В работе над текстом Доклада принимали участие: Марина Писклакова-Паркер, Андрей Синельников, Елена Золотилова, Лариса Понарина, Надежда Кокшарова, Наталия Войкова, Наталия Васильева, Людмила Ермакова.

Введение

Права женщин также стали неотъемлемой частью международного права в области прав человека. А насилие в отношении женщин – прямое нарушение этих прав. Поэтому правительства и государственные органы обязаны предпринимать шаги для борьбы с насилием, даже если оно совершается в семейном кругу. Поддерживая такую ситуацию, при которой мужчины-обидчики спокойно могут уйти от ответственности за избиение женщин, не реагируя должным образом на жалобы женщин, государство соучаствует в насилии. Государство несет ответственность – и за свои действия, и за свое бездействие.

В соответствии с нормами международного права, на все государства, в том числе и на Российскую Федерацию, возложены конкретные и четкие обязанности - принимать меры по борьбе с насилием в отношении женщин, совершаемым как представителями государства, так и негосударственными субъектами. Неспособность призвать виновников к ответу не только создает почву для новых преступлений и ощущения безнаказанности, но и служит для общества сигналом того, что насилие в отношении женщин — это приемлемое явление.

Основной международный документ, напрямую касающийся прав женщин, подписанный и ратифицированный Российской Федерацией, - это Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, которая обязывает государства:

а) включить принцип равноправия мужчин и женщин в свои национальные конституции или другое соответствующее законодательство, если это еще не было сделано, и обеспечить с помощью закона и других соответствующих средств практическое осуществление этого принципа;

b)  принимать соответствующие законодательные и другие меры, включая санкции, там, где это необходимо, запрещающие всякую дискриминацию в отношении женщин;

c)  установить юридическую защиту прав женщин на равной основе с мужчинами и обеспечить с помощью компетентных национальных судов и других государственных учреждений эффективную защиту женщин против любого акта дискриминации;

d) воздерживаться от совершения каких-либо дискриминационных актов или действий в отношении женщин и гарантировать, что государственные органы и учреждения будут действовать в соответствии с этим обязательством;

е) принимать все соответствующие меры для ликвидации дискриминации в отношении женщин со стороны какого-либо лица, организации или предприятия;

f) принимать все соответствующие меры, включая законодательные, для изменения или отмены действующих законов, постановлений, обычаев и практики, которые представляют собой дискриминацию в отношении женщин;

g) отменить все положения своего уголовного законодательства, которые представляют собой дискриминацию в отношении женщин.

Можно заметить, что насилие в отношении женщин не упоминается эксплицитно (отдельно) в тексте данной Конвенции. Тем не менее, Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин, уполномоченный интерпретировать Конвенцию и осуществлять надзор за выполнением взятых на себя обязательств государствами-участниками, разъяснил в своей рекомендации общего характера № 19 (1992 г.), что понятие дискриминации включает в себя и проблему насилия в отношении женщин. Следовательно, все государства-участники Конвенции обязаны принимать все надлежащие меры, включая законодательные, для ликвидации насилия в отношении женщин.

Настоящий Доклад подготовлен Национальной независимой комиссией по правам женщин и насилию в отношении женщин (Комиссией), основанной в 2008 году на базе Национального центра по предотвращению насилия «АННА». В Комиссию вошли российские эксперты, представители неправительственных организаций, имеющие как опыт практической работы с пострадавшими от насилия женщинами, так и обладающие специальными знаниями по вопросам, связанным с гендерным равенством и правами человека женщин. Основные цели Комиссии включают в себя:

  • Мониторинг и сбор данных с применением методов, разработанных Комиссией;

  • Анализ собранных данных и сравнение их с требованиями существующего законодательства и международных стандартов относительно обязательств России в рамках подписанных и ратифицированных международных договоров;

  • Выявление главных причин нарушений прав человека в сфере насилия на гендерной почве и разработка рекомендаций для улучшения существующей системы реагирования на случаи насилия;

  • подготовка и публикация Доклада по результатам мониторинга;

  • создание системы постоянного мониторинга нарушений прав человека женщин в сфере насилия на гендерной почве;

  • повышение осведомленности о нарушении прав человека женщин в сфере насилия на гендерной почве через средства массовой информации.

Настоящий Доклад является в некотором роде уникальным документом. Прежде всего, Доклад – первый документ о правах женщин и проблеме насилия в отношении женщин, подготовленный силами только российских экспертов, без привлечения какой-либо помощи со стороны западных специалистов. В Докладе рассматриваются четыре типа нарушений прав женщин, выявленных Комиссией в процессе мониторинга: домашнее насилие, сексуальное насилие, торговля женщинами и насильственные преступления против женщин как часть национальных обычаев.

Мониторинг проводился в России в течение 2008-2010 года по модели, разработанной Комиссией. В основу модели легла структура мониторинга, созданная Хельсинским фондом по правам человека. Также отправной точкой методологии стала подписанная и ратифицированная Российской Федерацией Конвенция ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин.

Результаты проведенного Комиссией мониторинга не претендуют на статус всеохватывающего исследования, но, тем не менее, представляют общую оценку ситуации, выявляют основные проблемы и тенденции, рассматривают предпринимаемые действия по их решению, а также включают в себя анализ существующих барьеров. Перечень включенных в Доклад случаев насилия не является ни исчерпывающим, ни репрезентативным, но служит яркой иллюстрацией характера и масштабов насилия, совершаемого в отношении женщин в России.

Комиссия также провела работу по оценке государственной системы реагирования на случаи насилия в отношении женщин. Именно поэтому большое внимание в Докладе уделялось анализу существующего законодательства и практики его применения.

В результате мониторинга Комиссия выявила ряд тревожных фактов. Несмотря на то, что за последние двадцать лет в России была проведена большая работа по противодействию насилию в отношении женщин, до сих пор на государственном уровне отсутствует системный подход к ее решению. Комиссия глубоко встревожена высоким уровнем насилия, которому подвергаются женщины в семье, количеством убийств женщин и латентностью фактов сексуального насилия. В этой связи мы очень обеспокоены тем, что сотрудники правоохранительных органов все еще рассматривают такое насилие не как серьезное преступление, а как частный вопрос супружеских взаимоотношений и отношений между членами семьи, или же как частную проблему конкретной женщины. Основная причина этого – отсутствие специального законодательства, посвященного борьбе с насилием в отношении женщин. В настоящее время в 89 государствах имеются те или иные законодательные положения, непосредственно направленные на борьбу с насилием в семье, а в 90 государствах имеются те или иные нормы закона, направленные против сексуальных домогательств. В некоторых государствах приняты комплексные законы о насилии в отношении женщин, предусматривающие целый ряд видов правовой защиты. Во некоторых бывших республиках СССР – Украине, Кыргызстане, Молдове, Грузии - также уже приняты законы, направленные на борьбу с насилием.

Таким образом, как демонстрирует мировой опыт, наиболее эффективным оружием в противодействии насилию в отношении женщин является открытая демонстрация политической решимости государства, подтверждаемая практическими действиями, например, принятием специальных законов или государственных планов действий. Однако в России на федеральном уровне представители государства еще не осознали важность такой работы. Недостаточные действия государства начинает замечать и население России: согласно результатам опроса Gallup (Gallup World Poll, 2008), 73,3 процента опрошенных заявили, что государство не предпринимает необходимых мер для борьбы с насилием в семье. Комиссия настоятельно призывает правительство Российской Федерации уделять должное внимание мерам по устранению проблемы насилия в отношении женщин в семье и обществе и принять законы и программы на федеральном уровне в соответствии с рекомендацией общего характера № 19 Комитета ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин, в которой указывается, что понятие дискриминации включает и проблему насилия в отношении женщин, и Декларацией Организации Объединенных Наций о насилии в отношении женщин.

Мы посвящаем Доклад памяти российских женщин, погибших в результате насилия.

Часть I.
Насилие в семье в отношении женщин

Домашнее насилие в отношении женщин – это не только частная трагедия женщины. Это нарушение прав человека и акт дискриминации по отношению к женщинам. Согласно Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, Российская Федерация обязана «принимать все соответствующие меры для ликвидации дискриминации в отношении женщин со стороны какого-либо лица, организации или предприятия» и «принимать все соответствующие меры, включая законодательные, для изменения или отмены действующих законов, постановлений, обычаев и практики, которые представляют собой дискриминацию в отношении женщин». Также Конвенция требует от государства «изменить социальные и культурные модели поведения мужчин и женщин с целью достижения искоренения предрассудков и упразднения обычаев и всей прочей практики, которые основаны на идее неполноценности или превосходства одного из полов или стереотипности роли мужчин и женщин».

Статья 16 Конвенции обязывает государства-участников принимать «все соответствующие меры для ликвидации дискриминации в отношении женщин во всех вопросах, касающихся брака и семейных отношений».

1.1. Масштаб проблемы

На сегодняшний день, существующая в России статистика по преступлениям в отношении женщин, связанных с домашним насилием, фрагментарна, труднодоступна, а зачастую попросту отсутствует. Тем не менее, по отдельным проведенным исследованиям и выступлениям представителей государственных структур мы можем представить общий масштаб данной проблемы. Так, например, в интервью Исполняющего обязанности начальника Департамента охраны общественного порядка МВД России генерал-­лейтенанта милиции Михаила Артамошкина (2008) прозвучали следующие цифры1:

  • насилие в той или иной форме наблюдается почти в каждой четвертой семье;

  • две трети умышленных убийств обусловлены семейно­-бытовыми мотивами;

  • ежегодно около 14 тысяч женщин погибает от рук мужей или других близких;

  • до 40 процентов всех тяжких насильственных преступлений совершается в семьях.

Данные по процентному количеству убийств в семье подтверждаются и статистикой из других регионов. Так, по свидетельству Министра общественной безопасности Пермского края Игоря Орлова, более 70% всех убийств происходят в быту2. От насилия в семье российские женщины страдают в три раза чаще, чем от насилия со стороны незнакомых людей3.

По официальным данным МВД РФ на декабрь 2008 года на учётах в милиции стоит 212,7 тыс. семейных дебоширов4.

Как свидетельствуют данные о совершенных преступлениях, все чаще жертвами домашних тиранов становятся не только женщины, но и дети. Только за 2008 года Комиссия обнаружила несколько случаев убийств детей с целью мести, подобных трагедии, произошедшей в Татарстане:

3 июня 2008 года в республике Татарстан 37-летний Александр Григорьев убил своего 5-летнего сына Алексея с целью мести своей жене, которую убийца подозревал в измене. Придя вечером, Григорьев спросил у сына, почему дома нет матери. На вопрос отца мальчик ответил, что в его отсутствие в гости к маме "приходил какой-то дядя". Желая отомстить жене, отец решил зарезать пятилетнего сына. Схватив на кухне нож, мужчина, по меньшей мере, четыре раза ударил сына в живот. Мальчик скончался на месте. По факту сотрудники Зареченского межрайонного отдела следственного управления по Татарстану возбудили уголовное дело по ст.105 УК РФ (умышленное убийство лица, заведомо находящегося в беспомощном состоянии).5

Другая тенденция, которую демонстрирует нам статистика, – это рост числа преступлений, связанных со случаями насилия по отношению к женщинам, особенно преступлениям, совершенным в семье: только за 2002 ­- 2006 годы показывает, что общее количество «домашних» преступлений увеличилось в полтора раза6.

Постоянный рост числа зарегистрированных преступлений подтверждается и нашим исследованием, проводившимся Комиссией в регионах России. Так, на территории Удмуртской Республики в 2008 году зарегистрировано преступлений на бытовой почве на 47 процентов больше аналогичного периода 2007 года 7.

Как свидетельствуют данные по Удмуртии, полученные в результате работы Комиссии, семейные преступления все чаще становятся вооруженными: с применением огнестрельного оружия совершается 7% убийств, холодного – 28%, предметов, используемых в качестве оружия, - 50%. Получают распространение такие способы убийства, как утопление в ванной, отравление, а особенно – удушение.

Между тем, при рассмотрении статистики, нужно учитывать то, что не все потерпевшие обращаются в милицию. По данным исследований Центра «Теплый дом», 60-70% женщин, страдающих от насилия в семье, не обращаются за помощью в органы внутренних дел.

В городах, где мы проводили исследование, женщины – жертвы домашнего насилия, неоднократно подчеркивали и тот факт, что им крайне трудно добиться от милиции отклика на просьбу о помощи. Активистки женского движения и сотрудники общественных организаций рассказывали членам Комиссии о том, как милиция отказывается реагировать на жалобы о насилии в семье.

Таким образом, Комиссия заявляет, что подобные представления отражают нежелание государства со всей серьезностью подойти к проблеме домашнего насилия.

1.2. Меры, направленные на предотвращение

1.2.1. Организации, оказывающие помощь

Социальная реабилитация лиц, пострадавших в результате семейного насилия, должна осуществляться действующими во всех субъектах Российской Федерации учреждениями социального обслуживания семьи и детей. По состоянию на 1 января 2008 г. число таких учреждений составило 3363 (в 1999 г. – 2240, в 2002 г. – 3059). Деятельность данных учреждений регламентируется Федеральным законом от 10 декабря 1995 г. N 195-ФЗ (с изменениями от 10, 25 июля 2002 г., 10 января 2003 г., 22 августа 2004 г.) «Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации». Насилие в семье упоминается в данном законе («конфликты и жестокое обращение в семье») как одно из определений трудной жизненной ситуации.

Вместе с тем, в понятие «учреждение социального обслуживания» входят не только специализированные кризисные центры или социальные приюты, а довольно широкий круг учреждений: центры социальной помощи семье и детям, центры психолого-педагогической помощи населения, центры экстренной психологической помощи по телефону, социально-реабилитационные центры для несовершеннолетних, социальные приюты для детей и подростков, центры помощи детям, оставшимся без попечения родителей, реабилитационные центры для детей и подростков с ограниченными возможностями, комплексные центры социального обслуживания населения, кризисные центры для женщин, кризисные центры для мужчин и др. Таким образом, круг клиентов учреждений социальной защиты достаточно широк и женщины, пострадавшие от насилия, являются лишь их малой частью. Достаточно сказать, что из 3363-х подобных учреждений, только 23 - убежища/приюты/социальные гостиницы – оказывают специализированную помощь женщинам, пострадавшим от домашнего насилия. Это всего 0,5% от общего количества. При этом, по данным Комиссии, часть из них совмещает оказание помощи пострадавшим от домашнего насилия с работой с другими категориями женщин – с несовершеннолетними матерями, например, как в кризисном центре г. Санкт-Петербурга, на базе которого также работает центр «Маленькая мама». В качестве положительного примера можно привести государственный Кризисный центр «Любава» (г.Клин), где очень хорошо налажена работа именно с женщинами, пострадавшими от домашнего насилия.

1.2.2. Национальная образовательная кампания

Комплексная работа с проблемой насилия в отношении женщин в России началась в 1990-х годах. Первый специализированный телефон доверия для женщин, пострадавших от насилия в семье, был создан в 1993 году в Москве при центре АННА. Постепенно, накапливая опыт, Центр АННА начал работать не только в качестве кризисного центра, оказывающего практическую помощь пострадавшим, но также стал ресурсно-тренинговым центром для других организаций, начинающих работу в этой сфере. Будучи признанным лидером в области противодействия насилию, центр «АННА» также стал объединяющим началом для движения против насилия в отношении женщин в России.

Национальная образовательная кампания «Домашнему насилию оправданий – нет!», которую Центр «АННА» начал при поддержке Фонда Форда в России с 1998 г., явилась одним из ключевых компонентов в изменении отношения общества к проблеме домашнего насилия. Эта кампания состояла из двух основных составляющих:

(А) Национальная образовательная кампания против насилия в семье;

(В) Национальная образовательная инициатива для различных профессиональных групп.

В рамках первого компонента кампании впервые в России были разработаны и изданы просветительские материалы: плакаты, буклеты, наклейки, карточки безопасности для женщин, а также сувенирная продукция. За время проведения кампании было распространено более трех миллионов образовательных материалов, которые использовались во время просветительских мероприятиях практически во всех городах России.

Национальная кампания продемонстрировала насколько эффективно могут работать образовательные механизмы, подкрепленные энтузиазмом сотрудниц региональных общественных организаций. Во многих регионах, где проводилась кампания, количество телефонных звонков в местные кризисные центры увеличилось более чем в два раза. Многие представители региональных организаций подчеркивали, что успех кампании на местах во многих случаях был обеспечен и ее общероссийским статусом.

Проведение Национальной образовательной кампании способствовало значительному повышению уровня осведомленности населения о проблеме насилия в отношении женщин.

Если еще в начале 1990-х годов практически отсутствовала терминология, при помощи которой можно было наиболее точно описать проблему, то сейчас ситуация изменилась. Сам термин «домашнее насилие», который в России прозвучал впервые, в связи с созданием специализированного телефона доверия, а затем стал широко применяться в главном слогане кампании («Домашнему насилию оправданий нет!»), теперь активно используется как населением, так и представителями различных профессиональных групп для описания данной проблемы.

Результатом активной просветительской работы стали изменения, которые произошли в общественном мнении по отношению к насильственным преступлениям в отношении женщин. Согласно исследованию 2006 года87 процентов опрошенных признали проблему домашнего насилия актуальной для России8.

В 1990-х годах общественное мнение считало насилие в семье «частным делом», в которое не следует вмешиваться посторонним: «милые бранятся – только тешатся». Согласно исследованию Gallup World Poll, проведенному в 2008 году в сотрудничестве с центром «АННА», сегодня ситуация изменилась и все больше людей понимают и негативные последствия данной проблемы, и необходимость ее решения.

Если еще в 2002 году 43% респондентов, принимавших участие в российском исследовании, утверждали, что избиение жены мужем – частное дело, в которое никто не должен вмешиваться9, то уже в 2008 году только чуть более одного процента опрошенных заявили, что государство не должно вмешиваться в семьи, где существует насилие.

Благодаря просветительской деятельности, общество также осознало комплексную природу насилия в отношении женщин. Так, опрос Gallup 2008 года показал, что 87% респондентов согласились с утверждением, что насилие по отношению к женщине со стороны мужа также оказывает крайне негативное воздействие на детей, являющихся «просто» свидетелями.

Результатом возросшего уровня осведомленности стало увеличение числа обращений пострадавших от насилия женщин за помощью в правоохранительные органы. При этом, как демонстрирует статистика, обращающиеся за помощью женщины настаивают на регистрации их заявлений. Как мы уже отмечали, анализ состояния криминальной обстановки только за пятилетие (2002 ­- 2006 годы) показывает, что общее количество зарегистрированных преступлений увеличилось на 52,6 процента10.

Сегодня тема насилия активно освещается в российских средствах массовой информации. Если в 1990-х – начале 2000-х данная тема преподносилась тенденциозно, зачастую в материалах выдвигались обвинения в провокации насилия в адрес пострадавших, то сейчас практически во всех публикациях и телевизионных сюжетах преобладает объективный подход к рассмотрению проблемы насилия. По мнению россиян, к 2006 году по сравнению с 2002-м в СМИ стало появляться все больше информации о домашнем насилии. Наиболее заметно усилилось внимание к данной проблеме со стороны телевидения и радио11.

Все это наглядно демонстрирует, что просветительская деятельность, активно ведущаяся с 1998 года, достигла своей цели.

1.2.3. Образовательные семинары для представителей различных профессиональных групп

Национальная образовательная инициатива для различных профессиональных групп (как компонент просветительской кампании) – был сфокусирован на разработке образовательных моделей для представителей тех государственных структур, чьей непосредственной задачей является реагирование на проблему насилия в отношении женщин.

За прошедшие 15 лет были созданы и реализованы следующие образовательные программы:

  • Национальная инициатива в области здравоохранения

  • Образовательная программа для сотрудников МВД

  • Образовательная программа для мировых судей

  • Образовательная программа для прокуроров

  • Образовательная программа для социальных работников

Эффективность данных программ достаточно высока. Согласно проведенному нами исследованию эффективности образовательной программы для мировых судей в Свердловской области на основе анализа данных судебной статистики, после проведения обучения снизился процент прекращаемости мировыми судьями уголовных дел частного обвинения, в том числе в связи с примирением сторон. Если в 2004 году, до реализации программы, только 18% дел завершались вынесением судебного решения и наказанием обидчика, то в 2007 году их количество увеличилось более чем в два раза – до 42%.

1.2.4. Межведомственное сотрудничество

Работа Комиссии выявила еще одну положительную тенденцию: усиливающееся сотрудничество общественных организаций и государственных структур, которым по долгу службы положено оказывать помощь пострадавшим от насилия. Например, второй год в городе Ижевске проводится эксперимент, который заключается в выявлении семей, члены которых подвергаются насилию, и помощи этим семьям через социальный патронат. Формирование стратегии межведомственного взаимодействия является ключевым инструментом реализации проекта, поскольку именно этот способ позволяет координировать совместные действия различных специалистов - социальных работников, юристов, психологов, медиков, правоохранительных органов. Основная цель проекта – отработка междисциплинарной модели патроната семей, в которых выявлены факты насилия.

1.2.5. Развитие российского движения против насилия в отношении женщин

Национальная сеть против насилия Центра АННА на сегодняшний день объединяет более ста общественных и государственных организаций из России и стран бывшего СССР. Одним из факторов, определившим возможность объединения, стала сетевая работа, ведущаяся центром «АННА».

В рамках данной сетевой работы центром «АННА» проводилась программа стажировок. В процессе стажировок представители российских общественных и государственных организаций получили комплексные знания по данной проблеме и на практике ознакомились с методами ее решения.

Программа стажировок стала одним из факторов, стимулирующих развитие движения против насилия в отношении женщин в России.

Программа стажировок послужила определенным катализатором общественной активности, действующим по принципу «кругов на воде». В результате репликации знаний и навыков, полученных во время стажировок, все большее число людей – представителей профессиональных групп и общественных активистов – и организаций вовлекается в работу по профилактике насилия и оказанию помощи пострадавшим от него женщинам.

1.2.6. Профилактические меры

Как следует из интервью с Генеральным прокурором России Ю.Чайкой (4 сентября 2008 года), за последний период наметилась тенденция к увеличению числа лиц, находящихся в местах лишения свободы - с 750 тысяч до почти 900 тысяч в этом году, 30 процентов из этого числа совершили преступления небольшой и средней тяжести12.

Таким образом, за последние 16 лет - с 1992 по 2008 год - в стране осуждены свыше 15 миллионов человек. Больше чем каждый десятый из 140-миллионного населения России, почти по миллиону человек в год. Из них лишены свободы 5 миллионов с лишним13.

Одна из основных причин - практически полное отсутствие системы профилактики преступлений.

Между тем, как показывает опыт, даже единоразовые профилактические мероприятия могут оказаться эффективными. Так, с 2005 года органы внутренних дел проводят ежегодные комплексные профилактические мероприятия «Быт».

В Свердловской области в сентябре 2008 года в течение трех дней 2429 сотрудников правоохранительных органов, в основном - сотрудники подразделений милиции общественной безопасности, проводили подобные мероприятия, направленные на предупреждение совершения тяжких преступлений в сфере семейно-бытовых отношений. Как свидетельствует статистика, в Свердловской области на милицейских учетах состоит 6965 семейных дебоширов. В итоге мероприятия «Быт» сотрудники органов внутренних дел привлекли к административной ответственности 3198 домашних агрессоров. Таким образом, только во время проведения рейдов, 50% зарегистрированных мужчин-обидчиков совершали акты насилия по отношению к своим близким. За три дня на территории Свердловской области было также выявлено 258 преступлений, совершенных в сфере семейно-бытовых отношений, в том числе 6 особо тяжких: 5 убийств и 1 случай причинения тяжких телесных повреждений14.

Конечно, подобными разовыми мероприятиями решить проблему в целом невозможно. Необходимо создание постоянной системы профилактики.

1.3. Отсутствие специального закона

​1.3.1. Слабость существующего законодательства

В России отсутствует развитая, учитывающая международный опыт, законодательная база, всесторонне регламентирующая правовые отношения между членами семьи, также нет специального закона о насилии в семье, в котором были бы закреплены функции, права и обязанности как правоохранительных органов, так и специальных служб по сохранению и восстановлению прав членов семьи.

Вместе с тем, основываясь на действующих законах, можно лишь частично защищать интересы людей, подвергшихся насилию.

В России нет специальных законов, посвященных насилию в семье. В Уголовном кодексе РФ физическое насилие определяется как реальное или потенциальное причинение физической вреда человеку. По характеру оно может выражаться в нанесении ударов, побоев, ранений и в ином воздействии на наружные покровы тела человека посредством применения физической силы, холодного и огнестрельного оружия либо иных предметов, жидкостей, сыпучих веществ и т. д., а также в воздействии на внутренние органы человека без повреждений наружных тканей путем отравления или спаивания одурманивающими средствами. В российском Уголовном кодексе также существует несколько статей, наиболее часто применяющихся в ситуации домашнего насилия:

Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью.

Статья 112. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью.

Статья 115. Умышленное причинение легкого вреда здоровью.

Статья 116. Побои.

Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью.

Также в Уголовном кодексе есть статья 117: «Истязания», которая наиболее полно отражает преступные действия при домашнем насилии, но при этом практически не используется при рассмотрении случаев, связанных с насилием в семье. Более подробно данная статья будет рассмотрена нами ниже.

При этом, согласно данным исследования, проведенного центром «АННА», большинство специалистов, которым по долгу службы приходится решать вопросы, связанные с проблемой насилия, отмечают, что по действующему законодательству доказуемость случаев домашнего насилия (даже физического истязания, имеющего видимые последствия) крайне затруднена.

Проблема также в том, что российская система правосудия рассматривает насилие, совершенное в общественном месте по отношению к незнакомому человеку, как представляющее гораздо большую общественную опасность, чем такие же действия, но совершаемые в семье по отношению к родственникам. Даже в статистических данных МВД России, опубликованных на сайте министерства, есть отдельная ведомость по преступлениям, совершенным в общественных местах. При этом отсутствуют данные о преступлениях в быту. Таким образом, домашнее насилие рассматривается не как преступление против общества, а как частное дело членов семьи.

Между тем, международная правовая практика стремится к тому, что бы юстиция в случаях семейной жестокости руководствовалась в первую очередь характером актов насилия, а не взаимоотношениями между насильником и жертвой. Более того, домашнее насилие со стороны мужа представляет серьезную угрозу жизни и здоровью женщины, так как она зачастую вынуждена проживать с ним в одной квартире (доме) даже после развода или во время следствия. Если с преступником, совершившим на улице деяние, подходящее под ст. 116 («Побои») пострадавший может встретиться только в милиции или в суде, то пострадавшая от насилия в семье женщина встречается с обвиняемым каждый день в своей квартире. Обвиняемый в данном случае знает круг общения пострадавшей, места проживания ее родных и близких, адрес ее работы, что создает дополнительные условия для преследования пострадавшей или оказания грубого давления на нее.

Другая проблема – отнесение случаев насилия в семье к категории «дел частного обвинения». С момента изменения Уголовного Кодекса РФ в 2003 г. существенно изменилась система рассмотрения дел по насилию в семье. Большинство из них попали в категорию дел частного обвинения (ст.115, 116. ч.1, ст.129 и ст. 130 УК России).

Такое выделение с точки зрения законодателей оправдывается тем, что эти преступления затрагивают права и интересы конкретных граждан и от их воли зависит, будут ли они возбуждать уголовные дела против обидчиков или нет.

Однако в реальности это привело к тому, что пострадавшие остались практически без надлежащей защиты со стороны государства.

Проблема здесь заключается в следующем. Статья 20 УПК предусматривает, что дела частного обвинения могут быть возбуждены не иначе как по заявлению потерпевшей стороны и подлежат прекращению за примирением сторон. Моментом возбуждения дела является подача заявления пострадавшей стороной, которое подается мировому судье и должно отвечать требованиям, изложенным в ст. 318 УПК России. Если заявление соответствует требованиям, мировой судья принимает его к производству, и потерпевшая сторона становится частным обвинителем.

Таким образом, потерпевшая сторона по делам частного обвинения вынуждена выполнять двойную роль. С одной стороны, как потерпевшая, она вправе рассчитывать на защиту своих интересов со стороны государства. Однако это зависит только от ее воли и происходит по ее собственному решению.

С другой стороны, она должна выступать в качестве обвинителя, представлять доказательства, формулировать обвинения и добиваться осуждения виновного. Выполнение функции обвинителя предполагает знание основ процессуального преследования, основ уголовного права, правил сбора и представления доказательств. Совершенно очевидно, что такими знаниями обычные граждане не обладают, и, следовательно, не в состоянии правильно представить свою позицию в судебном заседании. Когда же речь, помимо вышесказанного, идет о жертвах домашнего насилия, большую роль играют также факторы посттравматического стресса, которому подвержена пострадавшая, а также стадии цикла насилия, на котором подается заявление. Следует иметь в виду, что пострадавшая обычно продолжает проживать с обидчиком в одной квартире, что дает ему возможность оказывать давление и запугивать ее.

В результате, по данным судебной статистики, подавляющее большинство дел частного обвинения прекращается по двум причинам:

  1. в связи с невыполнением требований суда по устранению недостатков заявления;

  2. по примирению сторон.

Учитывая, что правильные последовательные действия пострадавших в стадии возбуждения уголовного дела частного обвинения имеют принципиальное значение, и в то же время, исходя из динамики цикла домашнего насилия, вполне очевидно, что вышеперечисленные результаты не случайны. Как правило, на стадии подачи заявления пострадавшие не в состоянии выполнить все требования не только по причине юридической неграмотности, но и из-за состояния посттравматического стресса в результате акта насилия.

С другой стороны, поскольку заявления, как правило, подаются сразу после совершенного насилия, а в это время цикл насилия переходит на стадию раскаяния со стороны обидчика и прощения (примирения) со стороны пострадавшей. Женщины, испытывая чувство вины и веря словам обидчика о том, что насилие больше не повторится, забирают заявление или идут на примирение.

В итоге, как свидетельствуют эксперты, по статистике 9 дел из 10 прекращаются за примирением сторон15. Таким образом, обидчики, совершившие насилие в семье, остаются безнаказанными.

В действующем Уголовном кодексе Российской Федерации наиболее полно преступления, связанные с домашним насилием в отношении женщин, должны были бы попадать под статью 117-ю «Истязания»:

Статья 117. Истязание.

1. Причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями, если это не повлекло последствий, указанных в статьях 111 и 112 настоящего Кодекса, - наказывается лишением свободы на срок до трех лет.

2. То же деяние, совершенное:

а) в отношении двух или более лиц;

б) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

в) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

г) в отношении заведомо несовершеннолетнего или лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного, а равно лица, похищенного либо захваченного в качестве заложника;

д) с применением пытки;

е) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

ж) по найму;

з) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, - наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет16.

В комментарии к данной статье указывается, что под истязанием следует понимать причинение потерпевшему физических или психических страданий, включая систематическое нанесение побоев, применение пыток, угроз, оскорблений. К иным насильственным способам истязания следует отнести, например, лишение сна, пищи, воды, запирание в холодное помещение, укусы, порку, связывание. Все эти действия, особенно систематические побои, не говоря уже об угрозах и оскорблениях, наблюдаются практически в каждом случае домашнего насилия.

Для признания действий истязанием важно установить систематический характер таких действий виновного. По указанию Верховного Суда РСФСР, чьим толкованием систематичности следуют сегодня, при истязании систематическим следует считать совершение трех и более преступных действий17. Как известно, домашнее насилие также характеризуется систематичностью.

Далее, из статьи 117 УК следует, что в результате истязания наступают только последствия, указанные в ст. 115 УК, т.е. причиняется легкий вред здоровью пострадавшей, что тоже соответствует большинству дел, связанных с домашним насилием. При наступлении последствий истязания, перечисленных в ст.ст. 111 («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью») и 112 («Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью») УК, преступление квалифицируется по совокупности: соответственно по этим статьям и по ст. 117 УК.

Вместе с тем, Верховный Суд РФ в п. 14 постановления Пленума в редакции от 21 декабря 1993 г. "О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч. 1 ст. 130 и 131 УК РСФСР"18, разъяснил, что неоднократное нанесение легких телесных повреждений или побоев не может рассматриваться как истязание в следующих случаях:

  • если по одному или нескольким эпизодам обвинения, дающим основание для квалификации действий лица как систематических, истек срок давности для привлечения к уголовной ответственности;

  • если к лицу за эти действия ранее уже были применены меры административного взыскания и постановления о применении этих мер не отменены.

В соответствии со ст.78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки:

- два года после совершения преступления небольшой тяжести (когда максимальное наказание не превышает 2 лет лишения свободы);

- шесть лет после совершения преступления средней тяжести (соответственно пять лет);

- десять лет после совершения тяжкого преступления (соответственно десять лет);

- пятнадцать лет после совершения особо тяжкого преступления (при сроке наказания свыше десять лет).

Таким образом, срок давности для дел, связанных с насилием в семье по отношению к женщинам и проходящих в основном по статьям 112, 115 и 116 УК, определен как два года после совершения преступления.

Также, согласно постановлению Верховного Суда РФ, нанесение побоев, не носящее характера истязания, во время обоюдных ссор, на почве личных неприязненных взаимоотношений не может расцениваться как истязание19.

Здесь мы явно сталкиваемся с проблемой толкования преступления. С одной стороны, истязания квалифицируются как совершенные три раза и более насильственные действия, такие как нанесение побоев, применение пыток, угроз, оскорблений, причинившие легкий вред здоровью пострадавшей.

С другой стороны, закон не обозначает четкого периода времени, во время которого данные систематические насильственные действия должны быть совершены – год, месяц или день. Более того, формулировка «нанесение побоев, не носящее характера истязания, во время обоюдных ссор, на почве личных неприязненных взаимоотношений не может расцениваться как истязание» оставляет слишком большое пространство для интерпретации: является ли насилие «обоюдной ссорой» или проявлением «личных неприязненных отношений»? Что именно значит «нанесение побоев, не носящее характера истязания»? Совершенно понятно, что интерпретируются эти нечеткие определения не в пользу пострадавшей женщины.

Таким образом, единственная статья Уголовного кодекса, под описание которой подходят преступления, относящиеся к домашнему насилию, остается неработающей.

1.3.2. Отсутствие защитных мер

В российском законодательстве нет такой необходимой меры предотвращения последующих актов насилия как охранный (защитный) ордер. Эта мера, как показывает международный опыт, является в первую очередь профилактической, и могла бы помочь предотвратить более жестокие преступления: согласно данным международных исследований, жизнь и здоровье женщины подвергаются гораздо большей угрозе именно тогда, когда она уходит от обидчика. В России подобные убийства также происходят. Вот, например, случай, произошедший в Воронеже в июне 2008 года:

37-летний учитель из спецшколы жестоко расправился с ушедшей от него женой. Убийца, работавший прежде в угрозыске, прикончил жертву отверткой. По данным следствия, в понедельник утром подозреваемый приехал к аптеке, в которой работала фармацевтом его бывшая жена. Однако разговор между экс-супругами перерос в ссору. В ярости мужчина более 60 раз ударил бывшую жену отверткой в голову и шею, отчего она скончалась на месте20.

Охранный ордер – это правовой документ, предназначенный для защиты от жестокого обращения и предоставления жертвам насилия в семье соответствующих форм правовой помощи. Они обычно выдаются судьями после судебного разбирательства, проводящегося в соответствии со специальными положениями гражданского кодекса, направленными против насилия в семье, по требованию жертв жестокого обращения, их юристов или их представителей. Охранные ордера предоставляют жертвам насилия в семье широкий спектр правовой защиты. Прежде всего, виновник жестокого обращения должен прекратить преследование, угрозы, физическое насилие. Охранный ордер запрещает ответчику вступать в любой контакт с заявителем: по телефону, письмом, в виде подарков или личных визитов. Ордер также может запретить ответчику приближаться к своей бывшей жертве, посещать те места, где она работает или учится. Иногда судьи обязывают ответчика пройти курс лечения в связи со злоупотреблением наркотиков или алкоголя или посещать психологическую консультацию для прекращения физического насилия.

Таким образом, главная цель охранного ордера – это разъединение двух конфликтующих сторон: предполагаемого обидчика и его возможной жертвы. Выдавая охранный ордер, судья еще не решает по существу вопрос о виновности и об ответственности, но предписывает обеим сторонам определенный порядок правомерного поведения на ближайшие месяцы. Главное – предотвратить дальнейшую эскалацию насилия и возможные тяжкие последствия.

Как показал наш экспертный опрос, представители судебной системы также поддерживают необходимость расширения профилактических мер. При этом они должны обязательно подкрепляться законодательством.

Вывод

Комиссия обращает внимание на неэффективность существующего российского законодательства, особенно в такой сфере как насилие в семье. Существующая нормативно-правовая база не учитывает специфики преступных действий в отношении женщин и угрозы, которую представляет насилие, их здоровью, безопасности и жизни. Отсутствуют защитные меры для пострадавших в виде охранного ордера, которые особенно необходимы в ситуации насилия в семье.

Комиссия считает, что отнесение большинства дел о насилии в семье в категорию дел частного обвинения (ст.115, 116. ч.1 УК РФ) приводит к тому, что пострадавшие остаются без надлежащей защиты со стороны государства. Они вынуждены самостоятельно выступать в роли обвинителя, не имея при этом ни специального юридического образования, ни права на бесплатную помощь со стороны адвоката или юриста. Данное положение дел вступает в противоречие с принятыми Российской Федерацией обязательствами по защите прав и свобод граждан. В частности, это нарушает Ст.2 Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, требующую от государства обеспечения с помощью компетентных национальных судов и других государственных учреждений эффективной защиты женщин против любого акта дискриминации.

Рекомендации

В соответствии с международными обязательствами Российской Федерации Комиссия призывает обеспечить защиту жизни, здоровья и безопасности женщин с помощью принятия нового закона и (или) внесения дополнений и изменений в соответствующие статьи Уголовного Кодекса РФ:

а) Принять федеральный закон о мерах правовой и социальной защиты пострадавших от насилия в семье.

б) Исключить преступления, совершенные в семье, из категории дел частного обвинения, и перевести их в категорию дел публичного обвинения. Для этого внести поправки в действующий УК РФ и УПК РФ. В частности, внести дополнительные пункты в Ст. 115 ч.2 и Ст. 116 ч.2 УК РФ, указывающие на то, что если противоправные деяния совершались по отношению к родственникам или бывшим родственникам, то наказание будет строже. Необходимо также внести соответствующие изменения в УПК РФ, Ст.20 ч.4. о том, что руководитель следственного органа, следователь, а также дознаватель с согласия прокурора должны возбуждать уголовные дела о любом преступлении, указанном в Ст. 115 и 116 и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которого связывают с обвиняемым родственные или бывшие родственными отношения.

в) В целях снижения криминализации населения и предотвращения рецидивов агрессивного поведения, внести в Ст. 44. УК РФ «Виды наказаний» дополнительный вид наказания, а именно принудительное посещение курсов перевоспитания, который мог бы применяться в качестве и основного, и дополнительного вида наказания. При этом из заработной платы осужденного к принудительному посещению курсов перевоспитания должны производиться удержания в доход учреждений, организующих данные курсы, в размере, установленном приговором суда, в пределах от пяти до двадцати процентов. Внести соответствующие изменения в другие статьи УК РФ, касающиеся наказаний.

г) Гарантировать полноценную защиту пострадавших от домашнего насилия в рамках гражданской и уголовной судебной системы. Эти гарантии должны быть подкреплены или специальным законодательством, или поправками к существующему законодательству. Комиссия рекомендует ввести как отдельную меру защиты охранный ордер, или внести дополнения в Закон "О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства", включив защитный ордер в Главу 2 «Виды государственной защиты» как один из видов защиты. Необходимо также предусмотреть наказание за нарушение данной защитной меры.

1.4. ​Отсутствие государственной поддержки и государственной политики, направленной на борьбу с насилием в отношении женщин

Основным барьером в эффективном реагировании на проблему насилия в отношении женщин в России сегодня является отсутствие принятой на Федеральном уровне государственной политики, определяющей эту проблему как серьезное препятствие в соблюдении и реализации прав женщин как прав человека.

В начале 90-х наблюдался значительный подъем не только общественной активности в области соблюдения прав женщин, но и со стороны государства. Особенно это было заметно в период Пекинской Конференции 1995 г., которая стимулировала принятие Пекинской Платформы действий по улучшению положения женщин как на региональном, так и Федеральном уровнях. Это привело к созданию Национального и региональных механизмов мониторинга положения женщин и развитию эффективного взаимодействия общественных организаций с различными государственными структурами. К этому же периоду относятся и первые попытки принятия законодательства по профилактике насилия в семье, которые, к сожалению, так и не привели к нужному результату. Однако, постепенно, проблема прав женщин в целом, а в том числе и насилия в отношении женщин, перестала быть приоритетом и звучать на должном уровне.

Административная реформа федеральных органов власти (с 2004 г.), сопровождавшаяся структурными изменениями и кадровыми перестановками, фактически разрушила существовавший ранее Национальный механизм по обеспечению равных прав женщин. На сегодняшний день ликвидированы или свернули свою работу практически все государственные структуры, занимающиеся вопросами гендерного равенства.

Национальный план действий по улучшению положения женщин и повышению их роли в обществе (2001-2005) закончился в 2005 году. В 2004 г. прекратила свою работу Комиссия по вопросам положения женщин в Российской Федерации под руководством Заместителя Председателя Правительства Российской Федерации. Также была ликвидирована Комиссия по вопросам женщин, семьи и демографии при Президенте Российской Федерации, в Совете Федерации.

Созданная в 2002 году при Председателе Совета Федерации, Общественная комиссия по обеспечению равных прав и равных возможностей мужчин и женщин в России, продолжая номинально существовать, на практике уже давно свернула свою деятельность. Однако, как показывают наблюдения независимых экспертов, даже когда данные структуры работали, проблема насилия в отношении женщин не только не являлась для них приоритетной, но и вообще не упоминалась в их задачах. Тем не менее, вопросы, связанные с насилием, все-таки входили в зону внимания, и отдельные представители данных структур поддерживали работу по предотвращению насилия.

Единственная государственная структура, в работу которой напрямую входило рассмотрение проблемы насилия в отношении женщин – Межведомственная комиссия по проблемам домашнего насилия, сексуального насилия и торговле людьми – прекратила свою деятельность в 2005 году.

На сегодняшний день, фактическую деятельность по самому широкому кругу гендерных вопросов на государственном уровне осуществляют Комитет Государственной Думы по вопросам семьи, женщин, и детей и Министерство социального развития и здравоохранения. Вопросы насилия также не являются приоритетными в их работе.

Недостаточные действия государства начинает замечать и население России: согласно результатам опроса Gallup (2008), 73,3 процента опрошенных заявили, что государство не предпринимает необходимых мер для борьбы с насилием в семье.

Другой пример, демонстрирующий неприоритетность проблемы – неучастие Российской Федерации в кампании по борьбе с насилием в отношении женщин, проводимой Советом Европы в 2006 – 2007 гг. На сегодняшний день Россия – единственная страна-член Совета Европы, не ответившая на вопросник Совета Европы, касающийся данной кампании.

Неприоритетность для государства проблемы насилия в отношении женщин сказывается и на отсутствии необходимого количества специализированных учреждений – социальных гостиниц и убежищ, в которых пострадавшие женщины могли бы безопасность. На сегодняшний день, согласно нашему исследованию, в России имеется всего двадцать три подобных заведений, финансируемых, как правило, из местного бюджета. Общее количество мест – около 200, причем это число включает не только женщин, но и детей. В отличие от государства, население России гораздо больше осознает важность специализированных организаций, которые оказывали бы помощь пострадавшим. Согласно исследованию 2006 года, примерно 70% опрошенных заявили о необходимости создания кризисных центров21.

Вывод

Несмотря на то, что за последние двадцать лет в России была проведена большая работа по противодействию насилию в отношении женщин, до сих пор на государственном уровне отсутствует системный подход к ее решению. Несмотря на определенные успехи, отраженные в Докладе, Российским правительством все еще сделано недостаточно шагов для борьбы с данным явлением. В законодательной и исполнительной власти на общероссийском уровне отсутствует какая-либо структура, единая федеральная программа или национальный план действий по борьбе с насилием и оказанию помощи его жертвам. Правительству Российской Федерации необходимо проявить политическую волю и отнести соблюдение прав женщин, особенно в области насилия в отношении женщин, к категории приоритетных вопросов. Необходимы единая федеральная программа или национальный план действий по борьбе с насилием и оказанию помощи его жертвам.

Рекомендации

Создать действенный Национальный механизм улучшения положения женщин на федеральном уровне, наделенный правом принимать решения, обязательные к исполнению. Для создания Национального механизма необходима разработка и принятие соответствующего Федерального Закона "О национальном механизме реализации конституционного принципа равных возможностей мужчин и женщин в Российской Федерации" и создание уполномоченных органов на федеральном, региональном и местном уровнях с выделением соответствующего бюджетного финансирования. Одна из функций Национального механизма должна включать в себя разработку мер по противодействию насилию в отношении женщин и мониторинг их выполнения.

Принять Федеральную программу по борьбе с насилием в отношении женщин и профилактике данного явления.

​1.5. Отсутствие статистики

На сегодняшний день в России отсутствует четкая система сбора статистики по насильственным преступлениям. В общих статистических данных МВД по совершенным преступлениям до сих пор нет разбивки пострадавших по полу.

По официальным данным МВД РФ на декабрь 2008 года, приведенным на заседании Правительственной комиссии по профилактике правонарушений, на учётах в милиции стоит 253,9 тыс. людей, страдающих хроническим алкоголизмом, и 212,7 тыс. семейных дебоширов на почве пьянства22. И опять-таки из этих данных непонятно по каким критериям данная информация собиралась: входят ли алкоголики в число семейных дебоширов или же это две разные категории. Более того, даже официальные данные, предоставляемые одним ведомством, занимающимся организацией защиты правопорядка - МВД РФ, - разительно отличаются друг от друга. Так, тремя месяцами ранее, в сентябре того же 2008 года глава МВД РФ Рашид Нургалиев заявлял в интервью ИТАР-ТАСС, что на учете в милиции состоит около 191 тысячи хронических алкоголиков и 142,6 тысячи семейных дебоширов на почве пьянства23.

Вывод

Комиссию тревожит отсутствие единой системы сбора статистических данных структурами МВД, в которых бы учитывался характер отношений между преступником и пострадавшей, и которые включали бы разбивку пострадавших по полу.

Рекомендации

Внедрить единую систему сбора статистических данных структурами МВД, в которой бы учитывался характер отношений между преступником и пострадавшей, и которая включала бы разбивку пострадавших по полу.

1.5. Отказ в регистрации жалоб, бездействие и предвзятое отношение к пострадавшей

В результате мониторинга Комиссией были обнаружены свидетельства, говорящие о грубых нарушениях прав женщин со стороны представителей государственных структур. Комиссия осознает, что выявленные в ходе мониторинга факты нарушения прав женщин не являются ни исчерпывающим, ни репрезентативными. Тем не менее, они подчеркивают тот вывод, что в отсутствие государственного системного подхода реагирование представителей государственных структур на случаи насилия в отношении женщин находится в прямой зависимости от их личного отношения к проблеме, от их индивидуальных установок и стереотипов. Это создает условия для нарушений и бездействия.

В процессе работы Комиссии нами было выявлено несколько случаев, когда представители милиции отказывались регистрировать жалобы пострадавших. Очень показательна в этом отношении история Ларисы:

Обратившись за помощью в кризисный центр «Екатерина» (г. Екатеринбург), женщина рассказала следующую историю. 11 лет она живет в гражданском браке с отцом своего ребенка, ведут общее хозяйство. После рождения сына партнер стал более агрессивен. Во время второй беременности он избил Ларису так, что при сроке 6 месяцев, у нее произошел выкидыш. Опять простила. Вспоминала, что партнер часто рассказывал о своей семье, где отец избивал мать, за что он своего отца всю жизнь ненавидит. В последнее время сожитель Ларисы часто пил и в пьяном виде при ребенке оскорблял жену. А однажды пьяный дал ей пощечину и стал душить, приговаривая, что убьет ее, если она пикнет. Все это происходит при мальчике, которому восемь с половиной лет. Женщина обратилась в милицию, но участковый милиционер посоветовал лучше помириться с мужем, не взял объяснения ни с Ларисы, ни с насильника, и в возбуждении уголовного дела отказал.

В отсутствие единого порядка рассмотрения дел, связанных с домашним насилием в отношении женщин, и в отсутствии специального законодательства, регулирующего данные правонарушение, представители правоохранительных органов относятся к пострадавшим женщинам на основании собственных убеждений и стереотипов. За время работы Комиссия выявила несколько фактов предвзятого отношения к потерпевшей. Примером служит обращение за помощью в центр «Теплый дом» (г.Ижевск) потерпевшей «Н» с двумя детьми:

Муж периодически устраивал скандалы, избивал Н, не пускал ее домой, выгонял, обвинял в измене, поднимал руку на старшего сына, когда тот пытался заступиться за мать. После очередного скандала с пьяным мужем - он ударил ее по голове крышкой от бака и кидался на старшего сына с ножом - «Н» убежала в шелтер. Она подала заявление о фактах насилия в милицию. Проводились встречи с участковым инспектором, который начал собирать материалы по делу «Угроза убийством». По материалам, собранным участковым, вышло Постановление старшего дознавателя, которое может служить образцом некомпетентности. В Постановлении отдельные события вырываются из контекста, несовершеннолетние дети пострадавшей в милицейском документе становятся «взрослыми», «которые могли предотвратить конфликт», а женщина, защищающая своего ребенка от озверевшего и схватившего нож супруга, «сама провоцирует подобные действия». Итог: «уголовное дело против истицы не возбуждать, поскольку она не осознавала, что клевещет на супруга».

Чем же руководствовались стражи порядка? Как сказала в частной беседе следователь Прокуратуры, которая рассматривала поданный с помощью юриста центра протест пострадавшей, дознаватель руководствовалась «личными убеждениями».

Вывод

Комиссия выявила факты отказа в регистрации жалоб женщин, предвзятого отношения и бездействия со стороны сотрудников правоохранительных органов, которые все еще рассматривают семейное насилие не как серьезное преступление против личности, а как частный вопрос супружеских взаимоотношений и отношений между членами семьи, или как частную проблему конкретной женщины. Работники прокуратуры не всегда своевременно реагируют на жалобы. Работники судебной системы в ряде случаев предвзято относятся к пострадавшим, формально подходят к рассмотрению дел, не учитывая специфики проблемы насилия в отношении женщин.

Подобное отношение к случаям домашнего насилия в отношении женщин со стороны представителей государства нарушают международные обязательства Российской Федерации: Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, Ст. 2 (с, d, е), обязывающую «обеспечить с помощью компетентных национальных судов и других государственных учреждений эффективную защиту женщин против любого акта дискриминации»; «воздерживаться от совершения каких-либо дискриминационных актов или действий в отношении женщин и гарантировать, что государственные органы и учреждения будут действовать в соответствии с этим обязательством», и призывающую «принимать все соответствующие меры для ликвидации дискриминации в отношении женщин со стороны какого-либо лица, организации или предприятия».

Рекомендации

Разработать с привлечением специализированных НПО и внедрить учебную программу по домашнему насилию для всех групп профессионалов, которые по роду своей деятельности имеют дело со случаями насилия в семье, а именно: милиции, прокуроров, судей, медицинских работников, судмедэкспертов, учителей, социальных работников, а также студентов, обучающихся в соответствующих высших и средне-специальных учебных заведениях. Каждый из них, пройдя специальную подготовку или прослушав учебный курс, должен понимать не только динамику развития этих отношений, но и осознавать личную ответственность за отсутствие эффективного реагирования на ситуации домашнего насилия.

Часть 2.
Сексуальное насилие над женщинами

2.1. Отсутствие достоверной стастистики

По официальной статистике, преступлений, охарактеризованных как изнасилование или попытка изнасилования, в 2008 году органами МВД было зарегистрировано 5398. В 2009 году было зарегистрировано 4790 подобных преступлений, что на 11.2% процента меньше, чем за 2008 год.

При этом, ситуация в России различается в зависимости от региона. В Саранске за 2009 год количество зарегистрированных изнасилований уменьшилось на 37,5%. А в Калужской области за 2009 год было зарегистрировано 63 преступления, предусмотренных ст.131 УК РФ (изнасилование), по сравнению с прошлым годом количество данного вида преступлений снизилось на 17,1%, а раскрываемость составила 87,3%.

В 2009 году в Приморском крае число изнасилований снизилось с 14 до 12. В 2009 году по сравнению с 2008 годом число зарегистрированных изнасилований в Тюменской области снизилось на 16,5%. В 2009 году в Ульяновске и области снизилось на 27,5% число изнасилований.

Так, в 2008 году, несмотря на общероссийское снижение процента подобных преступлений, количество зарегистрированных изнасилований в Москве увеличилось на 25% и составило 318 преступлений. Та же ситуация в Псковской области: по данным местного УВД, в 2008 году в отношении женщин было совершено 45 изнасилований, что на 32,4 процента больше аналогичного периода 2007 года (34 преступления). В 2009 году на территории Адыгеи возросло на 28,6% число зарегистрированных изнасилований.

Данная статистика показывает количество поступивших и не отозванных в дальнейшем заявлений от пострадавших, но не отражают истинного состояния дел.

Анализ проблемы, проведенный Комиссией, указывает на то, что в государственной статистике приведены значительно заниженные данные по сравнению с фактическим числом изнасилований. Особенно если сравнивать ее с реальным количеством обращающихся в кризисные центры женщин – жертв сексуального насилия.

По информации Центра «Сестры», за 2007 год общее количество обращений в кризисный центр составило 3875 звонков. За 2008 год было зарегистрировано 3534 позвонивших.

Также важно отметить, что среди женщин, звонивших в кризисные центры, процент обращающихся в милицию, вероятно, выше, чем среди населения в целом, поскольку они уже сделали первый решающий шаг, связавшись с кризисным центром и получив консультацию.

Судя по телефонным звонкам, поступившим на их телефоны доверия, работники женских организаций Москвы и регионов считают, что, в среднем, по России не более 10 процентов жертв изнасилования подают заявление в милицию. Так, по статистике кризисных звонков, поступивших на телефон доверия Московского центра помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры», в 2007 году в правоохранительные структуры обращалось лишь 12 процентов из всех пострадавших от сексуального насилия женщин; в 2008 году – 14 процентов.

Подобное соотношение подтверждается и другими данными. Согласно социологическим опросам, почти 22% женщин в России пострадали от изнасилований. При этом заявления в правоохранительные органы подали лишь 8 % из них.

Вывод

Таким образом, сравнительный анализ официальных статистических данных и других материалов свидетельствует о несоответствии статистики МВД реальному количеству совершаемых в России изнасилований.

Комиссия считает возможным заявить, что количество преступлений против половой автономии женщин гораздо больше официальных цифр и составляет примерно 30 000 – 40 000 в год.

Рекомендация

Обеспечить поддержку широкомасштабных социологических исследований, направленных на измерение масштаба насилия в отношении женщин, в частности сексуального насилия.

2.2. Меры, направленные на предотвращение сексуального насилия

Оказанием помощи пострадавшим и их реабилитацией занимаются сейчас в России исключительно НПО. В государстве совершенно отсутствует система профилактики сексуального насилия, национальные программы по предотвращению сексуального насилия, а также возможность оказания своевременной квалифицированной помощи пострадавшим. Поэтому деятельность таких организаций, как Независимый Благотворительный Центр помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры», Санкт-Петербургский институт недискриминационных гендерных отношений (Кризисный центр для женщин), Национальный центр по предотвращению насилия «АННА», Нижегородский женский кризисный центр и других неоценима.

Горячие линии таких организаций, как центр «Сестры», обеспечивают женщинам, подвергшимся насилию, доступ к важной информации и вспомогательным услугам.

Некоторые организации - например, московская адвокатская фирма «Аспект» в сотрудничестве с центром «АННА» - обеспечивают подвергшихся насилию женщин юридическими услугами, включая предоставление бесплатных юридических услуг неимущим женщинам, с тем чтобы они могли справиться с широким спектром проблем.

Хотя подобные услуги обычно предоставляют организации гражданского общества, Комиссия хотела бы порекомендовать правительству поддерживать такие проекты.

Также Комиссия обнаружила лишь отдельные примеры проведения для подростков по профилактике сексуального насилия. В Иркутске, например, в школе № 24 для учеников 9—11-х классов введен урок "Гендерное воспитание", на котором ребятам старшего школьного возраста психолог рассказывает о взаимоотношениях мужчины и женщины, в том числе и о контрацепции. Одна из целей этих уроков — профилактика изнасилований. В Чите Комитет образования, науки и молодежной политики Читинской области рекомендовал использовать в работе методические рекомендации по профилактике сексуального насилия, разработанные специалистами ГОУ «Центр Семья»:

«В целях предупредительных мер по сохранению жизни и здоровья детей и подростков, профилактике сексуального насилия над несовершеннолетними рекомендуем провести в образовательных учреждениях Забайкальского края собрания с педагогами, родительские собрания».

Вывод

Несмотря на усилия НПО, в России полностью отсутствует система профилактики сексуального насилия и оказания помощи пострадавшим от этого преступления.

Рекомендации

Провести общероссийскую образовательную кампанию для населения, направленную на профилактику сексуального насилия.

Разработать совместно с НПО и внедрить раннюю профилактику насилия в виде учебных курсов для подростков и молодежи в соответствующих образовательных учреждениях.

Выделить целевое бюджетное финансирование на развитие сети убежищ и кризисных центров для женщин, пострадавших от насилия. При этом, российские неправительственные организации, оказывающие практическую помощь женщинам, и государственные социальные службы должны быть включены в число финансируемых организаций на равной конкурсной основе.

2.3. Несовершенство законодательства

Несмотря на то, что в УК РФ, принятом Россией в1996 году дается четкое определение насильственных преступлений сексуального характера, все же есть определенные недоработки со стороны законодателя. Действующие УК РФ и УПК РФ не учитывают ряд особенностей данных преступлений, что приводит к нарушению прав женщин, пострадавших от насилия.

В соответствии со ст. 20, ч.3 Уголовно-процессуальному кодексу РФ (УПК РФ), уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 131 частью первой («Изнасилование, то есть половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей») являются уголовными делами частно-публичного обвинения, возбуждаются только по заявлению потерпевшей или ее законного представителя.

Другие преступления, упомянутые в данной ст. 20 ч.1 относятся к главе 19 Уголовного кодекса РФ («Преступления против Конституционных прав и свобод человека и гражданина»): нарушение равноправия граждан (ст. 136 ч. 1), неприкосновенность частной жизни (ст. 137 ч. 1), нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и других сообщений (ст. 138 ч. 1), нарушение неприкосновенности жилища (ст. 139 ч. 1), необоснованный отказ в приеме на работу (ст. 145), нарушение авторских прав (ст. 146 ч. 1), нарушение изобретательских прав (ст. 147 ч. 1).

Во-первых, Комиссии представляется странной логика законодателя, практически уровнявшего данной статьей УПК РФ тяжесть таких разных преступлений как изнасилование и нарушение авторских прав или нарушение тайны переписки. Комиссия считает, что изнасилование как преступление против половой свободы личности является гораздо более тяжким преступлением, чем вышеназванные преступления из главы 19 УК РФ, и считать их равнозначными нельзя.

Во-вторых, в соответствии с данной статьей УПК именно на пострадавшую возложено решение о возбуждении уголовного дела. Это создает определенные лазейки для злоупотреблений и оказания давления на пострадавшую как со стороны подозреваемого, так и со стороны следователей по причине их предвзятого отношения.

Законодатель, казалось бы, предусмотрел подобную опасность и оговорил в УПК РФ, что данные дела «прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат», но и здесь сделал оговорку: «за исключением случаев, предусмотренных статьей 25 настоящего Кодекса».

Статья 25 УПК России «Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон» гласит:

«Суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных статьей 76 Уголовного кодекса Российской Федерации, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред».

Преступлениями небольшой тяжести в соответствии с ч. 2 ст. 15 УК РФ признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное Кодексом, не превышает двух лет лишения свободы. Преступлениями средней тяжести в соответствии с ч. 3 ст. 15 УК РФ признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание превышает два года лишения свободы. Таким образом, преступления, связанные с изнасилованиями, не подходят под данные определения тяжести, так как максимальный срок наказания по ст.131 ч.1 и ст.132 ч.2 – шесть лет.

Тем не менее, если пострадавшая по каким-либо мотивам, – обычно это происходит спустя всего несколько дней, - просит прекратить проверку и указывает, что не имеет претензий к тому или иному лицу, то следователь практически сразу применяет п. 1 или п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (отсутствие события преступления; отсутствие в деянии состава преступления) и выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела со следующей формулировкой: в действиях лица не содержится признаков преступлений, предусмотренных статьей 131 УК. По мнению эксперта Ю.Аргуновой, проводившей исследование на основе выборочного изучения 50 материалов об отказе в возбуждении уголовного дела об изнасиловании в межрайонных прокуратурах, данные действия совершаются в обход закона:

«… В большинстве случаев потерпевшая не отказалась от своей оценки действий мужчины как изнасилование, она лишь заявила, что не имеет к нему претензий. Представляется, что в таких случаях не может констатироваться отсутствие признаков преступления и применяться п. 1 или п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, так как данное происшествие не расследовалось, и если бы жертва не отказалась от обвинения, вполне возможно, что данный эпизод был бы зарегистрирован в качестве преступления, попав в статистику. Правильнее было бы, по нашему мнению, применить в такой ситуации не п. 1 или п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, а п. 5 (отсутствие заявления потерпевшей). Однако ни один следователь в своем постановлении при получении «отказного» заявления жертвы не сослался на п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ».

При этом зачастую не принимается во внимание ни признание самого насильника в совершенном преступлении, ни наличие данных судебно-медицинской экспертизы, ни показания свидетелей:

«В одном из случаев очевидцами преступления оказались сразу несколько человек (соседи по лестничной площадке), привлеченные криками о помощи жертвы. Один из них даже ударил насильника палкой, а тот пытался заблокировать дверь на лестницу. И нападавший, и жертва были частично обнажены. Жертва просила свидетелей не уходить, помочь, вызвать милицию. В тот же день в отделение милиции она написала заявление о совершенном в отношении ее изнасиловании. Однако на следующий день заявительница написала новое заявление с просьбой прекратить проверку, так как претензий к нападавшему не имеет. Затем в своем повторном объяснении она указала, что просит указанное лицо к уголовной ответственности не привлекать и что более подробное объяснение даст позднее, поскольку очень плохо себя чувствует. Однако позднее жертву никто так еще раз и не опросил, хотя мотивы ее поступка настораживали. Через пять дней с момента подачи жертвой первого заявления о совершении в отношении нее изнасилования следователь прокуратуры вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела со следующей формулировкой: «Изучив материалы проверки, прихожу к выводу, что гр. П. насилия в отношении Б. не применял, а также не угрожал применением насилия, половой акт не совершался. Таким образом, в действиях гр. П. отсутствует состав какого-либо преступления». В постановлении вообще не были отражены показания очевидцев преступления, по существу опровергающие этот вывод следователя».

Вывод

Отнесение уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 131 ч. 1 («Изнасилование, то есть половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей») и ст. 132 ч. 1 («Мужеложство, лесбиянство или иные действия сексуального характера с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей») к уголовным делам частно-публичного обвинения создает почву для злоупотреблений и оказания давления на пострадавшую как со стороны подозреваемого, так и со стороны следователей по причине их предвзятого отношения. Это нарушает Статью 2 (с) Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, требующую от государства «обеспечить с помощью компетентных национальных судов и других государственных учреждений эффективную защиту женщин против любого акта дискриминации».

Рекомендации

Привести УК РФ в соответствие с Конвенцией о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. В частности, исключить преступления против половой свободы личности, наказание за которые предусмотрено в Ст. 131 ч.1 и Ст. 132 ч.1, из категории дел частно-публичного обвинения, сделав только публичными. Внести соответствующие поправки в УПК РФ.

2.4. Отказ в регистрации заявлений от пострадавших

Комиссия с тревогой отмечает наличие фактов, говорящих о предвзятом отношении представителей правоохранительных органов к пострадавшим от сексуального насилия. С момента подачи жалобы до окончательного решения по делу, потерпевшая регулярно сталкивается с сотрудниками правоохранительных органов, которые с враждебностью и подозрительностью относятся к ее мотивам и намерениям. Милиционеры, по свидетельству экспертов, склонны верить тому, что женщина сама спровоцировала сексуальное нападение:

«Фабула события в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела описывается зачастую тенденциозно, с акцентом на легкомысленное поведение жертвы; на ее согласие на совместное времяпрепровождение с подозреваемым, включая распитие спиртных напитков; не оказание сопротивления в момент нападения и полового сношении».

В этом отношении показательна история Ирины, на которую оказывалось оказывалось давление со стороны представителей милиции и прокуратуры с целью не возбуждать уголовное дело:

Пострадавшая Ирина была избита, ограблена и изнасилована (анально и вагинально, без использования презерватива) во дворе своего дома, когда возвращалась из магазина. Она тут же обратилась в милицию, где в течение трех часов пять сотрудников правоохранительных органов Фрунзенского района отговаривали ее от подачи заявлений и разговаривали с ней издевательским тоном. Спрашивали: зачем вышла раньше на остановку, зачем пошла во двор. Всячески давили на Ирину, чтобы она не писала заявление: «лучше попейте таблетки и забудьте».

Следователь прокуратуры Королев Д. В. дал пострадавшей подписать протокол, с которым она была не согласна. Там дело было описано таким образом, что она сама дала деньги, потому что ей стало жалко насильника. На возражения Ирины прокурор заявил: «А что я должен написать, вы же не видели его лица? Вот когда мы его найдем, тогда и перепишем протокол. А вообще у нас такие плохие криминалисты».

Первый протокол был написан плохим почерком, пострадавшей женщине не дали его спокойно почитать. Так как она была абсолютно обессилена и грубым отношением со стороны милиции, и своим состоянием, то была вынуждена подписать этот протокол. Клиентка сообщила нам, что она боялась спорить с этими мужчинами, так как находилась одна с ними за закрытыми дверями. Только через три часа ее отвезли, наконец, в больницу, где взяли некоторые анализы и отдали сопровождающему милиционеру. При этом в больнице пострадавшей не предложили госпитализацию, хотя у нее был сломан нос, не произвели экстренной профилактики венерических заболеваний, ВИЧ, беременности. Ей всего лишь посоветовали спринцеваться марганцовкой.

Только через неделю Ирина по собственной инициативе посетила травматолога и невролога. Ими она была отправлена в больницу, где зафиксирован сломанный нос и сотрясение мозга. В результате этого женщина находилась на больничном три недели.

Эти истории подтверждаются и наблюдениями практикующего судебно-медицинского эксперта: «Правоохранительные органы могут вынуждать потерпевшую не подавать заявление, убеждают ее в том, что она спровоцировала насильника, и поэтому все произошло; процесс по уже заведенному уголовному делу может затягиваться и т.п.».

Данное мнение подтверждается и другими свидетельствами, полученными нами в результате мониторинга. Так, например, на форуме работников МВД, один из участников приводит пример, когда, не найдя преступника, следователь прокуратуры убеждал пострадавшую забрать заявление.

Эффективность обращений пострадавших в органы МВД составляет, по мнению эксперта Марии Моховой, составляет всего 50 процентов (возбуждены уголовные дела, ведется следствие).

Этот факт также подтверждает информация, полученная нами в результате мониторинга интернет-пространства. Но специализированном форуме сотрудников МВД нами было обнаружено следующее свидетельство:

«Вообще состав изнасилования - довольно размыт (с точки зрения практики). На обслуживаемой мною территории (район города с населением чуть более 100 тысяч человек) в год оперативно заявлялось (в основном по 02) примерно около 70 изнасилований. Из них возбуждалось не более половины, а до суда доходило около 10 уголовных дел».

В тех случаях, когда заявление у потерпевшей принимают, женщина часто сталкивается с предвзятостью на других стадиях рассмотрения дела. Так, например, в случае Ирины, который мы привели выше, уголовное дело было возбуждено только по одной 132 статье УК РФ, хотя в отношении потерпевшей было совершено сразу три преступления: изнасилование, грабеж, а также насильственные действия сексуального характера.

Нередко следователи проявляют халатность при рассмотрении подобных дел, затягивают расследование:

Н. возвращалась домой, около дома ее подкараулили 2 мужчин, с применением угроз впихнули ее в ее же квартиру, где несколько часов поочередно насиловали. После их ухода она вызвала милицию, которая по приезду сделала осмотр места происшествия. Пострадавшую направили к эксперту, где в тот же день приняли у нее заявление, однако, срок проверки продлили на 30 суток, затем отказали в возбуждении уголовного дела по следующей причине (как сказано в описательной части): из-за неполучения заключения генетической экспертизы. Это неправомерное надуманное постановление было отменено, и уголовное дело все-таки было возбуждено и в настоящий момент направлено в суд. Однако, как видно из материалов дела, на начальном этапе были допущены грубейшие нарушения норм УПК РФ, нарушены права заявительницы а также утрачена возможность сбора доказательств и не установлено второе лицо, причастное к преступлению.

Кроме того, по наблюдениям экспертов Комиссии, нередки случаи, когда сотрудники милиции и вовсе не направляют пострадавших на проведение судебно-медицинской экспертизы.

Отсутствует также возможность квалифицированного медицинского освидетельствования со стороны врачей, которое необходимо для заключения судмедэксперта. Нет специальных нормативных документов, обязывающих врача правильно описать повреждения, связанные с сексуальным насилием.

Некоторые врачи отказываются осматривать пострадавших от сексуального насилия и оказывать им помощь, что часто вызвано нежеланием иметь дело с системой уголовного правосудия или выступать затем свидетелем в суде. Довольно показательна в этом отношении история Елены из Санкт-Петербурга:

Елена пережила насильственный половой акт, но сперма находилась на груди и волосах. Она четыре часа прождала машину в отделении милиции. Ее привезли в роддом. Врач наотрез отказалась собирать сперму с груди и волос. Тогда пострадавшая сама срезала волосы, но представить их сама в качестве доказательства она не может – нет процессуального порядка. По этой причине ей отказали в возбуждении уголовного дела.

Вывод

Подобное отношение к случаям насилия в отношении женщин со стороны представителей государства нарушают международные обязательства Российской Федерации: Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, Ст. 2 (с, d, е), обязывающую «обеспечить с помощью компетентных национальных судов и других государственных учреждений эффективную защиту женщин против любого акта дискриминации»; «воздерживаться от совершения каких-либо дискриминационных актов или действий в отношении женщин и гарантировать, что государственные органы и учреждения будут действовать в соответствии с этим обязательством» и призывающую «принимать все соответствующие меры для ликвидации дискриминации в отношении женщин со стороны какого-либо лица, организации или предприятия».

Рекомендации

Ввести специальную подготовку для представителей правоохранительных органов по работе со случаями сексуального насилия. Для этого можно использовать модели создания женских отделений милиции, существующие в разных странах

Обязать медицинских работников профильных специальностей в обязательном порядке оказывать медицинскую помощь пострадавшим от сексуального насилия, обладать навыками и иметь право сбора доказательств совершенного изнасилования.

2.5. Стереотипное восприятие женщин со стороны представителей государства

Одна из причин подобного отношения к пострадавшим – мифологизированность сознания представителей правоохранительных органов, которые обвиняют в сексуальном насилии пострадавшую женщину. Сотрудники милиции неоднократно заявляли в беседах с членами Комиссии, что женщины провоцируют изнасилование, когда одеваются вызывающе, употребляют алкоголь или поздно вечером идут по улице. Этот стереотип подтверждает показательный публичный комментарий Виктора Гладких, профессора, доктора юридических наук, сотрудника Всероссийского Научно-Исследовательского Института МВД: «Женщины сами нередко провоцируют насильников. Ходят вечером одни, полуголые, навеселе».

Кроме того, среди сотрудников правоохранительных органов распространен миф о получении выгоды от обвинения в изнасиловании. Во всех регионах, которые мы посетили, мы слышали сообщения о том, что сотрудники правоохранительных органов отказываются принять заявление и начать расследование, оправдывая свой отказ тем, что заявление якобы сфабриковано. Особенно часто это происходит в тех случаях, когда потерпевшая знала нападавшего.

Мифы о «провокационном поведении» и «оговоре с целью отомстить или получить выгоду» особенно сильны в отсутствии специальной подготовки работников правоохранительных органов по работе с делами, связанным с изнасилованиями.

Некорректным и стереотипизированным по отношению к данной проблеме Комиссия также считает действия и мнения некоторых медицинских работников (сексологов, гинекологов, судмедэкспертов), которые принимают участие в экспертизе и находятся в непосредственном контакте с жертвой сексуального насилия. Показательно высказывание Д. Лунина, сексолога, врача высшей категории:

«Есть категория женщин, которые готовы к изнасилованию, грубо говоря, как только начинают ходить. Это вполне определенный психический тип женщин, примерно каждая вторая. Да. Бывало, проводишь экспертизу, смотришь на так называемую жертву и невольно задаешься вопросом: «Как же тебя можно было не изнасиловать, ведь ты сама все делала, чтобы это произошло».

Эта мифологизированность сознания представителей государства усугубляется отсутствием специализированной подготовки по преодолению стереотипов.

Вывод

Стереотипное восприятие женщин со стороны представителей государства и отсутствие специальной обучающей программы для них, направленной на изменения их восприятия также демонстрирует невыполнение Россией Статьи 5 (а) Конвенции, обязующей применять все соответствующие меры «с целью изменить социальные и культурные модели поведения мужчин и женщин с целью достижения искоренения предрассудков и упразднения обычаев и всей прочей практики, которые основаны на идее неполноценности или превосходства одного из полов или стереотипности роли мужчин и женщин».

Рекомендации

Ввести специальную подготовку для представителей правоохранительных органов по работе со случаями сексуального насилия. Для этого можно использовать модели создания женских отделений милиции, существующие в разных странах

Обязать медицинских работников профильных специальностей в обязательном порядке оказывать медицинскую помощь пострадавшим от сексуального насилия, обладать навыками и иметь право сбора доказательств совершенного изнасилования.

Часть 3.
Торговля женщинами

​3.1. Масштаб проблемы торговли женщинами

Регион Центральной и Восточной Европы, включая пространство бывшего СССР, занимает второе место в мире по масштабам торговли людьми после Юго-Восточной Азии.

Как показало исследование состава семьи пострадавших, жертвами торговцев людьми становятся, чаще всего (43%), проживавшие в дисфункциональных семьях (в которых злоупотребляли алкоголем и наркотиками, прибегали к домашнему насилию, кто-то из членов семьи пребывал в местах заключения или был склонен к психическим заболеваниям). У такого же процента пострадавших были отмечены такие психологические особенности как эмоциональная незрелость, личностные расстройства, алкогольная или наркотическая зависимость, низкий интеллектуальный уровень развития. Так, например, большинство пострадавших (59%) имели незаконченное среднее образование, 29% - среднее образование и 17% не имели среднего образования.

Комиссия считает, что маргинализация значительных групп населения является одним из решающих факторов, способствующих распространению торговли женщинами.

Сильными факторами, выталкивающими их в рисковые стратегии выживания и заставляющими их соглашаться на предложения торговцев людьми, являются распространение алкоголизма, насилие в семье, плохие жилищные условия, кризис духовных и семейных ценностей, агрессивная культурная среда (культ насилия, культ денег).

Однако главными факторами, делающими женщин и девушек уязвимыми для преступников, несомненно, являются бедность и безработица.

Самыми проблемными регионами, где проживают пострадавшие от торговли людьми, являются, по оценкам экспертов МОМ: Дагестан, Астрахань, Ижевск, Хабаровск, Петрозаводск, Волгоград, Уфа. Из 280 пострадавших, получивших помощь в рамках проекта «Предотвращение торговли людьми в РФ», 73% были завербованы при личном контакте, 11% - вовлечены в торговлю людьми путем похищения, обмана либо принуждения, 9% - откликнулись на объявления и предложения агентств, 7% - завербованы родственниками.

​3.2. Меры, направленные на предотвращение торговли женщинами

В России действует около ста неправительственных организаций (НПО), занимающихся теми или иными аспектами проблемы торговли людьми. Основные направления их деятельности – это информационные кампании, направленные на потенциальных жертв торговли и мероприятия по защите и оказанию правовой помощи пострадавшим. Мероприятия по повышению уровня осведомленности населения и информационные кампании с помощью печатных или электронных средств массовой информации проводятся в регионах регулярно. Кроме того, в сотрудничестве с НПО-партнерами, Международная Организации по Миграции организовала работу единого общероссийского телефона, оказывающего информационную помощь пострадавшим и их близким.

Информационно-консультационные центры (ИКЦ) предназначены для информирования и консультирования населения, включая мигрантов из других регионов России и иностранных граждан, по правовым и другим вопросам, связанным с рисками попадания в ситуации торговли людьми. Как выяснила Комиссия, особое внимание специалисты центров уделяют вопросам трудовой миграции и группам риска, к которым относятся социально уязвимые категории граждан, чаще всего оказывающиеся жертвами торговли людьми (женщины-мигранты, безработная молодежь, подростки из неблагополучных семей, сироты).

На базе ИКЦ ведется бесплатное консультирование (индивидуальное, по телефону анонимной «горячей линии» и по электронной почте) по вопросам, связанным с проблемой торговли людьми, эксплуатации и оказания помощи пострадавшим; по вопросам миграционного законодательства; по трудовому договору и правам и обязанностям работодателя и работника, а также по другим социальным вопросам. При необходимости дополнительной информации или специализированной помощи, обращающиеся в информационные центры за консультацией, перенаправляются в другие государственные и негосударственные структуры (медицинские, социальные и пр.). На базе московского ИКЦ существует даже такая уникальная функция как поиск пропавших без вести (по обращениям родственников на «горячую линию»).

По официальной статистике, с момента введения указанных статей в уголовное законодательство России правоохранительными органами было выявлено несколько десятков организованных преступных групп, свыше 2000 лиц, причастных к преступлениям, связанным с торговлей людьми, занимающихся вербовкой российских граждан с целью их сексуальной эксплуатации, как за рубежом, так и внутри страны

Согласно информации из МВД Российской Федерации, в 2009 году раскрыто 71 преступление, связанное с торговлей людьми, из них 28 было совершено организованными преступными группами. Кроме этого, установлены и задержаны участники организованных групп и преступных сообществ, совершивших 64 преступления, связанных с похищением человека. За эти преступления привлечен к уголовной ответственности 51 участник организованных групп и преступных сообществ.

По данным ГУВД Москвы, только в столице в 2009 году было зафиксировано 17 случаев торговли людьми, что на 9 случаев больше, чем в 2008 г. В частности, были арестованы двое вьетнамцев, которые поставляли своих соотечественников в Москву с целью «сексуальной эксплуатации». В суд было передано 12 уголовных дел по фактам данных преступлений.

По мнению Комиссии, ключевую роль в предупреждении, выявлении, перенаправлении и расследовании случаев, связанных с торговлей людьми, играет взаимодействие правоохранительных органов и неправительственных общественных организаций.

Так, например, большинство пострадавших были направлены в Москву миссиями Международной Организации по Миграции (МОМ) других стран (41,4%). Кроме того, в последнее время выросло количество пострадавших, выявленных и перенаправленных правоохранительными структурами (30,4%).

Пострадавшим от торговли людьми также оказывается интеграционная помощь. Так, с апреля 2007 года в Москве в рамках проекта МОМ «Предотвращение торговли людьми в РФ» действует комплексный реабилитационный центр для пострадавших от торговли людьми. За время его существования удалось оказать помощь 280 пострадавшим. Большинство женщин, попавших в Центр, были возвращены в Россию из Турции, Греции, Италии и Испании. Были и те, кто подвергался сексуальной эксплуатации в ОАЭ, Кипре, Армении, Грузии и Азербайджане. Кроме россиянок, сотрудники Центра помогали девушкам из других стран - Молдовы, Киргизии, Вьетнама, Украины.

В декабре 2007 года в стране начал работу новый проект «Оказание реинтеграционной помощи жертвам торговли людьми в Российской Федерации».

Федеральным законом «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» утверждена государственная программа «Обеспечение безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства на 2006-2008 годы». На защиту свидетелей, включая жертв торговли людьми, сотрудничающих со следствием, из федерального бюджета выделено 948, 72 млрд. рублей.

Между тем у Комиссии нет информации о количестве женщин, пострадавших в результате торговли, которым была бы оказана помощь в рамках данного закона.

Все существующие сегодня убежища, которые осуществляют интеграционную помощь пострадавшим, а также информационно-консультационные центры, содержатся на деньги западных фондов и западных правительственных структур. МОМ и общероссийская телефонная «горячая линия» также работают при поддержке зарубежных фондов.

Вывод

Несмотря на значительные успехи, достигнутые государством в борьбе с торговлей людьми, в России все еще не налажена система оказания помощи пострадавшим от этого преступления.

Рекомендации

Государство должно взять на себя ответственность по финансированию специализированных учреждений, оказывающих психологическую реабилитацию и интеграционную помощь потерпевшим.

​3.3. Законодательство

Торговля людьми как самостоятельный состав преступления фигурирует в УК РФ с конца 2003г. Федеральным законом от 08.12.2003 № 162 (в настоящее время в редакции от 11.03.2004; далее - Закон № 162) в уголовное законодательство Российской Федерации была впервые введена ответственность за торговлю людьми. До этого момента к числу преступлений против личной свободы относились такие деяния, как похищение человека (ст. 126 УК РФ); незаконное лишение свободы (ст. 127); незаконное помещение в психиатрический стационар (ст. 128).

Включение в Уголовный кодекс РФ статьи 127.1 «Торговля людьми» позволило привлекать виновных к уголовной ответственности за ряд деяний, которым нельзя было дать надлежащую правовую оценку по действовавшему ранее уголовному закону.

Торговля людьми включает куплю-продажу либо вербовку, перевозку, передачу, укрывательство или получение лица, совершенные в целях эксплуатации, под которой подразумевается использование потерпевшего для занятия проституцией или иных форм сексуальной эксплуатации, рабского труда либо иное подневольное состояние (примечание 2 к ст. 127.1 УК РФ).

Купля-продажа человека наказывается лишением свободы на срок до шести лет.

Кроме того, в целях усиления защиты жертв торговли людьми 20 августа 2004 года принят Федеральный закон РФ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства», уже упоминавшийся нами выше.

Данным законом устанавливается система мер государственной защиты потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства, включающая меры безопасности и меры социальной защиты указанных лиц, в том числе и по уголовным делам о торговле людьми. Согласно положениям данного закона, государственной защите также подлежат перечисленные в УПК РФ близкие родственники, родственники и близкие лица, противоправное посягательство на которых оказывается в целях воздействия на лиц, являющихся участниками уголовного судопроизводства и подлежащих государственной защите.

На данный момент Комиссии неизвестно о фактах применения данного закона в случаях, касающихся торговли людьми.

3.4. Предвзятое отношение представителей государства и средств массовой информации к пострадавшим от торговли женщинами

Как выяснили эксперты Комиссии, сотрудники правоохранительных органов часто испытывают недоверие к общественным организациям, занимающимися проблемой торговли женщинами.

Так, стратегия МОМ в сфере противодействия торговле людьми предусматривает, помимо прочего, содействие государственным структурам в совершенствовании законодательства и политики по противодействию торговле людьми, а также сотрудничество с правоохранительными органами. Однако трудности имели место и в рамках проекта «Оказание реинтеграционной помощи жертвам торговли людьми в Российской Федерации».

Подобное убежище начало функционировать в рамках проекта в Ростове-на-Дону, на базе НПО «Ресурсный центр по профилактике насилия». Однако центр вынужден был приостановить свою работу, успев оказать помощь лишь трем женщинам. Решение связано с тем, что с момента открытия убежища так и не удалось наладить информационное взаимодействие с правоохранительными органами региона. В связи с этим было принято решение «сконцентрировать усилия на разъяснительной работе, налаживании взаимодействия между общественными организациями и правоохранительными органами».

По утверждению экспертов Комиссии, многие представители средств массовой информации нередко раскрывают проблему любого вида насилия над женщинами, и, в частности, проблему торговли женщинами, с позиции «сама виновата». Так, например, в рамках работы Комиссии Псковская областная общественная организация «Независимый социальный женский центр» (далее НСЖЦ) провела в 2008 году мониторинг местных печатных изданий на предмет дискриминации женщин во всех сферах. В процессе мониторинга были проанализированы материалы семи средств массовой информации. Анализ показал, что в местных газетах не только присутствуют подобного рода объявления, но фактически совершенно не фокусируется и не освещается тема нарушения прав женщин. Гораздо большее внимание уделяется негативному образу женщины (статьи о женщинах, бросивших своих детей, о женщинах-преступницах и алкоголичках и проч.).

Между тем Комиссия уверена, что информация, появляющаяся на страницах газет, звучащая по радио и в телевизионных программах, способна во многом повлиять на состояние проблемы, изменить отношение к торговле женщинами в обществе. Средства массовой информации могут стать важным союзником государственных, международных и неправительственных организаций по информированию общества о существовании проблемы торговли людьми и ее последствиях.

Вывод

Стереотипное восприятие женщин, пострадавших от работорговцев, со стороны представителей государства и СМИ, а также отсутствие специальной обучающей программы для них, направленной на изменения их восприятия демонстрирует невыполнение Россией Статьи 5 (а) Конвенции, обязующей применять все соответствующие меры «с целью изменить социальные и культурные модели поведения мужчин и женщин с целью достижения искоренения предрассудков и упразднения обычаев и всей прочей практики, которые основаны на идее неполноценности или превосходства одного из полов или стереотипности роли мужчин и женщин».

Рекомендации

Комиссия считает, что государство обязано содействовать гендерному просвещению населения путем государственного финансирования социальной рекламы. Инициировать в государственных СМИ просветительские публикации и передачи по проблемам гендерного равенства, защиты женщин от дискриминации и всех видов насилия - в частности, торговли женщинами с целью сексуальной эксплуатации.

Кроме того, государство должно проводить работу по укреплению механизмов взаимодействия государственных структур и общественных организаций - например, по созданию специализированных подразделений по борьбе с торговлей людьми.

Комиссия также считает необходимым в сотрудничестве с неправительственными организациями разработать и внедрить программу ранней профилактики торговли людьми в виде учебных курсов для подростков и молодежи в соответствующих образовательных учреждениях.

Часть 4.
Насильственные преступления против женщин как часть национальных обычаев

4.1. Похищение невест

​4.1.1. Масштаб и описание проблемы похищения невест

В России отсутствует официальная статистика по данному виду преступлений в отношении женщин.

Между тем, по данным дагестанской общественной организации «Лига защиты матери и ребенка», которая принимала участие в мониторинге ситуации с правами женщин в рамках работы Комиссии, только в республике Дагестан за 2008 год было зарегистрировано 180 случаев похищений.

По данным Комиссии, такие преступления совершаются не только на Кавказе, но и в других регионах России. Все чаще они стали происходить за тысячи километров от Северного Кавказа.

Многие материалы подобных дел говорят Комиссии о том, что непринадлежность девушки к мусульманской религии, незнание горских традиций - вовсе не страховка от похищения, как показывает следующий случай:

В городе Тольятти в ноябре 2009 года Ильдус Ишкулов попросил двух своих знакомых похитить молодую женщину с целью совершения с ней обряда бракосочетания по мусульманским обычаям. 26 ноября 2009 года они схватили женщину, посадили женщину в автомобиль и доставили к дому заказчика в село Подстепки Ставропольского района. В указанном доме он совершил изнасилование потерпевшей, после чего в этот же день молодую женщину доставили в мечеть города Тольятти для совершения обряда бракосочетания. Собрав последние силы, Галина воспользовавшись присутствием свидетелей, стала звать на помощь. Она кричала что ее похитили и привезли силой в мечеть. Испугавшись последствий Ишкулов сбежал из мечети.

По данным Комиссии, лишь 25% похищений происходят с согласия невесты. «Древний обряд», который не соответствует мусульманским канонам, противоречит законодательству и нарушает права человека, является лишь удобным прикрытием, ссылкой на «традиции», а, в итоге, насилием, не вписывающимся в реалии современного общества.

Правоохранительные органы весьма лояльно относятся ко всем случаям, связанным с похищением девушек, расценивая их как предсвадебные мероприятия.

Одна из ключевых проблем (особенно, как выяснили эксперты Комиссии, в кавказских регионах) – это отсутствие убежищ и государственных учреждений для женщин. Так, например, единственная благотворительная больница в городе Махачкала, оказывающая помощь женщинам в подобных случаях, попала под «сокращение» по субъективным «земельным» причинам.

Таким образом, Комиссия не может назвать точное число похищений женщин с целью женитьбы. На основе собранных данных и свидетельств, мы можем предполагать, что масштаб подобных преступлений - несколько тысяч в год.

​4.1.2. Недостатки законодательства

Во времена СССР в Уголовном кодексе была отдельная глава «Преступления, составляющие пережитки местных обычаев», которая включала в себя статьи о похищении невест и кровной мести. Данные преступления делились на 2 группы: преступления, связанные с обычаем кровной мести, и преступления, посягающие на свободу и равноправие женщины в семье и быту.

В принятом в 1996 году новом Уголовном кодексе такая глава отсутствует.

В настоящее время данные преступления попадают под статью 126 УК РФ «Похищение человека»:

1. Похищение человека - наказывается лишением свободы на срок от четырех до восьми лет.

2. То же деяние, совершенное: а) группой лиц по предварительному сговору; … в) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия; г) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия; д) в отношении заведомо несовершеннолетнего… - наказывается лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет.

Однако примечание, данное в конце этой статьи, делает в подавляющем большинстве случаев невозможным привлечение к уголовной ответственности похитителей невест:

«Лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления».

Проблема в том, что сам факт похищения становится роковым для девушек. Как мы указывали выше, по местным правилам, если женщине не удастся убежать до наступления утра, то она не сможет избежать брака. Если незамужняя женщина проводит ночь в доме мужчины, даже без наличия сексуального контакта, ее автоматически считают его женой.

2 апреля 2008 года Государственная Дума РФ рассмотрела поправки в Уголовный кодекс РФ, подготовленные ингушскими законодателями, предусматривающие введение специального наказания за похищение женщин с целью заключения брака. Авторы поправок отмечали, что правоохранительные органы республик Северного Кавказа, где до сих пор есть традиция похищать женщин для заключения брака, не могут привлекать похитителей к ответственности именно из-за примечания к статье УК. При этом потерпевшая сторона, не найдя защиты у государства, часто пытается самостоятельно возместить ущерб от нанесенного оскорбления - а именно так расценивается похищение женщины местными обычаями. Это создает угрозу для внесудебного разрешения конфликта.

Госдума поправки отклонила.

4.1.3. Меры, направленные на предотвращение похищения невест

Примирителями в какой-либо конфликтной ситуации на Востоке во все времена были алимы и имамы. Учитывая эти исторически сложившиеся традиции, исламское духовенство в проблемных регионах Кавказа использует свое влияние как рычаги воздействия на похитителей. Например, в 2007 году Духовное управление мусульман Дагестана (ДУМД) устроило собрание алимов, на котором было решено, что в дагестанских мечетях шариатский брак - никях (он совершается в первую очередь, загс — дело второстепенное) между сбежавшими влюбленными заключать не будут.

На местах, по информации правозащитной организации «МАШР», решили бороться с кражами невест и в Ингушетии. Так, например, имам ингушского села Пседах установил крупный штраф за похищение невест. Нововведение оказалось эффективным - кражи прекратились. Муллы и муфтии Чеченской Республики так же ведут разъяснительную работу с молодежью, и облагают похитителей штрафами в размере 30 тыс. рублей.

Логику «от информации к действию» используют и общественные организации. На Кавказе НПО проводят семинары, направленные на информирование женщин о своих правах; бесплатные юридические консультации; дискуссии в женских клубах.

4.2. Убийства чести

Убийства чести — это акты насилия, обычно убийства, совершённые членами семьи мужского пола против членов семьи женского пола, которые, по их мнению, навлекли на семью бесчестие.

Женщина может стать жертвой подобного убийства по многим причинам, включающим в свое число отказ от запланированного семьей замужества, пережитое сексуальное насилие, желание развестись (даже если муж её притесняет) или ведет слишком свободный образ жизни. Причем, даже за изнасилование, в том числе кровосмесительное, ответственность возлагается, прежде всего, на женщину. Мужчины считаются менее виновными – скорее всего это женщина соблазнила его. А женщина должна защитить свою честь даже ценой жизни: если осталась жива - ее осудят за «ошибку».

Опозоренных девушек убивают отцы, мужья, братья, дяди или сыновья. Как правило, скрытно – дома. Причем матери и сестры жертвы часто покрывают «убийства чести», а иногда и помогают их выполнить. Ведь, по их мнению, жизнь несчастной все равно разрушена позором.

Конечно, точной статистики подобных преступлений ни в России, ни в мире нет. Однако Комиссии удалось прямо (на основании конкретных фактов) и косвенно (на основании мониторинга интернет-чатов, о котором мы расскажем ниже) доказать, что подобный варварский способ насилия над женщинами имеет место и в нашей стране.

​4.2.1. Описание и масштаб проблемы убийств чести

В рамках работы Комиссии было выявлено несколько случаев данного вида преступлений против женщин в России.

26 ноября 2008 года в Чечне были обнаружены тела семи девушек со следами огнестрельных ранений. Осмотрев тела, эксперты установили, что погибшие — молодые женщины в возрасте примерно 20-30 лет. Все они были убиты одиночными выстрелами из автомата Калашникова, сделанными с близкого расстояния в голову и грудь жертвам.

Как сообщил представитель правоохранительных органов, предположительно девушки могли стать жертвами преступников, которые целенаправленно выбирали женщин, ведущих, по их мнению, аморальный образ жизни. На это указывают детали произошедших убийств. По свидетельству одного из следователей, «все убитые женщины были одеты в дорогую одежду, имели при себе приличные суммы денег и ювелирные изделия. Целью преступлений не была нажива".

Это не первый подобный случай в Чечне. В результате проведенного нами мониторинга были выявлены несколько случаев убийств чести, имевших место в республиках Северного Кавказа. В частности, в Чечне и Дагестане.

Иногда жертвами подобных преступлений становятся не только женщины, но и дети.

В ноябре 2007 года житель дагестанского села Шалиб убил кинжалом двоих несовершеннолетних детей и жену. Как установило следствие, убийца в результате возникшей ссоры с женой посчитал, что она его «опозорила». После этого он ударил кинжалом сына 1996 года рождения, затем дочь, 1995 года рождения, и потом зарезал жену.

В большинстве своем эти преступления имеют скрытый характер. Многие девушки и женщины, убитые во имя «чести», либо просто числятся в разряде «пропавших без вести», либо родственники вообще не информируют правоохранительные органы о пропавших. Это подтверждает история, выявленная нами в результате мониторинга:

К председателю дагестанской организации «Лига защиты матери и ребенка» обратилась женщина с просьбой о психологической помощи. Ее дочь полюбила женатого мужчину, и тот предложил ей выйти за него замуж и стать его второй женой (официально многоженство законами Российской Федерации запрещено, но на практике в мусульманских семьях эта ситуация встречается достаточно часто).

Муж и сыновья обратившейся были категорически против замужества её дочери, и за то, что она их ослушалась, они убили девушку. Мать оказалась пассивным соучастником убийства. Она испытала сильнейший стресс, так как не смогла помочь дочери и остановить своих сыновей и мужа, обратившись в правоохранительные органы. Чтобы спасти дочь, надо было пожертвовать свободой сына и семейной честью. В результате случившегося женщина испытывала тяжелейший шок, особенно от невозможности найти хоть какой-нибудь минимально приемлемый выход из сложившейся ситуации.

Правоохранительные органы не приняли должных мер к розыску и наказанию убийцы еще и потому, что такие ситуации на Кавказе традиционно считаются внутрисемейным делом.

Предположительно десятки женщин ежегодно становятся жертвами убийств чести в России. Местные чиновники часто подкупаются, чтобы игнорировать расследования: женщин, убитых в результате избиения, сожжения, удушения или выстрела объявляют самоубийцами, невзирая на многочисленные раны. Эти преступления также объявляют несчастным случаем или чаще всего замалчивают. Женщины считаются «пропавшими без вести».

Таким образом, по причине скрытого характера данных преступлений в отношении женщин, Комиссия не может выявить точное количество убийств чести в России. Тем не менее, на основании уже обнаруженных фактов, мы утверждаем, что эти преступления имеют место и игнорировать их нельзя.

​4.2.2. Законодательство

В настоящее время убийства чести не включены в уголовный кодекс в качестве отдельного вида преступления против личности.

​4.2.3. Отсутствие государственной позиции

Общественные организации в силу скрытости подобных преступлений, как правило, узнают о трагедии, когда она уже случилась.

Масштабных действий по предотвращению данного вида насилия над женщинами (например, просветительская работа религиозных деятелей с мужчинами в мечетях, патронат участковых, направленный на семьи, в которых высока вероятность подобного преступления и проч.) Комиссия не обнаружила.

Как показал мониторинг, для того, чтобы проблема попала под серьезный правительственный контроль, дело должно быть «громким»

Одним из самых серьезных барьеров здесь, несомненно, являются общественные стереотипы, а именно отношение мужской части населения к женщинам в ряде проблемных регионов.

Что говорить об обычных жителях кавказского региона, если даже серьезные деятели могут позволить себе высказывания, подобные заявлению уполномоченного по правам человека в Чечне Нурди Нужиева. «К сожалению, есть у нас такие женщины, которые стали забывать о кодексе поведения горянок. В отношении таких женщин их родственники — мужчины, считающие себя оскорбленными, порой совершают самосуды»,— заявил чеченский омбудсмен, отметив, что сейчас в республике по инициативе президента Рамазана Кадырова «развернута широкомасштабная работа по нравственному воспитанию молодежи».

Выводы

Выявленные факты насильственных похищений женщин с целью женитьбы и убийств во имя чести грубо нарушают Статью 2 Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, которая напрямую обязывает Российскую Федерацию «принимать все соответствующие меры, включая законодательные, для изменения или отмены действующих законов, постановлений, обычаев и практики, которые представляют собой дискриминацию в отношении женщин». Также Статья 5 Конвенции обязывает правительство принимать все соответствующие меры с целью «изменить социальные и культурные модели поведения мужчин и женщин с целью достижения искоренения предрассудков и упразднения обычаев и всей прочей практики, которые основаны на идее неполноценности или превосходства одного из полов или стереотипности роли мужчин и женщин». Статья 16 Конвенции напрямую указывает на необходимость соблюдения права на свободный выбор супруга и на равноправие в браке: «1. Государства-участники принимают все соответствующие меры для ликвидации дискриминации в отношении женщин во всех вопросах, касающихся брака и семейных отношений, и, в частности, обеспечивают на основе равенства мужчин и женщин: а) одинаковые права на вступление в брак; b) одинаковые права на свободный выбор супруга и на вступление в брак только со своего свободного и полного согласия; c) одинаковые права и обязанности в период брака и при его расторжении».

Рекомендации

Комиссия считает, что государство должно взять под особый контроль процесс расследования фактов преступных действий по отношению к женщинам, совершенных как часть национальных обычаев.

Эксперты Комиссии также считают необходимым внести дополнения в ст. 126 УК РФ «Похищение человека», учитывающие характер подобных преступлений, совершенных как часть обычаев. В частности, необходимо ввести дополнение к примечанию («Лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления»), указывающее, что в случаях похищения женщин с целью заключения брака данное примечание не действительно. Кроме того, следует вновь ввести в УК РФ главу «Преступления, составляющие пережитки местных обычаев», которая включала бы в себя статьи о похищении невест, кровной мести и убийств чести.

По мнению Комиссии, государство должно выделить бюджетные средства на проведение широкомасштабной образовательной кампании для населения северокавказских республик с целью искоренения преступлений в отношении женщин, основанных на обычаях и традициях.

Приложение.
Национальная Независимая Комиссия по правам женщин и насилию в отношении женщин:

Председатель:

Марина Писклакова, Москва

АННА – Национальный центр по предотвращению насилия,

Директор

Национальная сеть по предотвращению насилия,

Председатель

Международная организация «Живые голоса»,

Член международного совета

Члены Комиссии:

Светлана Баженова, Владивосток
АНО "Дальневосточный центр развития гражданских инициатив и социального партнерства",
Директор

Наталья Васильева, Псков
Псковская областная общественная организация
"Независимый социальный женский центр",
Председатель Исполнительного Совета
Руководитель Правозащитной службы

Галина Гришина, Москва
Общественная региональная организация
"Восток-Запад: Женские Инновационные Проекты",
Генеральный директор
Портал "Женщина и общество",
Редактор

Людмила Ермакова, Екатеринбург
Кризисный центра"Екатерина" для женщин и детей
переживших насилие в семье,
Президент
Коалиция кризисных центров Урало-Сибирского региона
«Вместе мы – сила»,
Президент 

Анастасия Ермолаева, Нижний Новгород
Нижегородский Женский Кризисный Центр,
Директор
Нижегородское Областное Отделение Общероссийского Общественного Движения Женщин России,
Заместитель председателя
Врач-психотерапевт, магистр в области социальной работы Нью-Йорксого Университета.

Елена Золотилова, Ростов-на-Дону
Областной центр социальной помощи семье и детям г. Ростова-на-Дону,
Заведующая отделением для женщин, оказавшихся в трудной жизненной ситуации
Автономная некоммерческая организация
«Региональный ресурсный центр по профилактике насилия»,
Президент

Надежда Кокшарова, Ижевск
ОО «Центр поддержки женских инициатив «Теплый дом»,
Председатель Правления

Лариса Корнева, Санкт-Петербург
СПб ОО «Служба социально юридической помощи пострадавшим от насилия "Александра»,
исполнительный директор,
психолог- психотерапевт,
тренер

Лариса Понарина, Москва
АННА – Национальный центр по предотвращению насилия
Заместитель директора

Наталья Середа, Барнаул
АРОО «Женский Альянс»,
Директор

Андрей Синельников, Москва
АННА – Национальный центр по предотвращению насилия,
Заместитель директора

Любовь Штылева, Мурманск
ОУ "Мурманский кризисный центр для женщин "Приют",
волонтер
кан.пед.наук, доцент

 

1 Интервью исполняющего обязанности начальника Департамента охраны общественного порядка МВД России генерал-­лейтенанта милиции М. Артамошкина. Опубликовано на сайте МВД 24.01.2008. Адрес ссылки: http://www.mvd.ru/news/14047/

2 Т. Семилейская. «В текущем году в Пермском крае на бытовой почве убито более 370 человек», Новый Регион – Пермь, 26.06.2008 г.

3 Пропастина М. Социологическое исследование актуальности проблемы насилия женщин г. Магнитогорска // Инновации в системе профилактики семейного неблагополучия. Под ред. Воронкова А. Челябинск: 2007

4 По сообщению пресс-центра МВД России «В МВД России прошло очередное заседание Правительственной комиссии по профилактике правонарушений» на сайте МВД: http://www.mvd.ru/anounce/6022/

5 Официальный сайт прокуратуры Татарстана. http://www.prokrt.ru/news/o1519/

6 Интервью исполняющего обязанности начальника Департамента охраны общественного порядка МВД России генерал-­лейтенанта милиции Михаила Артамошкина. Опубликовано на сайте МВД 24.01.2008. Адрес ссылки: http://www.mvd.ru/news/14047/

7 Это подтверждают и данные УВД Ярославской области (2006 год): количество сообщений о преступлениях на семейно-бытовой почве выросло на 27,9 процента, при этом количество убийств вследствие указанных правонарушений увеличилось на 16 процентов, случаев причинения тяжкого вреда здоровью, повлекших смерть потерпевшего - на 10,2 процента. По информации информационного агентства Regnum: http://www.regnum.ru/news/economy/606799.html

8 Насилие в семье – насилие в обществе. Отчет о проведенном исследовании. М.: 2007.

9 И.Горшкова, И.Шурыгина Насилие над женами в современных российских семьях. М., 2003.

10 Интервью исполняющего обязанности начальника Департамента охраны общественного порядка МВД России генерал-­лейтенанта милиции Михаила Артамошкина. Опубликовано на сайте МВД 24.01.2008. Адрес ссылки: http://www.mvd.ru/news/14047/

11 Насилие в семье – насилие в обществе. Отчет о проведенном исследовании. М.: 2007.

12 По информации на портале newsru.com: http://www.newsru.com/russia/04sep2008/chaika_print.html

13 В. Радченко, «Хорошо сидим». "Российская газета" - Федеральный выпуск №4741 от 2 сентября 2008 г.

14 По сообщению на правоохранительном портале Российской Федерации http://www.112.ru/publish/00/01/0501.01/2008/09/24/rss_11779/rss_11779.full.shtml

15 Информация предоставлена Мариной Захаровой (г.Екатеринбург), магистром права, адвокатом Коллегии адвокатов «Свердловская областная гильдия адвокатов». Эти данные подтверждаются и Р.Искандыровым, старшим участковым уполномоченным РУВД Курчатовского района г. Челябинска: «90% из этих дел прекращаются по разным причинам. Это и по причине примирения, и из-за того, что потерпевшие по истечении времени просто не хотят ходить по судам и приводить документы в порядок». Цит. по Искандыров Р.В. Значение сотрудничества участковых уполномоченных и общественных организаций в системе профилактики домашнего насилия// Инновации в системе профилактики семейного неблагополучия. Под ред. Воронкова А. Челябинск: 2007

16 Уголовный кодекс Российской Федерации: http://ukrf.narod.ru/

17 Вопросы уголовного права и процесса в практике Верховных Судов СССР и РСФСР. М., 1980, с. 102

18 Сб. пост. Пленума Верх. Суда РФ. 1961 - 1994\3. М., 1994, с. 230

19 Сборник постановлений и определений ВС РСФСР, 1974, с. 296

20 По информации на портале newsru.com. http://www.newsru.com/crime/03jun2008/screwmurd_60_print.html

21 Насилие в семье - насилие в обществе. Отчет о проведенном исследовании. М.: 2007.

22 По сообщению пресс-центра МВД России «В МВД России прошло очередное заседание Правительственной комиссии по профилактике правонарушений» на сайте МВД: http://www.mvd.ru/anounce/6022/

23 По сообщению новостного сайта: http://www.newsru.com/russia/08sep2008/sambuka_print.html