Поддерживающими (или позитивными) мерами (или действиями) называются специальные временные политики или программы, направленные на компенсацию негативных последствий неравенства для определенных групп населения и на достижение фактического равенства возможностей. Принятие таких мер, направленных на определенную группу, связано с тем, что существующий законодательный запрет каких-либо дискриминационных норм не привел к отказу от них на практике.

Позитивные действия существуют в двух формах: «политики, обеспечивающей предоставление большего доступа на рынок труда, и/или политики, нацеленной на увеличение представительства ранее мало представленных групп населения в общественных комитетах, политических партиях и образовательных институтах». В США принят термин «affirmative actions», в Европе чаще используется выражение «positive actions». Синонимом этих понятий является термин позитивная дискриминация (positive discrimination).

В законодательстве термин «позитивные действия» впервые появился в США в 1935 г. и означал действия по обеспечению принципа равного обращения со всеми работниками независимо от их расы, цвета кожи, религиозной принадлежности и национальности (но не пола). Категория пола была включена в этот список только в 1968 г. – под мощным давлением женских организаций. Известен исторический казус: поправка о включении «женщин» в список групп, против которых не разрешается дискриминация, была вынесена на обсуждение сенатором-южанином, который надеялся, что ее включение приведет к поражению закона в целом, т.е. в том числе и в отношении негров.

Поддерживающие меры делятся на «мягкие» и «жесткие». «Мягкие» формы включают: а) попытки устранить структурные препятствия, которые касаются определенных групп, б) предпочтительный прием на работу при прочих равных условиях представителей ранее дискриминируемых групп населения, в) применение особых стратегий (например, введение специальных схем обучения), чтобы помочь группам, «находящимся в невыгодном положении», конкурировать более эффективно. «Жесткие», или «решительные» способы предполагают, что принадлежность к дискриминируемым группам является единственным критерием приема на работу или вступления на влиятельный пост. Такие меры иногда называют политикой «обратной дискриминации» (reverse discrimination), которая является более радикальной по сравнению с позитивной дискриминацией. При проведении политики обратной/реверсивной дискриминации представители целевых групп имеют преимущество, например, при приеме на работу даже при меньшей квалификации. Именно поэтому часто высказывается мнение, что реверсивная дискриминация значительно нарушает принцип равных возможностей. По мнению некоторых политологов, «предпочтение должно отдаваться действиям, не противоречащим принципу равенства», то есть мягким формам позитивных действий.

Цели большинства программ позитивных действий в отношении женщин на рынке труда состоят в «поощрении» вовлечения их в нетрадиционные сферы занятости, т.е. на те работы, которые раньше выполнялись только мужчинами, а также в расширении доступа женщин к высоко оплачиваемым и более статусным позициям. Нередко создавались специальные фонды для получения дополнительной информации, переобучения, трудоустройства и облегчения профессионального продвижения женщин и меньшинств. Однако необходимо подчеркнуть, что все эти меры действуют только на фирмах или в учреждениях, получающих государственное финансирование или имеющих правительственный контракт. При заключении правительственных контрактов с компаниями им рекомендуется использовать позитивные действия. В частном секторе экономики позитивные действия могут проводиться только на добровольной основе, поскольку наниматели протестуют и выдвигают претензии о неоправданном вмешательстве государства в действие рыночных сил. В некоторых странах (например, в Нидерландах) государство для стимулирования применения позитивных действий частными работодателями предоставляет им специальные гранты.

Вокруг позитивных действий разворачиваются жаркие дискуссии. Большинство споров ведется из-за того, является ли подобное «содействие» этически справедливым и социально оправданным. Нередко даже сторонники позитивных действий понимают их как предпочтительное обращение, то есть как действие, при котором выбранному кандидату отдано предпочтение перед теми, кто имеет более высокую квалификацию. Прогрессивный потенциал позитивных действий был разрушен столкновением политических понятий. Отношение к позитивным действиям как к легализации дискриминации (хоть и «обратной») наложило серьезные ограничения на способы их использования и препятствовало даже скромным попыткам изменений. Проходившая в 90-е гг. ХХ века в США кампания против так называемой «обратной дискриминации» ярко иллюстрирует, как подобное понимание позитивных действий привело к сокращению практики их применения. Реальные изменения, которые могли бы сопутствовать целевому найму и продвижению, потеряли легитимность как не соответствующие принципу равенства. В связи с тем, что женщины как целевая группа играют небольшую роль в реальной политике позитивных действий, их эффективность оценивается многими феминистками весьма невысоко.