Преимущества от гармоничного сочетания мужского и женского подхода во многих крупных компаниях стали требованием при формировании управленческих структур. Так, во Франции эти требования уже перевели в юридическую плоскость. Государство приняло закон, по которому к 2017 году 40% мест в советах директоров публичных компаний, а также компаний с оборотом более 50 млн евро в год должны занимать женщины. За невыполнение этой квоты грозят серьезные санкции: назначение директоров-мужчин в таком случае будет считаться нелигитимным. Мало того – без необходимых 40% женщин компаниям будет запрещено оплачивать работу всего совета! Кстати, видели новый кабинет министров Франции? Половину составляют миловидные (и – уверена – толковые, профессиональные) мадам. В 2007 году похожий закон был принят в Испании, там введение в качестве обязательной 40%-ной квоты намечено на 2015 год. Норвегия уже ввела квоты на женщин-руководителей. В России также начинают разрабатывать законопроект о гендерном квотировании.
Несколько активных групп из разных слоев – крупный бизнес, политики, официальные женские структуры и научное сообщество включились в эту работу в России. Осторожно высказался Владимир Путин: он будет готов поддержать любое решение о представительстве женщин в органах власти, если оно будет принято в результате широкого общественного обсуждения. Наблюдающие за этим процессом мужички из властных структур в неформальных беседах посмеиваются: ну-ну, пробейте закон. Даже если он будет – мы на квотированные места посадим своих жен, дочерей, любовниц. И все будет, как надо…
О том, как будет после принятия закона о гендерных квотах, не знаю. Российская действительность иногда меняется так стремительно и неожиданно, что все прогнозы и предсказания бесполезны. О том, почему с мужским монополизмом во власти надо закачивать, эта статья. Начнем с того, что уже открыто с научной точной точки зрения, но старательно замалчивается.
Истина, которую недолюбливают
Исследование Бориса Гройсберга, профессора Гарвардской школы бизнеса, свидетельствует, что женщины-профессионалы при смене места работы сохраняют высокие показатели результативности в отличие от своих коллег мужского пола, которые статус «звезды» часто не оправдывают на новой работе. Дело в том, что женщины уделяют больше внимания поддержанию связей вне компании и тщательнее подходят к анализу потенциального работодателя. В силу этого они реже ошибаются и в меньшей степени зависят от сложных взаимоотношений внутри компании.
Еще нюанс, который важен. Женщины в целом более склонны к эмпатии и обладают более сильной зрительной памятью. Они лучше мужчин умеют считывать и интерпретировать мимику – ценнейшее качество на переговорах. Женщины лучше справляются с работой в многозадачном режиме. Мозг мужчин может обработать вдвое меньше слов, чем мозг женщин, поэтому они склонны «выпадать» из длительного и многословного обсуждения. Когда обстановка накаляется, мужчины склонны вести себя более агрессивно, тогда как женщины стремятся сгладить углы и достичь согласия.
И, наконец, вот еще. Специалисты компании Catalyst утверждают, что, чем больше среди руководителей компании женщин, тем больше у нее шансов на процветание. А эффективность топ-менеджмента, смешанного по гендерному признаку, в среднем на 35% выше «однополых» мужских руководящих коллективов. Женщины, в отличие от мужчин, обладают такими качествами, как хорошо развитая природная интуиция, основательность, детальность, тщательность подхода к решению задач, отсутствие склонности к риску, быстрым и необдуманным решениям.
Лучшая иллюстрация к этим исследованиям – успешность стран и компаний, которыми руководят женщины. Норвегия, Германия, Финляндия… И это делает совершенно очевидным, что 100% мужское управление любыми процессами – неэффективно и неразумно.
Выращиваем андрогинность
Если женщина в России все же становится управленцем, то она оценивается по мужским меркам – во всяком случае, сегодня. «Первопроходцам», которые стали руководителями крупных корпораций 10-15 лет назад, приходилось «быть беспощадной к подчиненным», «не искать на работе близких друзей и подруг». Мир высшего руководства – жесткий, там недостаточно выкладываться на 100%, но надо понимать правила игры и быть готовой к борьбе. Этот мир (как, впрочем, и в целом мир бизнеса), изначально создан для мужчин. И пришедшие сюда первые женщины-руководители вынужденно пытались во всем походить на них и играть по их правилам. При этом незаметно для себя становясь… второсортным мужчиной!
Играя по навязанным правилам, подражая мужчине, женщина закурила. Подражая мужчине, женщина надела брюки. Женщина «включила» авторитарный метод руководства. И – забыла про преимущества, которыми наделила ее матушка-природа и меняющийся социум.
А социум, между тем, приоритет уже давно отдает не мускулам, а интеллекту. Теперь многое решают эмоции, креативность и прочие нематериальные активы. И вот на этом поле можно и нужно играть! Женщина-руководитель обладает более тонким социальным интеллектом, лучше ощущает нюансы отношений. А значит, используя врожденную эмоциональность и вербальный интеллект, гораздо быстрее и легче достигает поставленных целей. Исследование Международного центра «Консалтинг. Тренинг. Коучинг», в котором приняли участие 514 человек (средний возраст мужчин и женщин составил 31 год), было посвящено одной характеристике – уровню Эмоционального интеллекта, который непосредственно влияет на деловую эффективность. Исследование показало: в целом, у женщин, по сравнению с мужчинами, выше все показатели эмоционального интеллекта, причем эти особенности не зависят от возраста испытуемых. Содержательный анализ четко показал «женскую фору» по уровню Эмоционального интеллекта. Но, как часто случается, тот, кто первый на старте, далеко не всегда первый на финише. Начав с худших условий, мужчины способны развить (и реально развивают!) свой эмоциональный интеллект гораздо значительнее, чем женщины, как бы парадоксально это ни звучало.
С момента прихода первых бизнес-леди в управление в современной России прошло немного времени. Но это время уже кое-что изменило в нас. Например, стало очевидно, что меняются все – и мужчины, и женщины. И скоро придется внести ясность в «половой вопрос». Уже сейчас очевидно, что делить управленцев на мужчин и женщин строго по половому признаку неточно, вернее – недостаточно. Специалисты все чаще стали говорить о такой градации, как социальный пол, который в обыденной формулировке звучит так: сколько в нас типично мужского и типично женского. Поскольку в известном смысле мы все более «смешиваемся». Гендер или социальный пол позволяет оценить уровень типично мужского или типично женского в каждом из нас. Появился даже специальный термин – андрогинность, предложенный Сандрой Бем (Sandra L. Bem, 1974 год). Если у «андрогина» феминные и мускулинные черты представлены гармонично, по принципу взаимодополняемости, то это здорово повышает его адаптивные возможности. Особенно ярко это проявляется, если человек становятся управленцем.
Возможно, закон о гендерном квотировании будет принят и в России. Скорее всего, он будет нивелирован привычной российской практикой, привычной и простой: закон, что дышло, куда повернул – туда и вышло. С мужским шовинизмом в российской власти «покончит» сама жизнь. Она принудит, заставит нас стремиться к полезному сочетанию и грамотному использованию мужского и женского подхода в управлении.