2010

Article Символические репрезентации женского в традиционных культурах Европейского севера. Проблема сохранения этногендерной идентичности северянок

Север Евразии в мифоэпическом представлении - маргинальная зона культурного бытия и мифического инобытия; географическая окраина континента и сказочный центр мироздания - вершина Мировой Горы, окруженной водами моря-океана. «Предельный мир» формирует свои особенности этнокультурной идентичности. Этнокультурологи (Н. М. Теребихин, В. В. Ануфриев, И. Н. Белобородова) говорят об общесеверном «полярном менталитете» народов циркумполярного круга. Л. М. Мосолова и ее школа делят культуры северных народов на традиционные (саамская, ханты-мансийская, эскимосская, нивхская, ненецкая и т. д.) и креативные (русская, карельская и др.). Для культурологического осмысления «загадки Севера» помимо исследования художественной культуры, традиций, самосознания северян важен и гендерный дискурс. Феномен северной женской сакральности занимает ключевое место в религиозно-мифологической картине мира народов Арктики. В теософском понимании символика женского в системе морской культуры интерпретируется как материнская ипостась: соположение северности и женскости основано на их общей прародительской атрибутике. (Теребихин Н. М.) Особого рассмотрения заслуживает тема женского ведичества (волхования, шаманства) - общения женщин с незримыми и умонепостижимыми планами Космоса. Правомерно говорить и о женской субкультуре северянок, так как их поведенческие практики, и одежда (очень выразительная по объемно-пластическим формам и символическим репрезентациям) имели более глубокий сакральный смысл, нежели у мужчин. Например, главная гендерная маркировка - головной убор (семантическая подмена женских волос) имел помимо прямого назначения и украшения, еще и обережную (у «малых народов» - зоототемную) функцию. Интересным представляется интерпретация стилистики («поэтики») женского поведения методами этносемиотики. Этногендерные методики позволяют выстроить целостные социокультурные системы, в которых отражен макро- и микрокосм этнических и гендерных групп, дать расшифровку насыщенных до предела знаковых миров женской культуры. Модернизация и урбанизация ХХ века, смена системы социальной иерархии, культурных ценностей, этических норм и предписаний, гендерных координат привели к корреляции автостереотипов северянок и породили кризис этнокультурной и гендерной идентичности. Это грозит разрушением традиционной культуры, в которой женщина являлась «столпом» мироздания. Возможно ли возращения к ценностям патриархальных гендерных установок? Или нынешняя «реконструкция» жизни народов Севера всего лишь сублимация и профанация десакрализированного пространства этнокультурного текста? Для ответа на этот вопрос следует обратиться к культурологическому анализу символики женского в традиционных культурах народов Севера.