Женщины и насилие - одна из актуальнейших социальных проблем, которыми болеет современное российское общество. Хотя в массовом сознании насилие над женщиной не признается особой социальной проблемой, практика последних лет доказывает концептуальное осмысление данного вопроса, связанного с защитой прав человека: это и законотворческая деятельность депутатов Государственной Думы второго созыва по разработке Федерального Закона "Об основах социально-правовой защиты от насилия в семье", и организация во многих городах России кризисных центров для женщин, и создание экспериментального банка данных по обращениям за помощью (зачастую единственного источника информации о насилии над женщиной), социологические обследования, проведение научно-практических семинаров и конференций.

В докладе ЮНИСЕФ "Женщины в переходный период" (1999г.) отмечается, что в условиях социально-экономических перемен появляются многочисленные факторы (резкое падение уровня жизни и обнищание, безработица, лишения, ухудшение здоровья, разрушение сети социальной поддержки, злоупотребление алкоголем и т.д.), предопределяющие рост уровня насилия в обществе, в том числе насилия в отношении женщин. В обыденном сознании насилие против женщины, как правило, ассоциируется с проявлением грубости, агрессивности и физического воздействия на нее со стороны мужа, мужчины. В действительности природа насилия в отношении женщин значительно шире и имеет социально-политические предпосылки.

Что же такое насилие в отношении женщин? Ответ на этот вопрос зафиксирован в статье 1 Декларации об искоренении насилия в отношении женщин, принятой Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 20 декабря 1993 г.: "термин "насилие в отношении женщин" означает любой акт насилия, совершенный на основании полового признака, который причиняет или может причинить физический, половой или психологический ущерб или страдания женщинам, а также угрозы совершения таких актов, принуждение или произвольное лишение свободы, будь то в общественной или личной жизни". Статья 2 конкретизирует случаи физического, полового и психологического насилия, которые могут иметь место a) в семье, b) в обществе в целом, c) со стороны или при попустительстве государства, где бы оно ни происходило.

Таким образом, насилие можно рассматривать в узком смысле, имея в виду семейные конфликты/семейное насилие, подразумевающие "жестокое обращение одного человека в отношении другого/гой, состоящего/щей с ним в близких отношениях", и насилие со стороны общества, государства, состоящее в дискриминационных, насильственных действиях в отношении как личности, так и отдельных социальных групп.

Проведенное Московским центром гендерных исследований многоплановое социологическое обследование "Права женщин России: реальная практика их соблюдения и массовое сознание" (г. Рыбинск, 1997-1998 гг.) позволило получить представление о процессе формирования правовой культуры "переходного периода", описать некоторые особенности правового поведения населения среднего российского города, а также дискриминационные практики и проявления насилия в отношении женщин. В условиях социальных трансформаций - разрушения жесткой системы целенаправленной социализации и привычной для большинства людей организации их жизни "сверху" и становления нового типа правовой культуры - сосуществуют разнонаправленные тенденции: с одной стороны, простой человек продолжает не меньше, чем раньше,  ощущать свою зависимость от государства и чиновников, а с другой - вынужден осваивать и использовать новые инструменты защиты своих прав. Наиболее ярко это внутреннее противоречие проявляется в такой специфической социальной группе как "материнские" семьи.

Как известно, в международном и российском праве существует ряд правовых норм, направленных на социальную защиту семьи, материнства и детства. Ввиду особой важности этих прав для рассматриваемой проблемы,  приведем некоторые из них. В ст. 16.3 Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г.,  говорится, что "семья является естественной и основной ячейкой общества и имеет право на защиту со стороны общества и государства".  Статья 25 гласит: "(1) Каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи... (2) Материнство и младенчество дают право на особое попечение и помощь...". Эти статьи Всеобщей декларации прав человека закреплены в Конституции РФ (ст.38). Таким образом, государство гарантирует некий уровень социальных-экономических норм, "нарушение которого абсолютно нетерпимо".

Результаты опроса 1997-98 гг. показали крайне низкий, по сравнению со средним по России, уровень жизни жителей Рыбинска. Возник вопрос: как же тогда и за счет чего живут материнские семьи, в которых, порой, женщина одна выполняет обязанности добытчика, кормильца, воспитателя, няни и хранительницы домашнего очага? Какие трудности приходится ей преодолевать, пытается ли она улучшить свою жизнь и что для этого предпринимает? Для решения этой задачи и обнаружения различий в образе жизни материнских семей в небольшом российском городе и мегаполисе, зимой 1999-2000 гг. было опрошено 200 неполных семей в г.Рыбинске и Москве (грант RSS №284/1999). Для формирования списка респондентов применялся целевой, теоретический тип выборки, репрезентирующий не генеральную совокупность, а изучаемый феномен. Единицы наблюдения отбирались таким образом, чтобы представить образ жизни и стратегии выживания неполных семей различного генезиса - семей матерей-одиночек, разведенных или раздельно проживающих, вдовьих и опекунских.

Рамки данной статьи не позволяют рассмотреть все проблемы материнских семей. Остановимся на самой важной и дефицитной для них ценности - материальном достатке (именно это "закрытие" выбрали почти все респондентки на вопрос: "Чего больше всего не хватает Вам и Вашей семье?").

По результатам бюджетных обследований величина среднего душевого денежного дохода неполных семей (независимо от их генезиса) колеблется в от 58 до 1500 рублей в Рыбинске и от 100 до 10 000 рублей в Москве (по объективным показателям только 5-7% из опрошенных в Москве неполных семей живут безбедно).

В Рыбинске почти все опрошенные неполные семьи входят в контингент бедных и очень бедных. Самые низкие доходы приходятся на семьи матерей-одиночек. Как правило, работающие одинокие матери из-за своего невысокого образовательного уровня занимают низкооплачиваемые должности. Практически весь суммарный денежный доход расходуется на питание. Из-за нехватки средств в 68% семей есть неоплаченные счета (которые растут от месяца к месяцу) за квартиру и коммунальные услуги. Безработные женщины не регистрируются в службе занятости, так как "пособие по безработице все равно не выплачивается, а мороки...". Эти семьи перебиваются либо случайными, крайне эпизодическими заработками, либо ничтожной помощью со стороны близких или знакомых. Ситуацию усугубляет тот факт, что в Рыбинске, начиная с 1996 г., одиноким матерям крайне нерегулярно (2-3 раза в год) выплачивались социальные пособия на детей и не предоставлялись закрепленные за ними дополнительные блага. Реализация федеральных социальных льгот осуществляется только семьям с детьми-инвалидами и многодетным семьям. Такая ситуация характерна не только для Рыбинска, но и для всей России в целом. На 01.03.2000 г. общая задолженность по детским пособиям в Российской Федерации составила 30 миллиардов рублей!

На первый взгляд ситуация в Москве кажется более благоприятной, чем в провинции: гарантированные социальные пособия на детей выплачиваются в полном размере и в срок; особо нуждающиеся семьи находятся под патронажем территориальных управлений социальной помощи и общественных организаций. Но любая адресная помощь (будь то в Рыбинске или в Москве) проходит в условиях жесткой регламентации. Прожиточный минимум в Москве в среднем в три раза выше, а продовольственная корзина примерно в 2,5 раза дороже, чем в Рыбинске. Жизнь неполных семей сопровождают ограничения и экономия абсолютно во всем: в питании, приобретении одежды, обуви, невозможности оплатить образование детям и лекарства больным, организовать отдых и досуг... Анализ любой ситуации, связанной с положением неполных семей, любого интервью о способах выживания так или иначе выводит на социальные технологии насилия:

"У меня профессия невесть какая - лифтер, но, тем не менее, мы каждый год проходим медкомиссию плюс аттестацию. Я вышла после больничного по уходу за ребенком-инвалидом, как раз аттестационная комиссия, а меня не допустили. А на следущий день предлагают перевести меня в уборщицы, либо уходи. Я, конечно, отстояла свои права, добилась своего. Когда на работе со мной так обошлись, это было большое потрясение для меня. Они так меня довели, что я даже в больнице с нервным расстройством лежала. Я даже хотела покончить с собой. На психику очень давили, доводили меня, чтобы уволить... Страшно сказать, что за счет инвалидности ребенка мы все отдыхали в санатории. Страшно, когда ребенок-инвалид. Но еще страшнее признаться, что я боюсь эту инвалидность потерять, потому что мы многое потеряем..." И, на мой взгляд, не требует никаких комментариев высказывание другой одинокой мамы: "Куда не ткнись, с какими проблемами не обратись, везде упираешься в стену. То, что нам положено, мы все имеем на бумаге. А в органах соцзащиты нам объясняют, что то, что написано на бумаге еще не означает, что это приводится в исполнение (Не в этом ли проявляется неизменная российская ментальность? - Л.Л.). Наше государство не готово помогать нам, и мы должны выживать сами. Каждый день - это не просто выживание, а борьба с трудностями, сопротивление трудностям. Считаю, что существует насилие, подавление личности: если не удается поставить нас на колени, то, по меньшей мере, нас считают людьми какого-то самого низшего сорта."

Социальный опыт западных стран показывает, что благополучие материнских семей требует мер политического характера. Все страны Европейского Союза выплачивают на детей семейные пособия. Общие положения определяются законодательством и обусловлены социально-экономическими возможностями каждой страны отдельно.

Фактически в России не соблюдаются нормы универсального международного права, а материнские семьи выживают не благодаря, а вопреки провозглашенному российскому законодательству.