свидетельствуют две вещи: дискуссия вокруг паритета и права в семье. Теперь мы подошли к тому моменту, когда почти все права мы имеем, но понимаем, что иметь права и ими пользоваться, иметь возможность их реализовать — это не одно и то же. Нам уже практически нечего просить, нечего добиваться, однако исторический процесс продолжается, феминистическое движение просто должно найти новые формы и новые способы выражения», — заключила лекцию госпожа Фресс.

Кстати, о том, что паритет — налицо, свидетельствовала и аудитория «Публичных лекций», в которой явно наблюдалось гендерное равенство, впрочем, вопросы задавали мужчины и женщины в идеально равной пропорции (да и в зале их сидело, кстати, почти поровну, — женщин было чуть больше, но не намного). Возможно, и правда, феминисткам, даже таким очаровательным как Женевьев Фресс, скоро не за что будет бороться?

Лилия Пата

http://polit.ua/articles/2011/03/11/frasse.html